Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Редкое свидание - приятный гость (Венгерберг, 1258)


Редкое свидание - приятный гость (Венгерберг, 1258)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/564x/6f/19/ca/6f19ca8e4b1973b91f5b05cc3af58633.jpg

Время: 1258 год, бабье лето
Место: Венгерберг, дом чародейки Йеннифэр
Участники: Йеннифэр из Венгерберга, Лютик

Когда тебе в затылок дышит разъярённый обманутый супруг, единственно верным решением кажется запрыгнуть в поисках спасения в единственно знакомые окна. Однако, кто знает, что было бы лучше - получить пару тумаков или попасть в руки всё ещё обиженной на лучшего друга чародейки.

+1

2

- Что же это делается... - Причитал поэт, мечась по широкой спальне. - Что же происходит...
"Эта история, имевшая столь сладостное начало, о котором впору сочинить донельзя волнующую балладу, с угрожающей быстротой стремилась к, в высшей мере драматической, развязке."
Именно так напыщенно начал бы её Лютик в центре тесного круга заинтригованных слушателей с горящими глазами, надувшись от важности. Он был бы рад сочинить эту развязку, но извечное стремление к украшательству каких-никаких, но достоверных событий неожиданно увенчалось оглушительным успехом.
Впрочем, пока что оглушительным был только звук выломанной двери внизу, и такой грохот, поднявшийся на ступеньках, словно в одночастье ороговевший муж прелестной Марленочки въехал в дом верхом на коне при полном вооружении.
- Марлена! Курва, где ты его прячешь?!
Лютик от неожиданности присел, судорожно прижимая к груди лютню - единственное, что он в первый же миг успел схватить. Не то, чтобы он не знал о Марлене ничего, и наличие мужа-рыцаря стало для него неожиданностью. Напротив, бард давно все разузнал и целую неделю навещал молодую отроковицу, соблюдая идеальную конспирацию.
Гневные вопли и лязг кольчуги приближались, в то время как Марлена в полнейшем безмолвии носилась по спальне, лихорадочно подбирая разбросанную одежду, а Лютик, уставившись на запертую дверь размышлял, что надеть сначала: портки или рубаху.
- Лезь в окно! - Прошипела Марлена, владеющая собой почему-то лучше, чем провалившийся любовник. - Быстрее, чтоб тебя!
Лютик, в одном исподнем, вышел из оцепенения и бросился к единственному своему пути отхода.
- Быстрее! - Марлена подскочила к нему и всучила беспорядочную охапку мятой одежды, соблазнительно тряся прелестным бюстом. - Если Витольд тебя здесь поймает, нам обоим крышка! Уж я-то его знаю.
- Н-но, Марленочка, мы же на третьем этаже...
- Шевелись, дурень стоеросовый! Не хватало мне еще проблем из-за тебя через столько лет.
- В каком смысле: "Через столько лет"?
Она молча вытолкала поэта в окно. Её груди едва не показались над оборчатым вырезом ночной рубашки. Лютик с трудом сглотнул.
- МАРЛЕНА!
Дверь спальни затрещала под мощными ударами.
- Он что, приволок таран? - Брякнул трубадур, бросая последний взгляд на вздымающееся декольте. - Я...
Договорить Лютик не успел. Он уже висел на виноградной решетке, цепляясь за поперечины пальцами ног и свободной рукой, когда послышался сухой треск и поэт шурхнул вниз вместе со всем своим добром, обломав по пути немало лозы.
Лежа внизу, в листьях, с драгоценной лютнёй на груди, он размышлял о том, как скоротечны удовольствия и как скользка дорожка истинного гедонизма.
- Ах вот ты где!
Показавшаяся в окне голова могла принадлежать только рыцарю Витольду, имеющему все основания не любить мастера Лютика, несмотря на все его заслуги перед искусством. Судя по словам, которые выкрикивала голова, рыцарь имел самое далекое отношение к изяществу слова. Исчерпав непристойный лексикон, голова мощно плюнула вниз, не попала и скрылась из виду. Лютик, решивший не дожидаться, пока рыцарь появится перед ним целиком, со стоном поднялся на ноги и, впопыхах пытаясь попасть в портки, неуклюже поскакал на одной ноге прочь.
- Вот он! Я его вижу, держи рогомёта!
Несколько друзей мужа Марлены караулили у дома. Едва заметив барда, они стаей охотничьих собак бросились к нему. Васильковый кафтан, сшитый по последней вызимской моде, башмаки, красивый пояс и все, что мешало быстро бежать, было брошено без раздумий. Вцепившись в лютню, маэстро перемахнул через невысокий заборчик и зайцем шмыгнул в переулок.
"Венгерберг! Холера, я ведь не знаю Венгерберг! Геральт! Геральт знает, Геральт бы мне подсказал куда бежать! Куда мне мчаться, где мне скрыться, чтоб в западне не очутиться..."
Из-под ног с резким криком драпанул кот. Булочник, несущий на подносе целую гору золотистых ковриг, отшатнулся от полуголого барда, едва не сбившего его с ног. Буханки, караваи и калачи, как из рога изобилия, посыпались в грязь.
Чуть не угодив под телегу, Лютик перебежал широкую улицу и, слыша позади топот и крики, дал стрекача в просвет между высокими каменными домами.
Бард, чувствуя, что выбивается из сил, вдруг с ледяным ужасом осознал, что спасти его может только чудо.

Отредактировано Лютик (2017-10-10 14:19:05)

+1

3

Солнце неумолимо катилось к закату, окрашивая крыши и остроконечные шпили домов Венгерберга в золото и багрянец. Торговцы на площади расплачивались с последними клиентами под аккомпанемент уличных музыкантов. Призывно распахивали свои двери многочисленные таверны и бордели города. Трактирщики протирали кружки в ожидании первых посетителей.
Госпожа чародейка Йеннифэр, чей дом находился аккурат в одном из переулков, что отходил от центральной площади, с прекрасным видом на ратушу, только изволила проснуться.
Она ещё некоторое время понежилась в постели, наслаждаясь собой, хорошим сном, шумом и суетой города за стеной и миром в целом. Это только глупые суетливые мужчины, проснувшись, сразу вскакивают с постели и бегут по своим срочным делам, которые они считают невероятно важными.
Только через полчаса чародейка изволила спуститься вниз. Накрашенная, с идеально уложенными в мнимом беспорядке смоляными кудрями, но при этом в одном халате - черного шелка с серебряной вышивкой. На вид, на него ушло метра четыре самой дорогой в Венгерберге ткани. Обнажая тонкую шею и ключицы, тяжелая ткань спускалась вниз широкими и длинными рукавами. Перехваченный поясом на талии, хвост халата тяжелыми складками спускался в пол и волочился за чародейкой ещё на полметра.
Только босая ножка ступила на пол первого этажа, как тут же рядом с поклоном возник дворецкий.
- Как всегда?
- Да, накрывай в гостиной. - Мужчина скрылся в сторону кухни, а Йеннефэр проплыла, распахивая двери своей небольшой, но уютной гостиной. Здесь всё было обставлено с любовью и заботой. Каждая вещичка имела свою историю, а также свой функционал. Здесь чародейка предпочитала принимать гостей, а также завтракать. За остальные приемы пищи говорить не приходилось, так как зачастую Йен оказывалась не дома. Часть окон выходила на широкую улицу, что выходила как раз на площадь, а часть в небольшой переулок. В который, правда, нечасто хаживали местные, потому что знали чей дом, и чем может обернуться скандал с чародейкой.
Брюнетка ступила босыми ногами на ковер, на секунду замирая и наслаждаясь ощущениями, а потом прошла к боковым окнам, что выходили в переулок. На улице, как всегда, была возня, потому открывать окна, выходящие на улицу смысла не было. Может к ночи. Но свежего воздуха всё же не хватало. Потому, щелкнув задвижкой, Йеннифэр широким и сильным движением распахнула окно и услышала чьё-то "Ау". Одна из створок наткнулась на что-то твердое, предположительно, голову. Чародейка, высунувшись из окна, удивленно заглянула за створку.
- Лютик! - Ахнула Йен без лишних восклицаний. Даже без шапочки с пером, узнать поэта было несложно. Впрочем, кроме него, бегать под её окнами в обнимку с лютней в одних портках, было некому. На языке уже вертелся вопрос из разряда "Какого лешего?". Неужели бард решил спеть под её окнами в таком виде? Сомнительная перспектива, надо сказать. Если творчество Лютика должно быть посвящено кому-то из её соседей, то им повезло ещё меньше. Потому что единственным, чьи окна выходили на этот же проулок - был местный ипат, который, впрочем, отсутствовал. Но спросить что-либо чародейка, конечно, не успела. Из-за угла показалось несколько недружественно настроенных мужчин, возглавлял который хорошо известный Йеннифэр рыцарь Витольд.
- Вон он! - Победоносно зарычал рыцарь и ринулся вперед. Думать было некогда. Только злорадствовать. Чародейка с трудом подавила в себе смешок, наклоняясь к Лютику.
- Руку! - Чародейка схватила протянутую ей руку барда чуть выше локтя на удивление цепкой хваткой и потянула на себя. Далее всё было делом техники. Йен приложила чуть больше усилий, а бард - мастер лазить и вылазить из чужих окон, уже через пару секунд был на полу в гостиной чародейки. Брюнетка поспешно закрывала окно на щеколду. В дверях застыл дворецкий с подносом на котором стоял чайничек с травяной настойкой и свежие булочки. Впрочем, он был единственным кто быстро нашелся в данной ситуации. Поставив поднос на стол рядом с креслами, мужчина застыл в ожидании следующих приказаний. Будем откровенными, полуголых мужчин в доме чародейки он видел даже слишком часто. Йеннифэр силилась не засмеяться в голос.

+1

4

Получив по голове створкой окна так, что стекла в цвинцовой оплетке задребезжали на всю округу, Лютик не сразу осознал произошедшее чудо. Во второй раз за вечер он очутился на земле, но драгоценный инструмент не уронил, хотя струны вторили оконным стеклам долгим жалобным звуком.
Опять на него смотрели сверху, из окна. Но на этот раз во взгляде была примесь недоумения и ехидной насмешки, которую он бы не перепутал, выстройся перед ним все самовлюбленные красавицы Северных королевств.
- Йеннифэр! - Обрадовался поэт намного сильнее, чем сам ожидал.
- Вон он!
- Витольд... - Хоть его лицо и пылало от бега, оно заметно побледнело. - Йеннифэр, спаси!
- Руку!
Прежде, чем спасаться самому, он сунул ей в окно гриф лютни.
- Он убегает, сукин кот! У другой своей бабы прячется, ребята! Айда!
Подпрыгнув, поэт вцепился в оконную раму и с обезьяньей ловкостью вскарабкался наверх, едва не отдав грязную пятку могучей хватке оскорбленного супруга.
Внутри дома грация покинула его и Лютик, зацепившись ногой за подоконник, мешком свалился на пол и опрокинул тонконогий столик с какой-то дребезжащей мелочью на нём.
Крики под окнами стихли. Возможно, его преследователи поняли, кто приютил опального менестреля.
- Йеннифэр. - Уже спокойнее повторил Лютик, с достоинством поднимаясь на ноги. - Сердечно благодарю тебя за руку помощи в минуту опасности.
Он подумал было поцеловать эту самую руку, но опасался хватать Йеннифэр без её на то позволения, помня крутой нрав чародейки. Вместо этого, трубадур присел в реверансе и только теперь, в отражении стеклянной дверцы шкафа, увидел, какой он босой, грязный и ободранный.
Как новиградский забулдыга.

Отредактировано Лютик (2017-10-10 14:16:51)

+1

5

Как истинные военные, Витольд и его компания решили не лезть по пути Лютика напролом - через окно. А отступить, провести рекогносцировку войск, и зайти с более цивилизованного пути - двери.
Но чародейке и барду то пока не было ведомо. Йеннифэр была занята тем, чтобы не засмеяться в голос над крайне нелепым и курьезным видом барда, а Лютик - пытался сохранить достоинство в столь нелепой и курьезной ситуации. Получалось так себе.
- Фрейгар, - обратилась женщина к дворецкому, взмахнув рукой. - Принесите мастеру Лютику какую-нибудь подходящую одежду. - Дворецкий оглядел поэта крайне скетическим взглядом. - И ещё один прибор, пожалуйста.
Мужчина поклонился и вышел, оставив дверь приоткрытой. А Йен села в кресло и уже открыто позволила себе улыбнуться. Улыбка, откровенно говоря, была больше похоже на насмешку.
- Ну, мастер Лютик, Вы теперь мой должник... - Она взмахнула рукой, и опрокинутый столик встал на место со всеми мелочами, что стояли на нем до происшествие. Даже, кажется, всё было цело. - Впрочем, зная Витольда, он так просто не отступится. Что же, ты тоже не устоял перед прелестями его дражайшей супруги?
То что Лютик был не единственной зазнобой прекрасной Марлены, Йен знала наверняка. И не только благодаря слухам, которые настойчиво ползли по городу, но и от того, что жена рыцаря была частой посетительницей чародейки. Впрочем, надо отдать барду должное, он был первым, кто полез прятаться в её окно.
- Не буду спрашивать, как ты дошёл до жизни такой, потому что догадываюсь. - Продолжила черно-белая ведьма, беря в руки чашку со своим настоим и вдыхая прекрасный аромат мелиссы и ромашки. Не стала она спрашивать и о том, что бередило её старую рану в сердце. Успеется. Она ждала.
В дверях появился дворецкий. С лёгким кивком головы вручил одежду Лютику, поставил на столик поднос с наспех сотворенном на кухне - яичницой, кравяной колбасой и легким пивом. Фрейгар был идеальным дворецким, за то его Йен и держала у себя, а также платила приличное жалование, и потому догадывался, что булочки с травами - это не то что надо пробежавшему сквозь весь город мужчине.

+1

6

- Мне бы такие умения! - Нервно хохотнул Лютик, глядя как магия чародейки творит чудеса. - Восстанавливать то, что, как думает преследовавший меня через весь город рыцарь, я сломал в его юной жене. Знал бы он, что, когда я пришел, все уже так и было. Причем давно.
Лютик, успокоившись, постепенно остывал и чувствовал холод в своем распаренном долгим забегом теле. Вместе с холодом приходили мысли о том, что могло случиться, если бы Йеннифэр не врезала ему по голове и вообще - что было, если бы не было Йеннифэр.
Философские рассуждения на этот счет больше подходят Геральту. Кто его знает, не рассуждает ли нудный ведьмак о вариативностях его с чародейкой взаимоотношений, молча лежа у костра. Лютик, естественно, спрашивал, но Геральт лишь острил, дулся и корчил из себя недотрогу.
Трубадур с благорарностью принял у дворецкого чистые, а главное - целые - штаны и с сомнением покосился в сторону Йеннифэр.  Перодеться хотелось неимоверно. Однако он не был уверен, стоит ли попавшему в должники человеку, оставаться пред ней в совсем уж беззащитном виде.
- Моя жизнь, Йеннифэр, это целая череда немыслимых и захватывающих приключений. - Надулся поэт, все же накинув на саднящие плечи новый камзол. - Во многом, кстати, благодаря тебе, и Гер... Георгины у тебя просто великолепно расцвели! Это сорт такой или больше магия?
Он быстро заткнул себе рот куском колбасы и потянулся к пиву. В некоторых случаях Лютик мог похвастаться просто по-ведьмачьи обостренным чувством меры прямо посреди потока болтовни. Не иначе, как сказывался благой пример старого друга.
- Очень вкусно. Благодарю стократно.

Отредактировано Лютик (2017-10-20 00:13:08)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Редкое свидание - приятный гость (Венгерберг, 1258)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC