Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » О людях и чудовищах » Как две капли воды (Нильфгаард, 1269г.)


Как две капли воды (Нильфгаард, 1269г.)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.uploads.ru/t/awyZV.jpg

Время: март 1269г.
Место: окрестности столицы Империи.
Участники: Львенок из Цинтры и Мотылек оттуда же.

История о том, насколько две капли воды, так похожие друг на друга с виду, могут оказаться разными внутри.

Отредактировано Незабудка (2017-09-30 23:16:56)

+1

2

Пустая карета, сопровождаемая двумя конными, ехала по столь же пустой лесной дороге. Пустой карета была потому, что долженствующая в ней ехать титулованная особа наотрез отказалась провести еще хоть полчаса  в этом душном ящике, в котором, к тому же еще и невообразимо укачивает. Да, и возражений на этот счет она не принимала, потому как имела на это полное право: и не принимать, и капризничать – титулованные особы, они такие, особенные. Тем более, когда носят столь особенный титул, как Её Величество Королева Цинтры и Императрица Нильфгаарда. Так вот, воспользовавшись всеми своими правами и особенностями, Её Величество велела одному из сопровождающих её гвардейцев уступить ей своего коня, благо костюм её был равнопригоден  для путешествия как в карете, так и верхом. Карета ехала неспешно, если не сказать задумчиво, как и конный эскорт, что для столь титулованной особы показался бы непозволительно мал, если бы не одно обстоятельство. И маршрут, и окружение, даже дорожный костюм Её Величества – все было выбрано и устроено так, чтобы обеспечить инкогнито при максимально возможной безопасности. За два часа до того, как сама Императрица покинула город золотых башен, из дворца отбыл снаряженный по всем правилам этикета и нормам дворцовой пышности и антуражности императорский кортеж. Императрица, которую старательно изображала одна весьма способная фрейлина, при полной свите выдвинулась в Цинтру, проехав через полгорода и двигаясь далее по основной дороге.  Сей отвлекающий маневр, маневром был очень спорным, но Императрица, не фрейлина, а та, другая, что ехала сейчас верхом на чужой лошади, отстояла право на его воплощение, резонно упомянув недавние события в столице, когда даже пребывание в стенах дворца, при полной свите, усиленной охране и благословении самого Белого Пламени и Великого Солнца в придачу, не защитило Её Величество от смертельной опасности, и гибели ей удалось избежать лишь волей случая или, быть может, предназначения. К тому же, этому маскараду суждено было продлиться не так уж долго. Лишь пока они не отъедут достаточно от столицы, а затем, в условленном месте произойдет воссоединение и вновь усиленная охрана, полная свита, этикет и благословение Белого Пламени и Великого Солнца – все будет на своих местах.
Немного посвежевшая, с тех пор, как выбралась из удушливого ящика, но все еще бледная, Императрица, так же известная в совсем узких кругах как Незабудка или мотылек, а всем прочим, как Цирилла Фиона Элен Рианнон была погружена в собственные мысли. Она вспоминала, как пару часов назад смотрела из окна своей спальни на своего двойника. Оттуда, из-за занавеса, с достаточного расстояния, благодаря общим стараниям, антуражу, парику и макияжу, двойник выглядел вполне правдоподобно. Все настолько же убедительно смотрелось из дали, насколько фальшиво выглядело в близи. Стоящие рядом, они были совершенно не похожи, ни внешне, ни голосом, ни движениями и никакой парик, макияж или антураж не могли этого изменить.
«Неужели для тех, кто знает её, настоящую, я тоже выгляжу такой убогой подделкой?» Конечно, она и раньше понимала, что именно так и выглядит, но одно дело понимать это, но совсем  другое испытать это самой. Испытать и ужаснуться.
Неожиданно Незабудка вздрогнула, вырванная из своих тяжких дум. Её кольнуло в грудь, что-то неведомое, неразличимое, но невероятно сильное. Сомнения? Страх?...Предназначение.
Как известно, к подобным загадочно-магическим, а вернее сказать, иррационально-эмоциональным вещам животные более восприимчивы, чем люди. Лошади заржали и сильно занервничали. Все разом. Те, что были в общей упряжи, начали кто, вертеться, кто лягаться, кто пытаться перекусить поводья; конь одного из всадников встал на дыбы, а вот лошадь Её Величество понесла. Испуганное животное рвануло через бурелом, совершенно неуправляемое, оно мчало вперед, не разбирая дороги и не давая ни единого шанса себя успокоить или обуздать. В какой-то момент, несясь по краю оврага и наткнувшись на поваленное дерево, лошадь резко встала на дыбы и тут уже даже стиснутые и одеревеневшие от ужаса  руки и ноги не смогли удержать все тело в седле. Незабудка упала, откатилась в сторону, уходя из-под копыт, но свалилась в овраг, темный, сырой и глубокий. Как только земля вокруг перестала кружиться и больно избивать со всех сторон, гул в голове стал чуть тише, а глаза вновь обрели способность сфокусироваться, Её Величество не тратя ни минуты, рванулась, вставая на ноги, чтобы как можно скорее выбраться из этой западни и найти своих спутников, пока в памяти еще свежи все те осинки и дубки, что наотмашь хлестали её по лицу, пока взбесившееся животное уносило Императрицу в чащу леса. Вскочила и тут же рухнула, взвизгнув от невыносимой, жгучей боли, пронзившей ногу.

Предназначение… А может просто издевка судьбы. Незабудка корчащаяся от боли и ужаса осознания собственной беспомощности лежала на дне оврага точь в точь, как когда-то давно, лежал один король Цинтры, её дед. Лежал и умирал до тех пор, пока его не нашло Предназначение.

+2

3

Она должна отыскать Йеннифер. Вот так просто: должна — и все тут. Никаких больше отговорок, возражений, вопросов, долгих сборов, блужданий вокруг да около. Чистейшая незамутненная решимость.
А таковой она могла быть только при крайне спешном отчаливании. Потому что стоило только задуматься...
Спутники, кажется, поверили ей. Или — поняли.
Сложно сказать, что из этого было хуже.
Сборы — если их можно так назвать — были быстрыми, подобные тем к которым она привыкла за время странствий между мирами, когда Красные Всадники неизменно шли по ее следу. Цири уходила налегке, верная рефлексам беглеца,  только на этот раз — не спасаясь от Охоты, но навстречу к.
К маме.
И только это имело значение. Она — они — связанные нерушимыми нитями Предназначения, пронизывающими архипелаг времен и мест. Неизменно светившие маяками в мрачном и запутанном лабиринте ее дорог.
Увы! Именно это делало задуманное еще сложнее.
Она умела перемещаться в определенное время и место, с значительно большим риском — в неопределенное и незнакомое. Но сейчас она собиралась сделать то, о чем Аваллак'х запрещал ей даже думать, не то что пытаться — взять за ориентир живого человека, хуже того — человека, чья жизнь настолько переплетена с ее собственной. По его мнению в самом лучшем случае у нее просто ничего не получится. А в худшем... Креван пускался в пространные речи о парадоксальной природе времени — которого как бы и не было вовсе, вернее все моменты существовали одновременно — но при этом существовал неизбежный принцип линейности, который в самом упрощенном виде сводился к строжайшему правилу не приходить туда, откуда не успел уйти. «Коллапс, Zireael, грандиозный коллапс. Забудь об этом навсегда».

Но Йеннифер видели в Нильфгаарде. При дворе этого человека.
Она должна была ее найти.
И в этот раз — не опоздать.

Тем более, что над страшнючим парадоксом Знающего она уже давненько размышляла, естественно, не поднимая эту тему в разговорах. И в размышлениях получалось у нее, что всего-то и нужно было — оставаться при перемещении в пределах одного момента.

Всего-то.

Всего-то-навсего оседлать бушующее торнадо сверкающее образами былого и несбывшегося, того, что было, того, что виделось, того, что вырывается из мыслей и страхов и рвет, и мечет, оглушительно гремя, взрывая голову грохотом  тысяч хлопающих дверей. Цири движется туда, где подобно путеводной звезде мерцает чародейская бархотка — пытается двигаться, но не может, все ее тело словно парализовало, свело невозможной судорогой.
Мамочка. Мама.
Хлопают тысячи дверей. Или тысячи черных крыльев над трещавшей в огне, кричавшей в агонии Цинтре — кричащей страшно, долго, криком умирающей женщины в центре морской бури. Она не видит ее лица, не может вспомнить.
Цири прокусывает губу от напряжения, в бесплодной попытке вернуть власть над неподчиняющимися мышцами, вывести их из ступора болью.
Море бушует вкусив королевскую кровь.
Звезда мерцает так близко, что можно было бы дотронуться — сумей она выпрямить руку, но за ней проступает человек — тот самый, что смотрит с палубы корабля. Он шевелит губами, но сквозь вой не слышно слов, а потом смотрит на нее в упор. И протягивает ей руки — две горсти полные крови.
ОТДАШЬ МНЕ ТО, ЧТО ЗАСТАНЕШЬ ДОМА, НО ЧЕГО НЕ ОЖИДАЕШЬ.
И Цири пробивает оцепенение и отшатывается в ужасе, падает на землю, ломая ветки.
Ветки?

Чертовски колючие ветки чертовски колючего куста в который она отпрыгнула как раз вовремя, чтобы не быть затоптанной несущимся на нее конем. Голова гудела, руки ободрались при падении, но в остальном она не пострадала. Ткань, которой она благоразумно замотала лицо перед перемещением. худо-бедно защитила лицо, хоть вся и была теперь покрыта колючками. Выругавшись сквозь зубы, Цири поднялась на ноги, поправила меч и осмотрелась. Она находилась в лесу посреди бурелома... где-то.
Тот еще коллапс.
Позади раздался женский крик заставив ведьмачку вздрогнуть. Сердце забилось часто-часто. Умчавшийся в чащу конь был без всадника, и быть может... Цири поспешила на звук голоса. Надежда — слепое чувство. А еще глухое и страдающее провалами в памяти. Калека во всех отношениях, как ни посмотри.
Конечно, госпожа Йеннифер не стала бы кричать в такой ситуации.
Да и голос тот был совсем не похож.
С края оврага дна было толком не разглядеть, но  Цири разглядела смутные очертания человека в той стороне откуда слышались глухие стоны. Но и до того, как она спустилась вниз и смогла разглядеть женщину как следует, было ясно, что женская фигура эта никак не может быть черноволосой чародейкой. Разочарование было ожидаемо-горьким.
— Эй! Ты цела? — окликнула она ее приближаясь.

Отредактировано Цири (2017-10-27 01:22:59)

+1

4

Вынужденно ждать встречи с судьбой, т.е. непонятно чего, распластавшись на дне оврага, было неприятно. Жгучая боль в ноге, непереносимо-отвратные  запахи, совершенно не вовремя подступающая тошнота – такие вот, совершенно некоролевские, уже успевшие позабыться (а ведь еще и  года не прошло, как все-таки быстро отвыкаешь от плохого, привыкая к хорошему) ощущения обуревали Её Величество. «А мне-то казалось, что в карете ехать невыносимо. Интересно, что случиться быстрее, меня отыщут или голодные волки учуют во мне добычу?»  - Незабудка потянулась и подтащила к себе ветку из тех, что поувесистее - хоть какое-то подобие средства самообороны. Совершенно обычные для такого места и времени года запахи показавшейся из-под снега гнилой листвы и сырости казались ей сейчас тошнотворными, - Ну почему здесь так воняет? Словно я не в чаще леса, а городской канализации».
— Эй! Ты цела?
Внезапно раздавшийся совсем рядом голос заставил её вздрогнуть. С одной стороны, голос был женский и угрозы в нем не слышалось. С другой, Незабудка не услышала шагов, совсем. Она была начеку, вокруг тихо, но обладательница голоса приблизилась бесшумно – так простые смертные по лесу не передвигаются. И то, как она выглядела … лицо скрыто - замотано каким-то тряпьем.
«Лесная разбойница, наверняка,- пронеслось в голове, а сердце успело предательски сжаться перед тем как бешено застучать. Пальцы сами собой сильнее сжали ветку, - Но смогу ли я отбиться? И как знать, может в соседних кустах притаилась целая банда. Надо убедить её, что выгоднее оставить меня в живых, чем прирезать в этом овраге. Хотя бы не сейчас прирезать и не здесь. Тогда у меня есть шансы».
- Нет. Я не могу подняться.  Прошу, сударыня, помогите! Я вас отблагодарю. У меня при себе ничего нет, но мой отец – состоятельный вельможа. Мы вместе ехали из столицы, когда моя лошадь понесла, и я упала в этот овраг. Он меня уже ищет. Он щедро вознаградит вас за помощь.

0


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » О людях и чудовищах » Как две капли воды (Нильфгаард, 1269г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC