Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Оправдывая средства, оправдывая цели (Нильфгаард, февраль 1269 г.)


Оправдывая средства, оправдывая цели (Нильфгаард, февраль 1269 г.)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s5.uploads.ru/t/JehT6.jpg
Время: конец февраля 1269 г.
Место: Нильфгаард, Город Золотых Башен, Тюр Гайир, казематы
Участники: Лето из Гулеты, Эмгыр вар Эмрейс, Ваттье де Ридо (мастерский нпс)
События: Вот уже вторую неделю в подземельях Тюр Гайир, штаб-квартиры имперской разведки, именуемой в народе не иначе как Башней Смеха (и вовсе даже не за гротескную мрачность самой крепости, вовсе нет), томится некто. Некто, прихваченный ищейками Ваттье де Ридо в процессе избавления родового поместья скромного барона Муардо ван Рынд-Ро от якобы облюбовавшей это самое поместье beann'shie.
А что примечательно, если обратить внимание на карту, обнаружится поразительная близость несчастливого замка несчастливого барона к столице Нильфгаарда, собственно, Нильфгаарду — местности, как известно, к человеку ласковой и, в общем-то, самое по себе безопасной.
Как бы то ни было, все две недели в гостях у разведки относились к пленнику хорошо, кандалами не по размеру костей не выкручивали, ногами по роже почти не били и кормили, надо отметить, регулярно.
Однако нет в мире таких темных уголков, куда бы не заглянуло однажды Великое Солнце.

Говорят, на Севере любят ведьмаков — что ж Его Величеству Эмгыру вар Эмрейсу, определенно найдется, кем Север порадовать.

+1

2

В ответ на скрежет поворачиваемого в замке ключа постояльцы Башни Смеха ответили шелестением соломы и приглушенным, невыразительным бурчанием. Кто-то зашаркал босыми ступнями, забиваясь в дальний угол, кто-то затарахтел железной миской, задев её рукой. Лето, сидя в огромном гнезде из старой соломы и двух худых, дырявых тряпичных матрацев, поднял голову. Кроме того, что он как можно сильнее сузил зрачки, ведьмак еще и сощурился, но все равно ударивший из распахнувшейся двери свет словно ножом полоснул по глазам. Свет в камеру перестали давать с тех пор, как его сюда подселили.
Дверь в камеру находилась над уровнем пола и к ней вдоль стены вели узкие каменные ступени. Высоты вполне хватило, чтобы ударивший из ярко освещенного факелами коридора свет залил дальние углы.
- Ведьмак! - Как всегда сухим голосом произнес начальник караула. - Живой?
Лето опустил от лица руку, пытаясь побороть резь в глазах.
- Живой.
- Руки за спину и в коридор!
За две недели, что Лето провел в нильфгаардском каземате, с ним осмелились заговорить по своей инициативе только двое заключенных, остальные либо отвечали на вопросы, либо боялись даже отвечать. Ведьмака здесь считали "политическим" и по мнению большинства "честных воров и добропорядочных головорезов" хуже политического был только прокаженный.
Но когда он проходил мимо своих соседей, никто не отозвался ни словом, даже его собеседники.
- В чем дело?- Поинтересовался Лето, пока на его сведенных за спиной руках защелкивались тяжелые браслеты кандалов. Он испытал едва-едва заметное покалывание в ладонях. Это могло означать, что оковы ему выделили двимеритовые, которые в Нильфгаарде были в большом ходу, или сигнал о том, что слишком долгое время он просидел без возможности размяться.
- Без разговоров!
Его вели извилистым коридором с низкими, покрытыми крупными каплями влаги сводами. Лето, который не любил тесные замкнутые пространства почувствовал, что уже к ним привык, и больше не испытывает того дискомфорта, который нахлынул на него в первый день.
Он тупо слушал мерный лязг шагов закованных в латы гвардейцев и готовился к тому, что могло ждать его там, куда его ведут. А вели его наверх.
Комната, в которую его доставили, была небольшой. Слева от двери потрескивал поленьями очаг, прямо напротив - блекло светилось кусочком пасмурного неба маленькое зарешеченное окно, которое в первую секунду привлекло внимание отсидевшего в темноте ведьмака. Но как только Лето заметил стоящую у стены фигуру в черном, он понял, что оказался в итоге не готов.
Эмгыр вар Эмрейс, собственной персоной.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-01 12:38:34)

+1

3

— И вот на что только уходят мои деньги, а? Ваттье? — ковыряя ногтем жирный слой пыли и копоти, от которого чугунная решетка на маленьком окошке выглядела так, будто кто-то не придумал лучше, чем вогнать в проем безалаберно продырявленную сковороду, нахмурил брови Его Величество. — На баб? На выпивку? Слушай, Ваттье, а не устроить ли мне вам проверку? Судя по виду этой подозрительно засратой допросной, на одном мыле твои ребятки сэкономили столько, сколько я в год, Ваттье, — подчеркиваю: в год, — расходую на обеспечение кавалерии овсом, ну и, предположим, маслом — пехоты.
Преувеличивал, конечно. Впрочем, не слишком.
— Ну что, будем ждать ревизора?
— Как пожелаете, Ваше Величество, — по традиции согласился Ваттье де Ридо.
— Ведьмак, значит? — продолжая вглядываться в тяжелое, хмурое небо за крохотным оконцем, привычно резко сменил тему Император.
— Ведьмак.
— Гастролер?
— Не могу знать, — пользуясь тем, что Его Величество отвлекся на чáек, пожал плечами Ваттье де Ридо. — Говорит без акцента.
— А что выявил допрос?
— Сказать откровенно, Ваше Величество, как такового допроса не было.
— От чего ж так, Ваша Милость? Неужто твои церберы испугались, как бы энтот монстур не зачаровал их препоганым колдунством?
— Скорее решили, что вам, Ваше Величество, будет любопытно допросить его лично.
— Разумно. А почему так… долго? Сколько он у вас, две недели?
— Так точно, Ваше Величество.
— И?
— Он не из разговорчивых. Вот я и счел... разумным позволить ему помалкивать столько, сколько душе угодно. В пределах допустимого, конечно. На сегодняшний день, надо полагать, у него скопилась масса вопросов…
— Какая немыслимая, невообразимая забота! И с каких, любопытно, пор твои ребятишки ценят дипломатию превыше хорошенького мордобоя?
— Ни с каких, Ваше Величество. И если позволите: он… здоровый.
— Не понял.
— Буквально, Ваше Величество. Размером с баню. А у меня, к сожалению, не так много специалистов, чтобы жертвовать ими вообще неизвестно, ради чего именно.
— Мной, выходит, жертвовать можно? — насмешливо скривил губы Его Величество.
Ваттье не ответил.
— Хорошо, посмеялись и полно. Веди, Ваттье. И еще: в мою охрану — не более двух гвардейцев. Как понимаем, аудиенция приватная, et cetera и тому подобное.
— Как пожелаете, Ваше Величество, — на сей раз поспешно кивнул Ваттье де Ридо, потому что, захоти ведьмак напасть, едва ли бы его задержали и шестеро.

— Хм, — задумчиво протянул Его Величество, с интересом разглядывая... человеческую гору.
Что ж, таких ведьмаков он действительно прежде не видел. И, что-то подсказывало, на месте какого-нибудь утопца предпочел бы отгрызть себе ноги, лишь бы никогда впредь не пересекаться с этаким монстуром, самое малое, в одном климатическом поясе.
«А чем же он дерется? — мелькнула шальная мысль. — Бронированным кондотьером с цвайхендером?».
— Должен сказать, впечатляет, — наконец обратился к пленнику Его Величество. — А впечатлить меня непросто. На этом, полагаю, с церемониями покончили. Переходим к делу. Первый вопрос: кто ты? Второй: что забыл так волнующе близко от столицы? Мне желательно ту лаконичную, информативную версию, которая избавляет от интригующих подробностей поиска денег, пропитания, приключений и, теоретически… Предназначения.
«Хотя вряд ли ты большой любитель переливать из пустого в порожнее».
Он уже видел такой взгляд. Тогда. В замке Стигга. У Белого Волка.

+2

4

Пока император говорил, Лето быстро соображал. Мыслительный процесс, впрочем, никак не отображался на грубом лице ведьмака, стоящего перед Эмгыром со скованными за спиной руками, в простой ведьмацкой одежде со следами длительного сидения в грязном подвале.
Глаза все еще болели на свету и Лето, прикрыв веки, смотрел в пол.
- Я - ведьмак, Ваше Величество. - Ответил он. - Выполнял заказ.
Из всего, что Лето знал о личности собственного императора, при самом большом желании не получилось бы слепить правдоподобное предположение, что Эмгыр вар Эмрейс способен тратить свое время на бессмысленные поступки. Это было ясно, как день, но непонятно, что такого могло понадобиться императору от ведьмака, которого и быть-то, скорее всего, не могло в этих краях спустя столько лет. То, что Лето попалась на глаза объява, было чистой случайностью. Он уже собирался двинуться в Эббинг. В лесах Эрленвальда и на болотах Переплюта, по слухам, водилось еще достаточно опасных существ, чтобы местные чиновники сквозь пальцы смотрели на ведьмака. Лишь в последний день ему пришлось заехать в Калидон, чтобы успеть на конную ярмарку и обменять там захромавшую лошадь на здоровую. В таких обстоятельсвах нельзя было пройти мимо денежного заказа, подвернувшегося по счастливой случайности.
Но Лето не верил в случайности. Он сам прекрасно знал и понимал, что можно случайностями манипулировать.
Гусь тоже знал, да в суп попал.
Пройдя по всей цепочке умозаключений, от прибитого к доске на рыночной площади заказа, до почти приватной беседы с императором, Лето все равно не мог ответить на главный вопрос - зачем? Но, на то Эмгыр и здесь, чтобы лично просветить ведьмака.
Чувствуя, как боль в глазах отступает, Лето поднял голову и встретил черноглазый императорский взгляд своим. Немигающим, змеиным.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-02 08:29:24)

+2

5

«Ведьмак, серьезно? — невесело ухмыльнулся Его Величество. — А я, было, чуть не спутал тебя с танцовщицей оригинального жанра. Из тех, которые обожают щеголять бусинками в самых удивительных местах и жизни не видят без возможности оголить бедра до подбородка.
Интересно, очень интересно».
— А есть ли у ведьмака имя? — убрал руки за спину Его Величество.
Убрал, во-первых, потому, что именно в такой позе особо полюбился живописцам; во-вторых, потому, что от многолетних наслоений сажи и копоти правая ладонь мало того, что почернела, так еще и лоснилась, как зад трактирщика.
«Ох, Ваттье, — стиснул зубы Белое Пламя Нильфгаарда. — Если к моему следующему визиту ты не прикажешь своим ребяткам навести порядок — разгребать весь этот свинарник будешь лично. Жопой кверху. С преогромной шваброй. И молись, Ваттье, молись неистово, чтобы швабра оказалась в руках. Может ведь и не там оказаться».
— У всех есть имя. Ведьмаки, насколько мне известно, исключением не являются, — склонил голову набок Его Величество, хотя, сказать по чести, имя этой конкретной горы мяса не больно-то его волновало.
А должно было. Потому что тот, кого боятся все, обязан бояться каждого.
— Подумай. С ответом можешь не торопиться.
Приказ Ваттье с особой страстью шерстить большаки, овраги, затерянные в неведомой глухомани села, трактиры и тракты Его Величество Эмгыр вар Эмрейс отдал около двух месяцев назад. Ровно в тот день, когда гостьей его императорского дворца стала не абы кто, но сама знаменитая Йеннифэр из Венгерберга. Та самая Йеннифэр из Венгерберга, которая если и пребывала в одиночестве, то — знал по опыту Его Величество — исключительно не долго.
Он ждал Геральта. И пусть в вероятность того, что Белый Волк польстится возможностью погонять накеров по полям Нильфгаарда, мягко выражаясь, верилось слабо — не иметь в виду и такой вариант он попросту не имел права.
А уж как вместо щуки Ваттье изловил кита, оставалось только догадываться.
С другой стороны, чем жирнее рыба — тем наваристее уха.
— О заказе я бы, пожалуй, послушал отдельно. Нет, суть заказа меня не волнует. Любопытно другое: и дорого ли вам нынче платят?
Он ошибся. Как бы неприятно было осознавать это, он ошибся. Тогда, на ступенях замка Стигга, во взгляде Геральта, в общем-то, не было ничего необычного — обыкновенный взгляд обыкновенного хищника, за сохранность стаи готового изорвать любого. Сейчас, здесь и сейчас, в подземельях Башни Смеха, на него, холодно и неприятно, смотрел тоже, в общем-то, обыкновенный… а, может, не очень обыкновенный, и все же — убийца.

+2

6

- Лето, Ваше величество.
Ведьмак даже не задумался над тем, чтобы назвать императору какое-нибудь другое имя. Лишь в редких случаях он пользовался псевдонимами, если предполагалось на какое-то время запутать следы, но внешность у него была слишком характерной, чтобы псевдоним был способен скрыть его личность. Особенно в Нильфгаарде, где ведьмаки были в большом дефиците и, можно сказать, на учете.
За окном, чеканя шаг и вздымая клубы пыли, шумно промаршировала колонна солдат. Лето поднял глаза и следил, как на фоне неба проплывают наконечники длинных копий. Как только замыкающий строй штандарт скрылся из виду, император заговорил вновь и Лето, всегда державший нос по ветру, начал понимать.
К моменту, когда император закончил, ведьмак уже не сомневался в том, что Эмгыру вар Эмрейсу потребовались некие экстраординарные услуги, которые не по силам оргомной армии и широкой агентурной сети спецслужб, о которой ходили самые невероятные легенды и предположения одно другого фантастичнее.
- Вопрос цены, Ваше величество, зависит от заказчика. - Спокойно ответил ведьмак, пошевелив пальцами закутых в кандалы рук. Покалывание ладоней плавно переходило в онемение, что подверждало первоначальное предположение о примеси двимерита. - Обычный человек попросит избавить от банальной неприятности, и здесь не стоит ждать особенной награды. Лицо же более влиятельное, скорее всего, сталкивается с непростыми проблемами, для решения которых ведьмаку нужно приложить дополнительные усилия. В этом случае гонорар может быть совсем другим.
Лето знал, какое впечатление производит на людей контраст между его внешностью и речью, когда он прекращает притворяться простым головорезом. Если бы Эмгыру вар Эмрейсу понадобился головорез, перед ним выстроилась бы едва ли не половина его империи.
Император Нильфгаарда не бросает кости - современная история государства за это ручается.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-03 18:40:45)

+2

7

— Справедливо, — согласился Эмгыр.
И хотя в уточнении схемы «товар – деньги – товар» как таковой потребности не испытывал, деловой подход оценил сразу.
«А что мне мешает? — думал Его Величество, теперь уже рассматривая ведьмака куда внимательнее. — В конце концов, я — Император или хер дрожащий? Имею право…».
Ваттье был талантлив. Без оглядки на все свои, так сказать, побочные дарования, Ваттье был талантлив. А еще, как всякий специалист узкой направленности, — чертовски горд, дьявольски самоуверен, но, что хуже, — до обидного лишен фантазии.
За вычетом тех заданий, когда в срочном порядке требовалось удовлетворить даму. Или трех за раз.
«Провалишь, — нисколько не сомневался Эмгыр. — Пошли я на Север твоих боевитых мальчиков, в лучшем случае — пожгут села и наплодят бастардов».
К тому же ни в коем случае не стоило недооценивать врага. Север его ждал. Не лично, конечно; в лице диверсионных бригад — бесспорно.
«И недооценивать Орден тоже опасно, — думал Его Величество, смутно догадываясь, что перемазать в саже успел не только руки, но и рукава. — В особенности — магистра».
Достопочтенного Якова из Альдерсберга, который, во-первых, очевидно и откровенно зажрался; во-вторых, мечтал не столько о деньгах, сколько о власти. Причем отнюдь не духовного характера.
— И какую цену ведьмак запросит с Императора? — ровным тоном поинтересовался Его Величество, впрочем, куда холоднее добавив: — О Праве Неожиданности можешь даже не думать. По-хорошему, это не ты оказываешь мне услугу, а я тебе. Например, ты все еще дышишь. Никакой угрозы, Лето. Наоборот, я был бы не против узнать тебя поближе. Вот, допустим, как широка твоя сфера деятельности? Потому что монстров, Лето, с каждым днем все меньше и меньше… По крайней мере таких, которые рассматривают людей сугубо и только с точки зрения пищевой ценности.

+1

8

- Ценю, Ваше величество. - Огромный ведьмак попытался выпрямить затекшую спину, но могучие мышцы в этом случае сослужили ему плохую службу и слишком сковали плечи. Цепь кандалов, и без того натянутая, приобрела неподатливость железной палки.
Во всей этой паскудной ситуации радовало только то, что у них с императором совпали нужды. Временные физические неудобства в таком случае можно и претерпеть.
- Ведьмак не стал бы оскорблять Императора набиванием цены. - После долгого молчания произнес Лето. - Разговоры о награде при отсутствии просьбы выставят ведьмака непрофессионалом.
Гвардейцы, заняв углы комнаты, напоминали бы декоративные доспехи, если бы не лица под воронеными козырьками шлемов и поблескивавшие в свете очага глаза.
- У меня есть два меча, Ваше величество. Серебряный - для особых созданий, не чувствительных к обычной оружейной стали. И, собственно, стальной - для всех остальных. В том числе и тех, которые не рассматривают людей сугубо и только с точки зрения пищевой ценности. Широта моей сферы деятельности очерчена по длине любого из них.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-06 08:21:14)

+1

9

«Да ты философ», — весело и вместе с тем настороженно отметил Его Величество.
Ситуация казалась почти забавной. С одной стороны, в том, что рано или поздно они с этим на зависть благоразумным профессионалом достигнут, быть может, не абсолютного, но — а, впрочем, без всяких «но» — обоюдовыгодного согласия, Эмгыр Деитвен не сомневался. С другой, — удивительным было, насколько располагающе сложились обстоятельства. Почти как в сказке.
«И созвал король рыцарей, благородных и храбрых, и молвил тогда: «Кто исполнит волю мою, дарую тому я половину царства…».
Половина царства половиной царства, одернул перевязь с церемониальным кинжалом Его Величество, а за кажущейся простотой — что в сказке, что в не совсем сказке — случайно или не очень случайно обыкновенно скрывалась либо доверху забитая дерьмом яма, либо такая же, но уже с пираньями.
«И кто из нас попался? — не имея привычки ни обманывать, ни обманываться, думал Его Величество. — Ты или я? Ты или я…».
Вот только кругом не сказка. Он – не король. Лето – не рыцарь. И в финальной битве Добра и Зла побеждает не самый храбрый, но тот, у кого больше других золота.
«Широта сферы деятельности очерчена по длине меча», — раз за разом мысленно повторял Его Величество.
Что ж, сказать лучше в принципе было невозможно.
А поскольку мечей – два, надо полагать, и цена выйдет двойная.
— Освободить, — распорядился Эмгыр вар Эмрейс, бросая взгляд на двоих гвардейцев, замерших, точь-в-точь кариатиды под крышей богом забытого храма. — Сперва ведьмака. Затем — помещение.
Никто не шелохнулся.
— Мне повторить приказ?
Как выяснилось, ключей от двимеритовых кандалов ни у кого не было.

Пришлось поискать.

— Теперь поговорим предметно, — равняясь с ведьмаком почти вплотную, начал Белое Пламя.
Огонь в очаге потрескивал.
Лето был высок, даже очень высок, но не то чтобы прямо на голову.
— Об Ордене Пылающей Розы слышал? — допросную «саламандры» покинули неохотно и наверняка сейчас, ловя каждый шорох по ту сторону двери, судорожно потели под латами. — Крайне любопытная организация. И вот еще, Лето: ведьмачество в Империи не любят, ведьмаков — подавно… Если ты здесь для того, чтобы убить меня — я ничего, подчеркиваю: ничего и никогда не отрицаю, — шанс у тебя есть. Потому что… не надо врать, Лето, сфера деятельности… ведьмака, наемника, императора… очерчивается не по длине меча; сфера деятельности любого из нас определяется тем, насколько глубоко и тщательно мы готовы ковыряться в грязи вот этими самыми, — поднял обе перепачканные сажей ладони вверх Его Величество, — собственными руками.

+1

10

- Шанс есть. - Сказал ведьмак, потирая запястья. - А смысла нет.
Император был на сто процентов прав: достаточно Лето сделать шаг и одним быстрым, неуловымим движением скрутить Эмгыру шею, как цыпленку. Для человека с его физической силой не было разницы между мужской шеей и цыплячьей.
- Ведьмаки никогда не умирают в своей постели, Ваше величество, но, тем не менее, стремятся к смерти оправданной. Хотя бы частично.
Лето прошелся по комнате, с удовольствием разминая ноющие плечи. Он не смотрел на Эмгыра, но чувствовал на себе его взгляд. А чтобы слышать, как за дверью нервно переминаются с ноги на ногу телохранители Императора, Лето не нужно было даже напрягать слух.
- Я все это говорю, Ваше величество, потому, что не надо врать. И скрывать. В конце-концов, мы не в гвинт играем.
Он тогда еще не знал, что этот разговор с Белым Пламенем - приватный, доверительный, которого когда-либо удоставилвался мало кто из приближенных подданных, не говоря уже о простом пленном ведьмаке - повлечет за собой целую вереницу событий, которые впоследствии будут называть "историческим временем". Если бы ведьмака впоследствии, спустя много лет, спросили бы, как он понял, что стоял у истоков исторического времени, он бы ответил, что понять это легче легкого - просто всего происходит много и быстро.
Но его так об этом никто и не спросил.
А в тот день Лето, торговавшийся с Эмгыром минимум за свою жизнь, а максимум - за узкие, типично ведьмачьи интересы, об этом еще не задумывался.
- Орден Пылающей Розы. - Медленно повторил он. - Слышал о них. Кажется, раньше они назывались Белой Розой. Пример неистовой тяги бросаться из крайности в крайность.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-07 21:25:23)

+1

11

— Шанс есть, а смысла нет, — хмыкнул Белое Пламя Нильфгаарда. — А раз уж мы, выходит, единогласно вранья не терпим и врунов презираем, мысль, пожалуй, разовью и разбавлю: не знаю, как там в гвинте, — к играм я, видишь ли, отношусь прохладно, — но льстит, ведьмак… Льстит, говорю, знать, что в нынешней партии «император» — по-прежнему самая сильная карта. Обидно было бы, — развел руки в стороны Его Величество, и черт бы с ней, с сажей, — во-первых, проглядеть в колоде туза; во-вторых, подохнуть с мыслью о так глупо и так расточительно утраченных возможностях. Пить хочешь?
По сути, он велел казнить и за меньшее.
«Ну что, Йож, захотел разнообразия? — думал Император, тщетно пытаясь угадать, что это такое подозрительно красное липло к стенкам то ли забытого на столе, то ли специально приготовленного в его честь графина. — Устал от всех этих прихлебателей, для которых что в гузно влезть, что гузно подставить — одинаково желанно, ибо так велела Империя и потому что платят? А, может, тоска пробрала? Оно ведь было даже забавно — видеть в каждой канаве шипастое рыло, прекрасно понимая, что стать с тобой в один ряд едва ли соизволит даже в край замудоханная собака.
Вот только смотри не ошибись, Ваше Величество, — думал Эмгыр Деитвен, едва сдерживаясь от того, чтобы не взболтнуть жижу в графине пальцем. — У ведьмачьего меча два острия. И смерть несут оба».
— А фамильярность в обращении к Императору, — после недолгой паузы продолжил Его Величество. — Все-таки недопустима. Во всяком случае, к такому, за чью голову тебе не платят. В остальном правильно: была Белая Роза – стала Пылающая. Привычка жрать в три горла и требовать большего – осталась. Имена с краткой биографической справкой тех, кто окончательно зажрался, получишь… ну, предположим, скоро. Теперь – цена, Лето. Ведьмаки, конечно, редко мрут в собственных постелях, тем не менее, спят и, надо полагать… снят. Разумеется, воплотить в жизнь самые сокровенные фантазии не гарантирую, оправдать твое заключение здесь — да.

+1

12

- Пить хочешь?
- Благодарю. - Отказался ведьмак.
Пить с Императором Лето, разумеется, не рассчитывал, а пить при нём - много не выпьешь. Чутье говорило, что очень скоро у него будет возможность и отъесться, и отоспаться, и выпить сколько влезет. Чего в Нильфгаарде всегда хватало и до Эмгыра, так это кабаков.
- [...] Теперь – цена, Лето. [...]
Лето долго молчал, глядя на переливающиеся красным поленья в очаге. Огонь уже притух, залив каменный зев равномерным жаром. Ему неожиданно предоставилась возможность получить нечто большее, чем деньги. Много денег. Новеньких, со свежеотчеканенным профилем Императора, флоренов.
Нечто такое, о чем он много думал, лежа ночами под открытым небом, ночуя в развалинах и валандаясь во трактам в любое время дня и ночи, в снег и дождь.
Такие мысли посещали его, когда он видел работающих на полях крестьян, когда проезжал через деревни, когда вел коня по переполненным людьми улицам городов. Так было много раз, но нигде он не чувствовал себя своим.
- Вопрос цены, Ваше величество.- Медленно произнес ведьмак. - Не стоит денег. Как я уже сказал, я не стану оскорблять Императора базарными торгами. Стоимость моей работы: ваши милость и... одобрение.
Лето перевел взгляд на Эмгыра.
- В случае полезности моих умений я прошу Ваше величество позволить мне и моим собратьям заново основать ведьмачий цех. На территории Империи есть множество подходящих мест: Цинтра, Доль Ангра, Гесо, Назаир, Маг Турга. Это все, что я приму в обмен на свои услуги.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-10 08:10:32)

+1

13

— Оскорбить мои тонкие чувства, Лето, гораздо сложнее, чем ты можешь себе представить, — прослеживая взгляд ведьмака, туда, где дерево обращалось в пепел, несколько нетерпеливо произнес Его Величество. — К тому же, базарный торг – неотъемлемая часть моей профессии. Твоей, к слову, тоже. Но раз без денег, значит – без денег.
Изначально Орден Пылающей Розы, этот анахронизм, еще даже непонятно, насколько успешно модернизированный — по слухам, разумеется, — самим Сигизмундом Дийкстрой, для большинства властителей Севера казался не страшнее детской поделки. И для властителей Юга. К сожалению.
«А как иначе! Мы ведь взрослые, умные, чертовски сообразительные… профессионалы своего дела».
Потому далеко не сразу вспомнили — оказывается, дети бывают разные, и обычный куличик, стоит вогнать его в глотку оппонента и как можно глубже — вполне себе эффективное оружие.
То, что создавалась для борьбы с утопцами, разбойниками, «скотоелями», но перво-наперво — с большими и малыми вильгефорцами (или, быть может, филиппами эйльхарт) — вышло… не совсем таким, как требовалось. Потому что, помимо цели, внезапно и что само по себе недопустимо – без приказа сверху — обрело Идею. А где идея, там никак не обойтись без средств.
В общем-то, он не приказывал травить Демавенда. Единственное, на что он рассчитывал – оставить трон Аэдирна без более-менее достойного наследника.
— Мое одобрение – это, само по себе, очень много. Но я дал слово. И слово привык сдерживать. Один момент, Лето, — пристально глядя в змеиные глаза ведьмака, добавил Его Величество: — Если вдруг так случится, что принц Стеннис — сын Его Высочества короля Демавенда — получит какие-нибудь сильно неприятные увечья, обещаю: такое оскорбление моя честь выдержит. Убивать его, кстати, совершенно не обязательно. Достаточно будет травмы… нехорошей травмы – например, ведущего к слабоумию вскрытия черепа.

+2

14

- Сегодня мы заключаем договоры, а завтра цепляемся друг другу в горло. - Произнес Лето, поигрывая ведьмачьим медальоном - висящей на цепочке сплетенной в сложный узел серебряной змеёй. - Вот поэтому политика от ведьмачества так же далека, как само ведьмачество - от землепашни.
Далеко же его занес большак. Сначала в нильфгаардские застенки, затем - на прием к императору, а теперь, пожалуйста, протянулся через Ярру в Аэдирн. Еще не уточнив у Императора все детали, ведьмак понял, что в одиночку это дело ему не провернуть.
- Значит, подведем итоги: Орден Пылающей Розы должен не досчитаться определенного количества своих людей, а сын короля Демавенда - потерять способность к принятию в наследство трона. Необычное задание, Ваше величество. Стало быть, и цена приемлема?
Серебряная змея вертелась на цепочке, поблескивая багрянцем очага.

+1

15

— Цепляться в горло? — выгнул брови Эмгыр вар Эмрейс. — Ну, допустим, с твоей комплекцией, Лето… хрен отыщешь шею. Что до меня, я, к глубочайшему разочарованию половины мира, не достаточно сука и даже в недостаточной мере кобель, чтобы погибнуть настолько глупой, будничной, не имеющей долгоиграющих последствий смертью. Я люблю шутки, ведьмак, — усмехнулся Его Величество. — Правда, люблю. Вот только со смертью шучу редко. И тебе не советую.
Медальон посверкивал.
Таких он не видел давно. Если вообще когда-либо видел прежде.
— Все верно, — согласился Белое Пламя Нильфгаарда, понимая, что ведьмак явно хочет добавить что-то еще, что-то… предположительно, максимально существенное. Но медлит.
— Разве я не ответил? — склонил голову набок Его Величество. — Ну да, разумеется. Маг Турга — идеальное место. Но это ведь не конец? Мое одобрение — меньшее из благ. А ты явно настроен на большее. Вот видишь, все-таки перешли к базарному торгу. Что поделать, — развел руки в стороны Эмгыр Деитвен. — Деформирует человека… и деформирует страшно — то ли выбранная, а то ли самим… Предназначением навязанная профессия.

+1

16

- Мне понадобится помощь. - Добавил ведьмак. - Если где-то, в каком-нибудь каземате отыщется ведьмак с таким вот, как у меня, медальоном, пусть его отправят ко мне. В старую крепость, некогда бывшую нашим домом. Вернее, к её остаткам. Если только амнистия ведьмаков не противоречит возможности заново отстроить цех в Маг Турге.
Лето надеялся, что его слова хоть в какой-то мере могут соответствовать истине. Что действительно остались еще живы хотя бы некоторые из его собратьев, не покинули территорию нильфгаардских провинций, а если и встретились с разъездами, то предпочли не вступать в бой. Таких в итоге травили облавами, как диких зверей. Вопреки легендам о ведьмачьих навыках, ни один ведьмак не переживет бой с крепким отрядом.
- Ежели угодно, могу составить список имен.

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-12 22:16:41)

+1

17

— Амнистия может противоречить разве что соображениям морали, иногда — совести, — насмешливо улыбнулся Эмгыр Деитвен. — Но, поскольку и то, и другое, вид редкий, почти исчезающий; не вижу ни одной причины для пертурбации, как, собственно, для пересмотра сделки любым иным неудобным для нас способом. Вдобавок, Лето, Север заполонили монстры. Было бы крайне неосмотрительно дозволить им поганить и мои земли тоже. Хм, — задумался Его Величество, на мгновение касаясь правым указательным подбородка и тут же одергивая. Сажа, будь она проклята.
— Маг Турга — место, конечно, идеальное и очень удачный выбор, однако, сдается мне, я несколько поторопился. Потому что для твоих целей, Лето, Цинтра подходит несоизмеримо больше. Список составь, — кивнул Эмгыр. — Подопечных Ваттье — вы ведь знакомы? знакомы, — хлебом не корми, только дай поработать с документами.

— Цель оправдывает средства, если цель — спасение души.
— Это вопрос или утверждение?
— А на что похоже?
— Хм…
— Можешь не отвечать, — сидя за столом Ваттье в кабинете Ваттье и глядя на Ваттье, сосредоточенно крутил перстень с гигантским бриллиантом Белое Пламя, Пляшущее на Курганах Врагов.
К огромному удивлению Его Величества, по большему счету в коридорах Башни Смеха пахло не мочой и кровью, но почему-то квасом и творогом.
— Ведьмака освободишь утром. Дашь денег. Снабдишь всем, что он попросит.
— В пределах допустимого?
— В пределах допустимого.
— Дозволено ли мне будет узнать, чем именно он заслужил ваше расположение? Мне казалось…
— Когда кажется, Ваттье, уединись в туалетной комнате и расслабь то, что особо напряжено. Дело не в расположении, Ваттье… Не знаю, насколько содержание отвечает форме, но этот ведьмак, Лето, то ли и так чересчур громаден, то ли чересчур умен… Потому что даже не пытался казаться больше. А это подкупает.
— Вы ему верите, Ваше Величество?
— Нет, конечно. Я никому не верю. Это Предназначение, Ваттье.
— Предназначение?
— Оно самое. Увы, без пинка работает чересчур медленно и не слишком эффективно.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Оправдывая средства, оправдывая цели (Нильфгаард, февраль 1269 г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC