Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Остров в океане [Венгерберг; 1269]


Остров в океане [Венгерберг; 1269]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Остров в океане
http://s4.uploads.ru/VB2S3.png


Время: 1269, конец декабря. Поздний вечер.
Место: Венгерберг, Аэидрн;
Участники: Теньена, Саския + НПС;

Погода: -15C. Снегопад.

В Венгерберге во всю шумит новогодняя ярмарка; год у крестьян и горожан выдался нелегкий, а потому, все спешат отметить знаменательную дату, а заодно забыться в алкоголе.
На территории вечерней ярмарки повсеместно проходят различные шумные и не очень конкурсы. Народ стремительно напивается, торговцы впаривают пьяным людям товар, что они отродясь не купят в трезвом состоянии; мужики лапают баб, бабы не против, собаки лают, караван идет.


музыка для вдохновения

Три фигуры в теплых походных плащах медленно приближаются к городским вратам небезызвестного города. Звонкие монеты - и троицу женщин пропускают на шумную ярмарку без излишних вопросов.
Под меховыми глубокими капюшонами скрыты миловидные, молодые лицы, а также острые длинные уши двух из трех гостий Венгерберга. Амна и Офра - две зрелые эльфки, телохранительницы Саскии, сопровождали свою военачальницу везде; а когда та уверяла, что в помощи не нуждается, старались навязать помощь, пока не ответить им грубостью.
Первоначальной целью прибытия Девы в Венгерберг была встреча с родителями Дебры, а точнее - с ее матерью, имеющей связи при дворе Лирии. Если кто-то и знает, где можно собрать армию, то только человек, приближенный к Королеве.

Вдоль широкой дороги расположились множество шатров и палаток. Возле зданий уже кто-то активно блюет. Кого-то выкинули из крупного придорожного трактира, в котором играет музыка лютни и бубна, а кого-то под белы рученьки из заведения выводит стража. Празднование ярмарки идет полным ходом, а мир пылает яркими новогодними красками. Социальные слои заметно смешивались; только самые невезучие стражники, которым довелось получить дежурство на праздник, оставались трезвыми. Остальные же успели и напиться, и начать распевать песни, которые на службе они бы никогда не исполнили.

Отредактировано Саския (2017-10-23 05:44:35)

+1

2

Кругом падал снег и это было необычайно красиво. Красивы были даже люди, чьё уродство прикрывали меха и шапки. Красив был украшенный город. Не смотря на все беды, люди веселились. Людям был необходим праздник, чтобы хотя бы на время забыть о своих проблемах. Но во всем празднике было одно исключение, которое шло в осенних сапогах, укутанное в летний зелёный плащ. Этому исключению нравился холод. И это исключение любовалось всем происходящем.

Прошло пять лет, но Тень вспомнила лишь малую часть своей жизни. Паршивое чувство быть другой, чем раньше. Девушка чувствовала, что она была другой. И беспомощность в этом вопросе её раздражала, о сейчас девушка любовалась всем происходящем. Сердце просило зарисовать эти смутно знакомые панорамы. Поворот и Теньена выходит на городскую площадь, где проходила праздничная ярмарка. Любопытство берёт верх и Тень решает пойти туда. На входе два толстых стражника требуют денег, но Тень без слов одним взглядом убеждает, что на самом то деле ей пройти можно и без платы.

Ярмарка производила сумбурное впечатление. Люди блядовали, погружаясь во всевозможные и невозможные грехи, но в этом не было никакого негатива. Теньена испытывала дискомфорт из-за нахождения в месте с таким количеством людей и вероятнее всего, она бы и ушла, если не увидела красочный кирпичный трактир с необычным парадным входом. У лестницы блевало две сомнительного вида мамзели, но впечатлилась девушка другим. Смутное ощущение, что это уже было. Значит - она на правильном пути.

Тень выдумывать не стала и пошла через центр всей ярмарки. Люди смотрели косо на одетую в летнюю одежду девушку. Впрочем, волновало ли кого это в пьяном угаре? Девушка поднимается по ступенькам и оказывается на большом кирпичном крыльце. Зрение резко теряет свою резкость. От неожиданности Тень облокачивается на перила и выпадает из настоящего момента. Теперь перед ней была пустая площадь, а на самой улице отсутствовал даже намёк на снег. Очередной фрагмент разбитого зеркала. Память начинает постепенно возвращаться. Небольшими кусочками всплывают мысли, ощущения... Из ниоткуда появляется навязчивое ощущение сдавленной груди.

Теньена выходит из стазиса в следующую секунду и обнаруживает себя в объятиях убитого в хлам дворянина средних лет.
- ...ты чего так холодно одета, девочка?
Целуя ее в щеку, его левая рука лапала Тень за грудь, а правая направлялась ей в штаны. В следующую секунду мужчина собирается поцеловать её в губы, но его встречает взгляд Тени, тяжесть которого сбила весь его похотливый пыл. Небольшое движение и Теньена берет мужчину за левую руку, делая одно действие. Мужчина не закричал только потому что был загипнотизирован. Иначе не закричать во время того, как твою руку проворачивают на 360 градусов, весьма проблематично.

Тень отходит в сторону и прячет руку из которой появились когти за спину. Сказать, что Теньена была раздражена - ничего не сказать. Ей с трудом удаётся совладать с собой. Когти пропадают и вроде бы люди с улицы этого не заметили. Но интуиция говорила, что кто-то заметил. Нужно было уходить, но Тень желала всем своим естеством вернуть память. Потому, она спокойно спускается по ступенькам и ныряет в поток ярмарки. Сделать круг и вернутся обратно. Быть может, ей удастся войти в то состояние ещё раз.

+1

3

Саския чувствовала себя в шуме комфортно. Она - Дева Аэдирна, Дева Войны, отлично ориентируется в многолюдных сабантуях, игнорируя творящийся хаос и сумасшествие. Куда привычнее, впрочем, Саскии была битва, а не празднества.
Завернув в ближайшую конюшню, гостьи Венгерберга спешились. Натянули поплотнее на головы глубокие капюшоны. Каждая помнит свою цель - найти Амату Рухх и вывести ее отсюда. Необходимо действовать. Напиваться и радоваться жизни времени нет.

Три девушки осторожно вошли в шумную толпу. Венгербергский большак был перекрыт множеством палаток и шатров, не проехать, ни пройти. Кто-то регулярно норовил “подкатить шары” к Амне и Офре, но дело раз за разом заканчивалось пощечиной; да так часто, что когда одну за руку цеплял пьяный мужик, две другие не обращали на это внимания. У Амны и Офры, помимо привычного, было еще одно, необычное, куда более действенное оружие. Предрассудки. Стоит кметью увидеть их длинные уши, как тут же начнется хаос. Белок в Аэдирне боятся до одури. При необходимости на этом можно будет сыграть.

- Сворачиваем, - коротко и быстро произнесла Саския, меняя направление движения в сторону ближайшего трактира. С главной улицы требовалось свернуть - Амата никогда бы не стала находиться в такой толпе народу.
Как вдруг… Раздался крик. Да такой, что крикун быстро начал срываться на глухой хрип. И это был не крик радости. Этот вопль перекрыл музыку и голоса. Люди, стоящие возле входа в кабак, быстро певратились в любопытных, но испуганных зевак, образовав вокруг мужика ровный полукруг, не решаясь к нему приблизиться. У доброй половины присутствующих из головы мгновенно выветрился алкоголь. Те, кто поумнее, понемногу начали сматывать удочки. Те, что поглупее, стояли и смотрели. Но никто не помог.
- “Холера…”
Ошеломленная толпа игнорирует идущих к месту действия женщин; Саския также не слишком заботится о манерах, расталкивая рослые спины.
Время шло, толпа начинала перешептываться. Кто-то узнал в пострадавшем Аэдирнского рыцаря при дворе Демавенде. Кто-то шепнул, что мужик с вывернутой против резьбы рукой - это советник принца Стенниса. Глядя на него даже сама Саския поняла, что он - не кмет и даже не стражник. Слишком умное, немолодое лицо скривилось в муках нестерпимой боли и животного, дикого испуга.
- Амна, Офра, внимание, - эльфки потянулись к оружию, спрятанному под плащами, но обнажать его не спешили. Саския растолкала последний ряд людей и вышла вперед.
Рука дворянина была… Оторвана. Почти. Такому повреждению позавидуют любые цирковые акробаты, мечтающие дотянуться собственной ладонью до локтя, а локтем - до лопаток.
- Стражу! Позовите стражу!
- Закройте квартал!
- Нильфгаард!
- Нильфгаард?!
- Нильфгаард!
Саския присела возле дворянина, бегло осматривая его тело на наличие иных повреждений. Картина понемногу вырисовывалась в голове. Запнуться и вот так вырвать себе руку он не мог. А где-то в этом хаосе сейчас ходит не слишком-то довольная жизнью старая брукса…
- Кто это сделал? - Саския говорила быстро, негромко, но четко и ясно, чтобы ее мог услышать только дворянин. - Кто ты?
- Р… Рыцарь… Защитник принца Стенниса… А-а-а-а!
Попытавшись взять правое запястье здоровой, левой рукой, рыцарь захрипел от нового приступа боли.
Саския начала узнавать его. Это был сэр Эдмунд из гвардейской династии. Его род веками занимался защитой королевских особ Аэдирна. Ранее - Демавенда, теперь - Стенниса. Всех перечисленных Саския знала хорошо… И, похоже, Эдмунд начал узнавать ее. Взгляд его испуганных, заплаканных глаз начал проясняться и фокусироваться на нависшей над ним женщине.
- С-Саския? Саския? - Он быстро задышал. Похоже, сейчас ему хотелось закричать от смеси радости и удивления. Вот только сбившееся дыхание не позволяло.
- Да, сэр Эдмунд, это я. - Дева положила ему ладонь на плечо. - Кто это сделал?
- Не знаю, я… Все как в тумане. Не могу ничего вспомнить. Я был пьян. Пришла женщина… И напала на меня. Женщина в капюшоне, в зеленом. С молодым лицом. Я встретился с ней взглядом и… Упал. Ничего не понимаю, не помню… Все произошло слишком быстро…
Где-то за толпой стало слышится рычание стражи. Стук металлических сапог по холодному льду и потрескавшейся земле. Амна и Офра вышли из толпы, потянув Саскию на себя.
- Уходим, госпожа, уходим прямо сейчас! - Зашипела Офра, - останемся - проблем не оберемся!
Саския вздохнула. Сэр Эдмунд - отличный фехтовальщик, даже не воин, но солдат и защитник. С такой травмой… Дело всей его жизни закончено. Дева решила не говорить это сейчас. Пусть успокоится. Об этом ему сообщат медики.
С трудом оторвавшись от рыцаря, Саския шмыгнула в таверну, растолкав столпившихся у входа зевак. Начала петлять между рядами столов и стульев, быстро достигнув второго, противоположного входа, выйдя на улицу.

В висках неприятно пульсировало. Амата бы никогда не напала первой. Но Эдмунд - тоже. Загадочная женщина в в зеленом капюшоне пока оставалась инкогнито. Лишь пока. Посетители ярмарки выглядели ярко, стараясь подчеркнуть свою состоятельность. Найти одну особу в темной одежде будет несложно. Да что там, даже сама Саския, при всей своей любви к темным цветам, была одета в длинную белую рубаху и красные штаны.
- Ищите ее. - Коротко молвила Дева. - Но не приближайтесь к ней. Это мать Дебры, нельзя причинять ей вред.

+1

4

Сколь же быстро поднялся балаган. Не успела Тень войти в поток, как поднялся крик на который стали сбегаться люди. Так сбегаются трупоеды, почувствовав объедки. Растерявшись на минуту, Тень решает просмотреть ситуацию. Девушка ловка лавирует сквозь толпу и выбирает позицию слева от злосчастного трактира. Фокусируется и видит горе дворянина, которого окружали люди. Это происходит непроизвольно и Теньена чувствует его боль и страх перед будущем. Эмпатия - отвратительная способность. Девушка переводит взгляд на женщину, что пробилась сквозь толпу и сейчас стояла над несчастным. На удивление - Тень ничего не чувствует. Странно, но пускай так.

В ней играло два чувства. Одно настырно говорило ей, что человек всё получил заслуженно. А вторая часть испытывала жалость к слабому. ...ведь он был пьян. Некая забытая часть твердила ей, что все происходящее неправильно и именно эта часть Тени побудила её выдвинуться.

Кругом стоял шум, вздохи и крики слабо знаемых государств. Если ты захочешь, то двигаться незаметно не составит никакого труда, даже на людной площади. В конце-концов это было заложено в её природе. Тень вновь видит ту деву. Благо та уходит в трактир. Два солдата поднимают дворянина и ведут его прочь из толпы. То, что нужно. Тень стоит за колонной и следит. Как только солдаты поворачивают за таверну, она выходит за ними и одним рывком оказывается рядом. Люди не замечают, Тень бесшумна.

Руки вампирши прикасаются к шеям солдат, что несли дворянина. Головы рефлекторно оборачиваются и их встречает взгляд Теньены. Они остаются стоять неподвижными. Парень понимает, что что-то пошло не так. Его голос наполнен страхом.
- Боже, что ... ты! Помогите! - последние слоги срываются на крик.
- Т-сс
, - Тень прикладывает палец к губам и мужчина подчиняется, вновь становясь куклой.
Девушка присаживается на корточки и смотрит ему в глаза. Руки обхватают его голову. Нет, она не целитель и исправит увечье не способна. Но Тень способна на нечто большое. Подсадить семя, идею человеку в голову. И при определённых обстоятельствах, оно взрастает.
- Ты заслуживаешь куда большего, чем это.[/b]
- ...да.

[b]- Из тебя выйдет хороший землевладелец. Справедливый и честный.

- ...да.
- И сегодня ты не почувствуешь никакой боли.

Тень встаёт, окидывая их взглядом. А после разворачивается и уходит обратно ко входу в таверну. Через минуту они «проснутся» и не поймут, что произошло. Летний плащ раскачивается на ветру и вновь шаг на ступеньку, вновь ощущение чего то смутно знакомого. Но память не возвращается.

Тень снимает капюшон, обнажая сырые от снега волосы и входит в заведение. Как всегда - незаметно. Если она не захочет, ее не услышат и с трудом увидят. Девушку вновь шатает и она усаживается за пустой столик в самом углу. Смутные осколки памяти наваливаются и давят. Но картинки нету. Вампирша залезает в свою сумку, доставая карандаш и лист, после чего начинает в деталях рисовать всю таверну. Мысли, как винтики приходят в порядок и Тень начинает чувствовать себя спокойно. Вновь флешбек...

...это чувство ни с чем не спутаешь. В состояние истиной формы высшего вампира в тебе пробуждается чистое желание убивать. Она парит и пикирует раз за разом на ведьмака с чародейской, которые чудом уворачиваются и наносят контратаки. Один момент всплывает в деталях. Пикирование и ведьмак отрубает Теньене правую руку, в ответ получая рваную рану вдоль всего торса. Чародейка пытается призвать белый огонь, разум борется с чувствами. Нет, слишком многое.

Тень вновь оказывается в таверне. Руки обхватили голову, а она сама дрожит. Слишком многое и ей ее хватает сил осилить. На сегодня с неё хватит. Непонятных флешбеков. Хочется уединится. Но не тут то было.

+1

5

Как же все таки легко послевоенное празднование превращается в массовую народную истерию. И без того взволнованный народ подтолкнули в пропасть. Вырвали руку рыцарю, и половина города протрезвела, а вторая половина города разбежалась по домам. Люди знают, что ни один бандит не посмеет устроить подобное посреди шумной толпы. Но люди не знают, кто именно, кроме бандита, в принципе мог навредить рыцарю Аэдирна. И это приводит людей в панику. Каждый кмет считает, что именно он может стать следующей жертвой бестии. Сие есть инстинкт самосохранения, один из основных первородных инстинктов; когда волка съедают на глазах волчицы, волчица убегает, даже если знает, что хищник насытится волком.

Саския ловко лавировала между бегущими в разные стороны людьми. Амна и Офра спешно порхали по льду и земле за своей военачальницей, вращая головами из стороны в сторону, в поисках “темно-зеленого капюшона”; но когда перед глазами мельтешат толпы народу, а стражники вяжут каждого мало-мальски подозреваемого, отыскать цель практически не представляется возможным.

...

Рыцаря утащили прочь. Вместо этого площадь перекрыли отряды стражи. В городе, все еще страшащемся войны и диверсий, чуть ли не поднимают тревогу, ибо нападение на королевского рыцаря - очень дерзкий ход.
Несколько стражников с символом "V" на черно-красных щитах вошли в кабак; как раз тот, на пороге которого и произошел инцидент. Само собой, заведение уже давно оцепили, а к кварталу, в котором проходил праздник, стало стекаться все больше и больше солдат. Аэдирну, в его текущем виде, нельзя терять свою знать. Демавенд при смерти, Стеннис - разменная монета, теперь рыцари-гвардейцы... Страдают прямо на улицах своего же города.
- Всем сидеть на местах! - Рявкнул аэдирнский бывалый десятник пропитым, но достаточно четким басом. - Вы все - свидетели совершенного преступления!
Оглядевшись, десятник понял, что народу в кабаке не так уж и много. А потому, реально сопроводить их всех на ближайший пост стражи и допросить уже там.
Мужик положил руку на плечо молодой женщине и тряхнул ее со всей своей дурной силы.
- Ну, миледи, собирайтесь.

+1

6

А ведь всё так хорошо начиналось. Теньена была весьма асоциальным существом, и чаша экстраверта переполнилась. Когда терпение сходит на нет, в ноль сводится и самоконтроль. Солдат дёрнул Тень со всей силы, а когда она не подала реакции в ответ, тот попытался её «скрутить». Но не тут-то было. Один толчок и парень падает на пол. Всё внимание на них. Человек не растерялся и обнажает меч. И вот они стоят друг напротив друга.

Человеческая натура весьма тонка и рыцарь чувствует бессознательный животный страх. Заставил ли этот страх его замахнуться на безобидную с виду девушку или же у него сдали нервы – вопрос. Остаётся лишь факт того, что он напал. Но что такое метал против когтей высшего вампира? Скрежет разрезающегося метала заполнил помещение, после тишина, которую прерывает звук того, как добрая половина клинка падает на пол. Все смотрели на миловидную девушку из руки которой выходили когти, что не меньше десяти сантиметров. С этого начался хаос. Солдат не успел отреагировать, как девушка оказалась с ним и швырнула его, как игрушку в его сослуживцев. В итоге трое солдат вылетели из помещения на улицу, за этим последовали крики «Вомпер!» и бегство из трактира. Люди бежали в рассыпную и большинство стражников тоже. Лошади вели себя беспокойно, а некоторые и вовсе побежали прочь, сбивая всё на своём пути. Праздник кончился, актёры умерли.

Сама Тень обратилась в туман и оказалась на балконе второго этажа, наблюдая за происходящем. Сейчас ей был так противен этот город с этими людьми, которые паниковали. Ситуацию пытались взять под контроль отдельно взятые личности с переменным успехом. Теньена собиралась уже уходить прочь из города, как замечает девочку в слезах лет восьми. Ребёнок кричит «мама» и ищет, но в общем хаосе этого никто не замечает. Девочка выбегает на брусчатку и по злосчастности судьбы прямо на неё несется лошадь. Трагедия неизбежна, но нет. Одним рывком Тень оказывает перед ней, что не останавливает лошадь в состоянии раша. Иного выбора не было и Теньена выпускает когти вперёд, разрывая и сбивая лошадь с пути. Кровь, много крови, которая «омывает» саму Теньену и девочку. В глазах темнеет, ведь кровь – она как наркотик. Девушка невольно облизывает губы. Натяжение цепей самоконтроля достигло своего пика. Ещё чуток и они разорвутся к чёрту, и тогда уже весь город омоет человеческая кровь. Во всём происходящем Тень не увидела трёх женщина, что так же спешили на помочь и увидели всю сцену, которая длилась не более трёх секунд. В это же время хаос достигает своего апогея.

Повинуясь неизвестным ей самой инстинктам, Теньена резко, но аккуратно хватает девочку и совершает рывок обратно в злосчастную и уже пустую таверну. Оказавшись на балконе, ей удаётся утащить ребёнка от опасности. Проблематика вопроса состояла в том, что уже сама Тень представляла из себя опасность. Перед глазами девочки стояла бледная женщина, облитая кровью и разумеется от этого вида ребёнок истерил. Теньена хотела залезть в разум к ребёнку и успокоить его, но гипноз — это тонкая работа. В состоянии, когда ты гасишь мысли о том, что попробовать человеческой крови и всеми волевыми усилиями подавляешь это желание, влезть к кому-либо в разум не получится. Со своим бы разобраться… Теньена отворачивается от девочки и слышит, как пустая дверь таверны открылась нараспашку. И весьма грубо… Тень оскалилась.

+1

7

Градус творящегося хаоса, в определенный момент, повысился до критической отметки, а затем упал почти до нуля: народ с площади, несмотря на попытки стражи заблокировать квартал, стремительно разбегался. Доселе на празднике пировали сотни; теперь их осталось несколько десятков. Венгерберг боялся Нильфгаарда, боялся Третьей Северной. Народ два раза уговаривать не пришлось, - стоило на горизонте замаячить чему-то кровавому, нехорошему, как все сразу разбежались кто куда.
Посреди опустевшей площади, среди испуганного люда, стояла девочка. Маленькая, точного возраста человеческих детей Саския определять не умела. Но инстинкт защитницы сработал моментально - женщина, вместе со своей свитой, рванула на помощь человеческому детенышу. На девочку несется озверевшая лошадь. В груди Девы из Аэдирна что-то неприятно екает; несмотря на все свое стремление помочь, на все свое желание, Саския, а точнее ее подсознание, понимала, что она не успеет. В критических ситуациях, когда в крови кипит адреналин, мозг превращается в сверх-мощную счетную машину, со скоростью писчего пера просчитывающую все константы и переменные, все вероятности, действия, что за ними следуют.

- Офра, нож! - Лишь успела рявкнуть Саския сквозь одышку; ее спутница, рыжеволосая эльфка, среагировала мгновенно, достав из рукава метательный ножик. Рыжая замахнулась. С небывалой ловкостью и точностью метнула нож лошади в глаз.
Но до девчонки оставались считанные метры. На полном ходу лошадь запнулась о собственные поводья и перевернулась, готовясь вот-вот накрыть испуганную девочку.
Саския почувствовала, как сердце остановилось, а по спине пробежал неприятный, но колкий холодок.
Нечто очень быстрое и сильное разорвало лошадь на части. Когда только Офра научилась так кидать ножи? Мысль сменилась испугом и настороженностью, когда Саския поняла, что это вовсе не эльфский нож повлек такой эффект.
Черное облако подхватило девочку с площади и понесло в сторону таверны. Затем это облако залетело на невысокий балкон. И превратилось в человека.

Шум на площади стал стихать. Рыцаря давно утащили. Стражники убрались из таверны за подкреплением - кому вообще придет в голову рисковать своей шкурой, сражаясь с вурдалачкой?
Саския, поняв, что дело все таки нечисто, обнажила меч. Изысканное, выполненное махакамским мастером орудие с протяжным свистом покинуло ножны. Рукоять была сжата на уровне головы женщины, а острие лезвие направлено чуть вверх, на вампиршу. Нет, это не была Амата.
Это было что-то похуже.
Амна взмахнула рукой, словно стряхивая с нее воду. В тонкой ладони образовался небольшой магический огонек. Офра достала два своих коротких ножа, сжав оба обратным хватом.
- Это ты все устроила?! - Крикнула Саския вурдалачке, смело глядя той прямо в глаза. - Отпусти ребенка!

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Остров в океане [Венгерберг; 1269]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC