Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Мое сердце пылает [Аэдирн; 1268]


Мое сердце пылает [Аэдирн; 1268]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Мое сердце пылает
http://s2.uploads.ru/Jzcfx.png


Время: 1268, июнь.
Место: Венгерберг, поместье семьи Рух;
Участники: Саския, Дебра Рух;

Оставив руководство скупыми силами восстания на плечах Офры и Амны, Саския соглашается навестить мать Дебры вместе с ней самой. Таким образом, Дева из Аэдирна и ее правая рука направляются в Венгерберг инкогнито.

0

2

В жизни бывает так, что даже в самые тяжелые времена находится время для передышки. Потому что по другому нельзя. Иначе всему нужен отдых. Даже механизмы ломаются, чего уж говорить о живых существах.  Потому то брукса пригласила свою хорошую подругу и кормилицу к себе в гости. Она давно хотела познакомить Саскию со своими родителями, так как это будет полезно. Отец Дебры был уважаем среди знати Аидирна, в то время как матушка зналась с придворной волшебницей из Ривии. Ну и знакомство с огромным драконом тоже никогда не помешает. Но в первую очередь причина все же была куда менее практичная. Рухх соскучилась по семье, по родным местам, по родителям. И вот она уговорила свою подругу во время затишья, сначала просто отпустить ее, а в итоге и саму Саскию смогла уболтать отправится с ней.
И вот они неспешным ходом ехали по знакомым и родным для Дебры местам. Вот только всюду чувствовались отголоски войны. Даже не смотря на то что в самом Вингерберге военных действий не происходило, последствия войны чувствовались и тут. На улицах было куда менее многолюдно, обыденная жизнь стала куда менее беззаботной, а патрули стражи сновали туда-сюда куда чаще. Дорога по которой они с Саскией ехали так же  была тому свидетельством, пусть и не прямым: за самой дорогой никто не следил, да и народу на ней практически не попадалось.
Но вот наконец показались родные края и Деби сразу же повеселела. Вдоль тянулись знакомые виноградные поля на которых все так же работали люди и поспевал урожай. Правда и тут было заметно, что людей все же стало меньше, а те, что остались ведут себя не столь беззаботно. Нет, конечно нельзя постоянно ходить угрюмым, был и смех, и улыбки, но даже они не были столь беззаботными. Когда они приблизились к окружающему усадьбу и домики рабочих забору, стоявший у ворот юноша просиял.
- Госпожа Дебра? А мы вас и не ждали... - и уже более сдержанно, переведя взгляд на спутницу Рухх, добавил, - Кто это приехал с вами?
Видно было, что юноша еще давно находится под влиянием красоты бруксы,  но Дебре было не в первой ощущать на себе такие вот взгляды. Такова была суть ее природы.
- Это моя подруга. Я пригласила ее погостить у меня, - сообщила дочь помещика, и только после чуть затянувшейся паузы, выдавший что-то наподобие «а, понятно» страж сообразил причину заминки, и наконец таки открыл ворота, заизвинявшись. Махнув рукой и попросив успокоиться, смуглянка направилась прямиком к конюшне, где обе девушки и оставили коней,после чего направились к дому. Встречавшиеся всюду слуги удивленно охали и приветствовали вернувшуюся госпожу, так что вскоре весть видимо долетела и до родителей, которые встретили гостей, стоя у лестницы со второго этажа. Отец — высокий, жилистый, уже пожилой мужчина, с кожей такой же смуглой, как и у Деби, а прямых, аккуратно собранных в конский хвост волос, некогда черных как вороново крыло, коснулась седина, так что уже теперь уже серебро преобладало над чернотой. Мать же выглядела не старше дочери. Тонкая, гибкая, светлоокая, она старалась максимально скрыть все свои открытые участки тела, одевая закрытые платья, перчатки скрывали руки, а на голове покоилась шляпка с вуалью.  И если говорить об этом, то Дебра после своего пибытия уже услышала пару шепотков наподобие «за десять лет ничуть не изменилась». Но пока это было не столь страшно, ведь люди уже привыкли к тому что и Амата всегда выглядела довольно молодо, а ведь по их мнению она была ровесницей отца, и хорошо, что реальный возраст матушки не был ведом никому, кроме нее самой.
- Деби, доченькая, как я рад тебя видеть, - распростер руки мужчина, став спускаться.
- Мы не ожидали тебя, но это приятный сюрприз, - вторила ему Амата.
И хоть лестница не самое лучшее место для обниманий, где то на середине они встретились и отец неожиданно сильно сильно для его возраста обнял дочь, что та аж охнула, когда ее грудную клетку сдавили сильные объятия. Следующей была матушка, которая приобняла шею дочери и быстро поцеловала ее в щеку. После этого они стали спускаться и подровнявшись с Саскией, Коэн улыбнулся ей.
- Ты представишь нас друг-другу? - вежливо уточнил он и брукса тут же кивнула.
- Это моя подруга, Саския, - после чего повернулась к гостье, - А это мои родители. Коэн и Амата Рухх.

+1

3

Признаться, родня бруксы была интересна Саскии уже давно. Она и сама собиралась предложить навестить ее родных, но Дебра опередила ее. Пришлось некоторое время ломаться, дабы не прослыть слабовольной и бесхребетной. Так и солдаты превращаются в паразитов, если помогать им слишком много.
Однако брукса была для Саскии чем-то большим. И Саския ей об этом даже однажды сказала. “При тебе я испытываю странные вещи”, - говорила Саския. Дебра тогда предпочла отмолчаться, а драконица больше не настаивала, приняв свое состояние за некую неизвестную ей болезнь.

- Госпожа Дебра? А мы вас и не ждали... Кто это приехал с вами?
- Это моя подруга. Я пригласила ее погостить у меня.
Саския окинула паренька суровым, высокомерным взглядом, чуть задрав и без того задранный нос. Ее не представили. От этого в сердце неприятно кольнула. Саския не любила оставаться не представленной. Но если Дебра решила умолчать ее имя, то пусть будет так.

Путь пролегал через многочисленные то сужающиеся, то расширяющиеся ответвления большака. Иногда на глаза попадались цветущие деревья вишни, яблони и другие растения, плоды которых годятся в прямое употребление. Видимо хозяева угодий решили не ограничиться выращиванием винограда.
Если такими угодьями заведуют предки Дебры, то из них можно сделать ценных союзников. А не как о союзниках, Саския о них не думала. В голове у нее война и способы победы в ней. Какими бы родными и дорогими не были Саскии ее люди, не относиться к ним не как к живым ресурсам она не могла.
Таково ее Предназначение.

- Народ перешептывается. - Сообщила драконица спокойным тоном информацию, о которой брукса и так наверняка знает. - Твоей семье следует быть осторожнее. На дворе голод. Если кметы захотят обвинить кого-то в голоде, то обвинят они местного барина.
Под “местным барином” подразумевался отец Дебры. И ее мать, которая, судя по всему, не скрывает своей вечной молодости. Наказать за голод короля Демавенда или принца Стенниса народ не посмеет. А вот посадить на вилы ближайших богачей - запросто. Да и король наверняка не будет против. Избавится от неугодных виноделов, народ спустит пар…
- И я не успею прийти на помощь.

Вскоре путь был завершен. Отдав транспорт местному конюшему, Саския и Дебра спешились. Дева, солидности ради, поправила легкий бежевый плащ на своих плечах. Сейчас она слабо походила на влиятельную воительницу и практически Первый Меч всея Аэдирна. Все тело вплоть до колен скрывала белая просторная рубаха. Ноги в ярких красных штанах, сапоги обычные, ничем не выделяются. Посреди ночи женщину в таких цветах можно ненароком принять за акробатку, или, скорее, шлюшку. Но Саския не дура. Она-то знает, что если нарядиться в черные цвета и мех, то до пункта назначения можно живой не доехать, благо в июне солнце припекает похлеще бригады Врихедд во второй северной войны.
- “Война почти не коснулась этих виноградников… Нильфгаард… Они знали, что сюда не стоит соваться. Они знали, что за существо живет здесь. Но… Откуда? Или это - просто везение? Нужно будет найти точные планы предместий Венгерберга и провести анализ вместе с Амной. Похоже старики Рухх имеют больше связей, чем я думала.”
Служанка открыла дверь поместья.
- “Они могут быть полезны.”

Как и полагала Саския, отец Дебры был стариком. Но не слишком дряхлым. А вот мать… Была бруксой. Где-то внутри Саския надеялась, что Дебра - удочеренное создание Конъюкции. Или жертва алхимического эксперимента, если такое возможно. Вампиры не часто возвращаются в родной дом и состоят в теплых отношениях со своими родителями.
- Ты представишь нас друг-другу?
- Это моя подруга, Саския. А это мои родители. Коэн и Амата Рухх.
В знак приветствия Дева коротко кивнула.
- Ваши рабочие начинают роптать. Почему вас не коснулась война?
Странноватый, наверное, вопрос для первой встречи. Но Саскии уж очень было интересно, почему виноградник Руххов не сожжен, при том, что Нильфгаард выкосил добрую половину Венгерберга за неповиновение.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Мое сердце пылает [Аэдирн; 1268]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC