Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » О людях и чудовищах » Золотое дно (Верген и предместья, март 1269-го)


Золотое дно (Верген и предместья, март 1269-го)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sf.uploads.ru/yxVwn.gif
Время: начало весны 1269-го года.
Место: Верген и его богатые предместья.
Участники: Седрик, Каролис, Вель в качестве НПС. И многое-многое другое. Да и многие, многие другие - тоже.

Как доказывает практика, не всё то золото, что блестит. А если оно и вправду является золотом, то прежде чем набивать им сумки, следует проверить, кто это золото охраняет.

0

2

Смеркалось. Окресности Вергена не радовали разнообразием. Редкие деревья и навязчивый почвопокровник. что в осени завяжется крупными вычурными колючками, остатки которых все еще периодами выглядвали из подтаявшего снега. Погода не радовало. Не приятный ветер, не смотря на ясное, сияющее голубизной, небо, неприятно продувал насквозь, преращая скудное облачение эльфа в бесполезное тряпье. Седрик не имел денег на замену. Более того, он все еще расхаживал в одеждах тех самых знаменитых Белок, чьи трупы украшали закоулки лесов и были столь желанны в качестве дохлятины всеми, кто мало мальски походит на человека.
Так случилось, что зиму экс белка переждал в окрестностях Нижней Мархии - Верген был замечательным местом для приюта такого выродка, каким был он. Здесь не было столь ярких рассовых предрассудков. не было лишних вопросов. А посему, остроухому было куда проще спрятаться от лишних глаз тут, ведь он до сих пор пребывал в розыске.
Так минула целая зима. В хибаре на отшибе Седрик нашел себе кров., ровно так же как и ремесло. Он был не плохим охотником и на его столе всегда водилась дичь. Посему, мужчна мог себе позволить и продавать туши убитых зверей, что попадались ему в капкан - время нынче было голодное, а есть хотелось всем. Именно поэтому местные жители закрывали глаза на его облачение и не многозначительны=ую татуирововку на шее - лиственный орнамент, который носили все скоятаэли. Более того, в проженном вояке сложно было ошибиться и увидеть скотовода..
Небо казалось далеким и невероятно легким. Будто очередной вымысел чародеев, что решили обзавестись надувным куполом, ограждающим землю от темной ночной бездны. Ловушки сегодняшним вечером были все пусты. Уже третьи сутки подрят. Хотя, с приходом тепла, дичь должна была повалить с новой силой. Но, видимо, зима не спешила покидать местные чертоги. А почему приходилось ограничиваться тройкой зайцев, парой крупных нутрий да выдрами пару тушек.В общей сложности, улов был не плохим, но елси ссылаться на потребности маленького поселения, подле Вегрена - скупым до невозможного.
Мелкие тушки, подвесив на не крупный крюк, охотник водрузил себе на пояс. Тела более крупной дичи же он закинул на плечо. СДелав пару крупных глотков из фляги со спиртным, он лишь вдохнул морозный, сежий возух, проводя взглядом светило, что спешило скрыться за высокими порослями вековых деревьев.
Снег хрустел под легкой поступью Сеидхе. До деревушки было еще час ходьбы, впрочем, это вовсе н е отягощало остроухого, что давно привык и полюбил одиночество.

+1

3

Мама любила подснежники - это, пожалуй, одно из тех немногих воспоминаний, которые у Каролис остались о той женщине. Когда-то у неё была копна пышных, густых, непослушных смоляных волос, что торчали во все стороны подобно растрепавшимся перьям пустельги, и огромные, просто фантастически чёрные бездонные глаза.
От её густых волос остался лишь седой пучок, который матушка закалывает двумя длинными деревянными шпильками, больше похожими на палочки для еды. А бездонные глаза выцвели от старости. И вся она какая-то из пышущей здоровьем и энергией превратилась в сухой, сморщенный чернослив.
Но глядя в эти, пусть и уже серые глаза, Каролис продолжала видеть в них родное. Как и они - в ней.
Мама любила подснежники - чародейка вспомнила об этом, когда увидела один. Она пнула ногой сугроб, а под ним оказался маленький, едва набухший белый бутон. Один она принесла ей ещё тогда.
Почти месяц прошёл с тех пор, как Каролис шагнула в тот портал на дороге. Почти месяц как её ноги коснулись земли родного города. И каждую неделю, в один и тот же день, уже ровно месяц, Каролис ездит сюда за подснежниками. Срывает один самый раскрывшийся - и едет обратно. Каждый день вот уже ровно месяц, заглядывая в посеревшие от старости глаза своей матери, она видит в них испуг и радость, граничащую с разочарованием.
Каждая мать узнает своё дитя. Даже несмотря на то, что они не виделись долгие двадцать пять лет. Каждая мать узнает свои родные глаза, несмотря на то, что раньше они принадлежали маленькой девочке, а сейчас их носит взрослая окрепшая женщина. И никакая мать не выгонит на улицу ребёнка. Особенно, если только что заново его обрела.
Особенно, если долгие годы после съедали её муки совести. Со временем они обратились в прах. Но прах, который забивался под ногти и болел. Болел до слёз.
Именно поэтому Каролис раз в неделю ездила за город, практически покидая границы предместий, на одну и ту же поляну за чёртовыми цветами.
Потому что она помнила, что мама их любит. А Каролис хотела так ей сказать, что не держит на неё никакой обиды. Несмотря ни на что.
Нет, не так.
Несмотря на всё.

- Ну-ну, дорогая, - шептала она, поглаживая по крупу чернявую кобылу. В другой её руке был цветок. Заветный подснежник. - Ещё миля - и будет деревня. Там попрошу напоить тебя и причесать. И... О! Морковка! Хочешь морковки? Я же помню, ты ради неё гарцевать научишься. И не гляди так на меня! Проказница, ну надо же... В прошлый раз ты съела цветок. Ты, Яблочко! Ох и...  Ты случайно не помнишь, в какую нам теперь сторону? Туда? Или быть может туда? Эй! Милсдарь! С кроликами! Не подскажете, в какой стороне находится деревня?
[AVA]http://s8.uploads.ru/lyBuM.jpg[/AVA]

+1

4

Мало кто забредал в эти места. Ведь именно тут охотники расставляли ловушки, предвкушая близкое соседство с диким зверьем, что вполне могло причинить вред одинокому путнику. Да и дорога эта была замшелой, не ровной и не сподобленной для путешествий. Словом - тут Седрик редко кого встречал. А посему никогда и не ожидал встретить путника. Но не в этот раз..
Он уже почти вышел на тонкую тропку, что извилисто вихляла по не приятному скосу, ведущему в предместья Вергена, когда его окликнул мелодичны, женский голос.
На мгновение, мужчина остановился, не отдавая себе точного отчета что это было - переизбыток алкоголя в организме или злополучные отголоски наваждения. И лишь спустя секунду, кинул не слишком уж радушный взгляд через плечо, не слишком ожидая там увидеть подтверждения своим играм разума. А зря, ведь они там были. Барышня на лошади, что выплясывала ритмичную дробь, оказалась вполне реальной.
Взгляд бегло скользнул по незнакомке, по привычке неосознанно оценивая собеседника, хоть в том давно не было смысла.
- Ежели тебе, Беанна, именно в деревню, то по тропе этой вскоре выйдешь. -Не торопясь повернувшись лицом к наезднице, мужчина сбросил на время с плеча лишний вес, кивнув в направлении указанного поселения. Не большое облако пара вырвалось вмести со словами из его рта. теплом обдавая покрасневшие от морозца щеки.
-Ежели в Верген тебе надобно, то проще будет к тракте сперва проехать. А там уже разберешься.
Кивнув чуть севернее, указывая направление незнакомке остроухий заодно выпрямился, хрустнув при том спинными позвонками - за несколько часов пока пришлось поверять ловушки, тело изрядно устало.
-Впрочем, я направляюсь в поселение. И мог бы составить тебе компанию, Беанна. Ежели, конечно, компания в качестве эльфа не претит тебе..
Почему Седрик решил предложить себя в качестве компании для не длительного путешествия? Все просто. Порой, одиночество угнетало. Он давно кочевал, будучи одним. А ведь ранее его гордыню скрашивали товарищи и друзья. Теперь же этого внутреннего ощущения достигнуть было не возможно. А посему, он изредка пытался скрасить оное такими не длительными знакомствами.

+1

5

Охотников среди селян - много. Как среди городских вергенцев, так и с предместий.
С детства Каролис сохранились воспоминания, как однажды отец приволок домой две жирные туши бурых кролей. Сам он их не убивал, всю жизнь слыл никудышным охотником. Он их выиграл. В кулачном бою. С кем-то из деревенских. Славный тогда был пир.
При ближайшем рассмотрении этот охотник оказался не простым, а самым настоящим эльфом. Видимо, из оседлых. Потому как очень уж гармонично вписывался в окружающую обстановку.
Расистами в этом городе не были. Расистами в этом городе могли только умереть.
К тому же, если речь повести об одной конкретной чародейке человеческого племени и роду, то выясняя пикантные подробности, можно увериться: она - самый антирасистский антирасист из всех антирасистов Аэдирна.
- Спасибо, милсдарь, - ответила Каролис, улыбнулась и махнула рукой в том же направлении, куда указал эльф.
Топографическим кретинизмом она не страдала, но зимой - особенно снежными зимами - крайне трудно ориентировалась на местности. Когда один сугроб похож на другой, деревья одинаково серы и скучны, да и кажется вот эти следы на тропе - твои собственные. К тому же, не считая собственной семьи, этот эльф - первый, пожалуй, с кем она заговорила. Нужно ведь с чего-то начинать.
- Не думаю, что она позволит сесть себе на спину кому-то помимо меня. Но добычу тащить не придётся. Вот, вещай на крюк. Кобылка привычная к поклаже. А меня зовут Каролис.
Он был похож на него. Потому ли, что был эльфом. Или потому что был вторым из всех встреченных ею за жизнь эльфов, который не пытался прострелить ей колено - чародейка пока не поняла.
Было в них обоих нечто такое... Едва уловимый флёр вынужденной независимости, возможно. С тонкими нотками отшельничества и недопонимания. В прочем, все иногда подвержены острым приступам желания побыть наедине со своими мыслями. Нельзя за это винить.
Она заприметила его лук. И подумала, что если он хороший охотник, то стоит порекомендовать его в дружину Веля, когда тот вернётся.
- Совсем недалеко, кажется. Я узнаю этот... Камень. Ох, как же давно меня здесь не было. Всё будто бы стало совершенно другим.
[AVA]http://s8.uploads.ru/lyBuM.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » О людях и чудовищах » Золотое дно (Верген и предместья, март 1269-го)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC