Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Время затмений (Предместья Новиграда, осень 1213)


Время затмений (Предместья Новиграда, осень 1213)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: Осень 1213г
Место: Предместья Новиграда
Участники: Мишариэль, Ксардасиус фон Альбрехт
http://s2.uploads.ru/3DNEj.jpg
Когда на Севере наступали тёмные дни, когда сердца людей окутала мгла, самые разные силы пробудились ото сна. Чародей практикующий некромантию, что проводил свои тёмные исследования, хотел вдохнуть жизнь в мёртвое тело, в то время как эльфка, которая от природы была почти бессмертна, едва выживала в обществе настроенных против Старших рас людей.
И вот одним из осенних вечеров, чародей вычитал в одном эльфийском манускрипте, давней эпохи, что для того, что бы "не жизнь" возбурлила в давно покинутом жизнью теле, нужна Aen Seidhe Ichaer, кровь эльфов.

Отредактировано Мишариэль (2017-09-26 22:47:08)

+1

2

За окном моросил мелкий осенний дождь, капли ударялись о ромбовидные, маленькие стёклышки, которыми было забранно окно. Закат подходил к концу и фонарщики засветили на улицах фонари, которые жёлтыми, размытыми пятнами были видны в окошко рабочего кабинета чародея Ксардасиуса.
- И это точно должно помочь? - задал вопрос сухощавый уже не молодой человек, в богато украшенном камзоле дворянина. - Просто, вы же понимаете проблемы моей супруги достаточно интимного характера и…
- Да-да, я вас прекрасно понимаю. - отозвался чародей стоявший перед дворянином. - Это снадобье поможет… гарантированно. А проблемы вашей супруги, не станут достоянием общественности, можете быть спокойны. Это моё слово и моя гарантия.
   Сухощавый дворянин кивнул и протянул чародею увесистый, кожанный мешочек.
- Благодарствую мэтр Ксардасиус. И приятного вам вечера. - проговорил он.
- Здоровья вашей супруге и счастливой семейной жизни. - ответствовал чародей, провожая дворянина до двери.
   Когда дверь захлопнулась Ксардасиус пересчитал содержимое мешочка и удовлетворённо кивнув, положил кошель в стенной сейф. В сейфе лежал уже с десяток подобных вместилищ богатств земных. Оказание магических услуг населению такого большого города как Новиград, было выгодным. Выгодным, но скучным. Хотя большинство из его коллег по ремеслу назвали бы это времяпрепровождение неплохой карьерой, Ксардасиус чувствовал что “увядает”. Порой маг задумывался, для чего он вообще стал чародеем? Ведь уже на последних годах обучения в Бан-Арде он понял, что приличного чародея, гордости братства из него не выйдет. Ему по большей части были совершенно не интересны магические практики позволявшие излечивать болезни, строить города, или производить на свет не пойми каких чудовищ, которые в добавок ко всему обладали ещё и собственным разумом. Он не рассматривал магию как науку или исскуство, которое позволяло творить удивительные вещи. Но зато он видел в магии большой потенциал по применению её на поле боя. Война и стала призванием молодого выпускника Бан-Ардской академии. Когда только отгремели залпы выпускного салюта и его сокурсники гурьбой повалили в бордели, лапать девок и предоваться разврату, Ксардасиус направился странствовать и познавать мир не со стороны постели, но со стороны меча.
   Его собратья клемили его отщипенцем и недостойным, но ему было плевать. И общество грубоватых, но простых наёмников он находил во многом приятнее, обществу чародеев, похожему на клубок змей. Очень развратных змей. За время своих странствий, он изменился, стал лучше понимать мир, процессы в нём происходящие, научился владению оружием, да и вообще воинской науке. И что было самым важным научился применять на поле боя магию. И это его превосходство в боевом отношении, над простыми воинами, возбуждало его, заставляло кровь быстрее течь в жилах. Он упивался битвой, упивался тем, что он властен над жизнями других. Но всё рано или поздно заканчивается, закончились и активные военные действия, и небольшие местечковые войны. Вот вольная компания наёмников в которой он состоял и направилась из Нильфгаарда в северные королевства.
   В Новиграде, Ксардасиус осел не случайно. Он решил поселиться здесь, поскольку в этом же городе остановились и его товарищи, Димко Полуухий и Луциус Брингер. Луциус вообще нашёл себе в Новиграде жену - дочь банковского клерка и выгодно устроился на работу в храмовую стражу.
Ксардасиус же, приобрёл себе в Новиграде небольшой домик и решил заняться тем, что считалось для чародея не таким постыдным занятием, как наёмничество, а именно оказанием населению магических услуг разного рода. Таким образом, он знал, зарабатывали многие чародеи и чародейки. Однако под определение “магических услуг” у Ксардасиуса подподал очень обширный перечень занятий, многие из которых, в чародейском обществе приветствовались ещё меньше, чем наёмничество. Например истребление утопцев в городской канализации, аки какой ведьмак. Или же помощь храмовой страже. Хотя последнее Ксардасиус делал вовсе не из-за денег, а скорее помогая своему приятелю Луциусу. К тому же чародей мог искусно маскироваться под простого воина. Доспехи носить он умел, мечём владел так же не плохо, а что ещё надо. По крайней мере, такие вот занятия, которые казалось, не достойны уважающего себя чародея помогали Ксардасиусу чувствовать себя живым.
   Но было и ещё кое что. То что, хранилось магом в глубокой тайне и то, что не должно было всплыть на поверхность ни при каких обстоятельствах. Хоть Ксардасиус и не был образцовым чародеем-учёным, но кое какие исследования он всё же вёл. Это был его “Опус Магнум” - дело всей жизни. Но подходил он к этому делу крайне осторожно и постепенно. Ещё в годы своего обучения в Бан Арде, Ксардасиус заинтересовался запретными некромантическими практиками. А за время странствий, кое что из этих практик ему даже удалось опробовать. Но всё это были лишь детские шалости, по сравнению с тем чего желал добиться чародей. А желал он, не много, не мало, поднять армию из оживших мертвецов, которые бы верно служили и защищали его. Но пока, ни об армии, ни даже об отряде, немёртвых воинов, речи не шло. На самом деле, чародей не был даже уверен в том, что сможет привести к “не жизни” хотя бы один труп. Однако он хотел понять как это можно сделать.
   И вот наконец он наткнулся на один из древних эльфских фолиантов, который не пойми как сохранился до настоящего времени. Нашёл Ксардасиус этот фолиант, как не странно в тайнике, в подвале недавно приобретённого им дома. Как он там оказался чародей понять не мог. Перед ним, дом принадлежал одному купцу, перед купцом, банкиру. Были ещё ростовщик и мелкий чиновник, а далее история терялась в веках. Но маг был уверен, что само провидение ведёт его.
   Изучал фолиант Ксардасиус крайне внимательно и наконец неделю назад он натолкнулся на перечень необходимых ингридиентов для поднятия трупа. Почти все нужные ингридиенты он собрал. Нехватало лишь двух. Прежде всего самого трупа, но этим чародей решил озаботится в последнюю очередь. Но так же нехватало и Aen Seidhe Ichaer, пресловутой Крови Эльфов. При чём не абы какой, фолиант утверждал что требовалась кровь эльфийской дамы, знатного рода, коей не менее столетия от роду и коя отдаст эту кровь добровольно. И эта задачка была не из лёгких, очень не из лёгких. Благо, что крови требовалось совсем не много - небольшая пробирка. И что эльфка не должна была быть девственницей. Ксардасиус прекрасно понимал, что девственницы в этом мире и так сами по себе редкий товар на грани полного изчезновения, а уж столетние девственницы так и вообще миф и сказка. Тем не менее, даже с учётом этих двух фактов задача сильно легче не становилась. Во-первых, следовало найти эльфку знатного рода, что было не слишком легко даже в Новиграде. Потом, требовалось что бы эльфке было не менее ста лет. Но самое главное, свою кровь эльфа должна была пожертвовать добровольно. Благо в фолианте не запрещалось прямо купить данный ингредиент. То есть, можно было эльфе просто напросто заплатить и это дело упрощало. Однако найти кандидатку на эту роль было довольно сложно.
   Однако, вчера чародей смог таки узнать, где можно найти подходящую под описание дочь Старшего народа, которая к тому же, возможно будет согласна поделиться своей кровью, пусть даже и за плату. Информацию о месте нахождения данной особы должен был ему предоставить его товарищ Луциус. И оговорились они сегодня, после заката, встретиться в таверне “Старый кабан”, что находилась в предместьях Новиграда. Поэтому чародей, дождавшись когда его последний посетитель уйдёт, собрался и направился туда.

   Когда чародей подошёл к воротам Иерарха уже совсем стемнело. Ещё задолго до ворот, Ксардасиус услышал возмущённые крики, и голоса тех кому не посчастливилось попасть в город до наступления темноты. Кметы и мелкие торговцы, толпились со своими повозками у городских стен. Кто-то в отдалении уже стал устанавливать палаточный лагерь, окружая его повозками с добром. Кто-то шумно спорил со стражниками, доказывая что ещё не время, что они ещё могут проехать в город. Ксардасиуса пропустили без особых проблем, храмовая стража знала его в лицо, да и по синей мантии и посоху узнать в нём чародея не состовляло труда. Ксардасиус миновав городские ворота углубился в предместия, где и находилась таверна “Старый кабан”.
   Заведение было так себе, средней паршивости. Часто можно было там заметить личностей явно промышляющих чем-то криминальным, но зловещей репутацией “Кабан” не пользовался. Тем не менее маг, на всякий случай поддел под мантию кольчугу, а на его боку висел, его старый товарищ, прошедший с ним не одну битву - полуторный клинок, прозываемый бастардом.
   Маг толкнул дверь и вошёл в общий зал заведения, окунаясь в гул и гам голосов, запаха кислого вина, и несвежих продуктов. От Луция, чародей знал, что проезжим или бедным постояльцем, а порой и нелюдям хозяин часто подсовывал лежалые блюда. Маг сильнее натянул капюшон на голову и прошёл к одному из свободных столиков в тёмном углу, распологаясь там. Луция ещё не было видно. Через непродолжительное время к новому посетителю, подошла разносщица, милая на личико девушка лет семнадцати от роду. И задала свой обычный вопрос, чего же желает дорогой гость. Чародей ответил, что бокал хорошего вина и не более, и выкатил перед девушкой золотую монету. Разносчица кивнула и вскоре перед магом появился бокал с вином.
   Пока Луция не было, чародей сидел в тени, попивал вино, да прислушивался к разговорам в общей зале. А прислушаться было к чему. Контингент “Кабана” состоял в основном из местных работяг людского племени. И разговоры вели они соответствующие. Что начальник и бригадир смены паскуды и наверное “балуются под хвост”. Что шлюхи из местного борделя в конец охренели и ломят за услуги двойную цену против прошлого года, и что виноваты в этом никто иные как нелюди - проклятущие краснолюды, и эльфы, которые сбивают цены, отбивают рабочие места, и вообще поганят мир своим присутствием.
Ксардасиус уже не первый раз бывал в этом заведении и мог составить даже примерный план по наростанию ненависти к старшим расам. И с каждой неделей её становилось всё больше и больше. Ндя…, решил маг, скоро видать опять начнуться погромы. К температуре кипения было уже близко.
С одной стороны Ксардасиус к нелюдям особой не любви не питал, скажем так, они ему просто не мешали. С другой стороны где-то в глубине души ему даже хотелось что-бы очередной погром состоялся. По крайней мере для успокоения толпы двинут храмовую стражу и тогда Ксардасиус сможет присоединиться к Луцию, да отвести уже душу.
   Вскоре маг увидел, как в таверну входит крепкий мужщина лет двадцати пяти, облачённый в броню храмовой стражи со знаками различия сержанта. Дождавшись когда мужчина повернёт голову в его сторону, Ксардасиус махнул рукой. Стражник заметив его жест, прошёл и опустился за стол подле него. Это и был товарищ чародея по наёмнтчеству Луциус.
- Ну привет тебе, Ксар! - проговорил мужчина улыбаясь. - Ну что, отпустил того дворяшку с миром, и я смотрю даже пришёл по раньше.
- Отпустил и пришёл. - подтвердил маг. - И да, Луц, сегодня у меня не так много времени, поэтому прошу быстро и по делу.
   Так же как и Луциус, Ксардасиус, говоря Луц, использовал сокращённый вариант его имени, эдакую кличку в их вольной компании. Стражник усмехнулся и проговорил:
- Что, так припёрло похоть свою удовлетворить, что тебе не терпится узнать где же проживает нужная тебе особа? Вот чего-чего, а вас, чародеев, я никак понять не могу. Ну Ксар, правда, то ты ходил как кастрат какой, извини конечно, хотя ты помнишь, случаев за военные компании представлялось, и не мало. А то подавай тебе бабу, да ещё не простую, а эльфью, да не просто эльфью, а ещё, что бы была знатного рода, да и не просто, знатного рода, а не менее ста лет от роду. Хорошо, что хоть столетнюю девственницу не запросил! Вот скажи ну чем бы тебе, простая шлюха не угодила? Да хоть та же эльфка?
- Ох, Луц... - проговорил маг, когда выслушал всю триаду товарища. - Моя похоть тут не при чём. Но может обойдёмся без деталей? Я же не спрашиваю тебя, зачем тебе те или иные элексиры бывают потребны, и даже не говорю об этом никому, даже Димко, хотя он не из болтливых. Поэтому и тебя прошу, давай без лишних подробностей и лишнего разглашения. Не волнуйся, как стражнику, работы я тебе точно не прибавлю, убивать или колечить её я не собираюсь. Хочу просто поговорить.
- Просто поговорить… - хитро прищурился Луциус. - Как же знаем мы такие разговоры… Ну да ладно, без лишних сантиментов значит без них.
   Стражник огляделся по сторонам и понизил голос, хотя в общем гуле таверны их и так было не особо слышно.
- Кабаре “Пурпурный закат”, здесь же, в предместьях, недалеко отсюда, кстати находится. Работает там одна потребная тебе особа, танцовщицей, вроде как. Зовут Мишариэль.
  Чародей извёк из внутреннего кармана мантии небольшой мешочек с золотом и положив на стол пододвинул стражнику.
- Спасибо Луц, большое спасибо!
- Да что ты, что ты?! - замахал руками Луциус и тихо запротестовал. - Ты же последний раз, для меня зелье бесплатно делал, так что можно сказать, я должок вернул.
- Нет, Луц. - так же тихо проговорил чародей. - Каждая услуга должна быть оплачена. А ты оказал мне очень большую услугу, Луц. За зелье расплвтишься потом.
- Бывай Ксар! - откликнулся стражник пряча кошель. - Расскажи хоть потом, как у вас всё получилось.

   Чародей вышел на улицу. Противный дождь, моросивший весь день, приутих и сходил на нет. Но Ксардасиус не снимая капюшона отправился вниз по улице, туда где распалогалось кабаре. Представление начиналось.

Отредактировано Ксардасиус фон Альбрехт (2017-10-08 20:53:37)

+1

3

Мишариэль сидела в гримёрке, погружённая в свои мысли, и краем глаза наблюдала за тем, как готовятся к выступлению две другие артистки: девушки нарядились в чёрные одежды и туго заплели волосы: эльфка знала, зачем это нужно: перед входом будет представление с огнём. Сама рыжеволосая не одобряла это: рано или поздно они доиграются до пожара, даже несмотря на все предосторожности.
Начинались сумерки, заиграла музыка и артистки отправились наружу: они подожгли факелы и начали ловко жонглировать ими, перебрасывая друг другу, успевая при этом поворачиваться на каблуках, а иногда даже выбрасывая их из-за спины. Это всегда работало: моментально собралась толпа, а именно это и требовалось хозяину кабарэ: даже если большая часть зевак неплатёжеспособны, хотя бы часть из них будут потенциальными клиентами.
Мелодия скрипки стихла, сменившись резким и частым боем барабана, и девушки перед входом начали быстро кружиться, буквально осыпая друг друга снопом искр: толпа отпрянула, буквально охнув: казалось, что они вот-вот вспыхнут, но, как и всегда, ничего не произошло: номер был прекрасно отработан, и даже в жаркую погоду никто ещё ни разу не обжёгся - что уж говорить о дожде. Хотя Мишариэль подозревала, что здесь не обошлось без какой-нибудь магии или алхимии: даже если ткань их платьев была огнеупорной, вряд ли можно было терпеть попадание искр на лицо.
Девушки изящно поклонились толпе и направились внутрь: вечер начинался.
Готовясь к выступлению, Мишариэль причесала пышные волосы так, чтобы они совершенно скрывали длинные уши, и они не выдавали её эльфское происхождение, хотя, наверное, это было уже бесполезно: большинство клиентов были постоянными и давно знали, что здесь выступает и представительница старших рас - а необычно высокий для людей рост, в сочетании с цветом волос сразу давал понять, кто именно.

Мишариэль надела красное тонкое платье: ей очень шёл этот цвет, а выступать ей предстояло в паре с блондинкой: одной из тех, кто развлекался с факелами перед входом; и она будет в таком же, но чёрном платье. Декольте на тонком платье было вызывающе глубоким, руки полностью открыты, очень короткое и открывающее ноги до бёдер, но с длинным шлейфом сзади.
"Если бы моя мать ещё была жива, у неё случился бы сердечный приступ, увидь она меня в этом." - хотя собственно и сам факт того, что она выступает в таком месте, как это, был очень унизительным. Мишариэль успокаивала себя лишь тем, что это настоящее искусство, а вовсе не работа - для леди её происхождения сам факт того, чтобы работать, был недостойным.
Её партнёрша была дочерью хозяина заведения - её звали Адриана, и она была, несомненно, очень красивой и необычно талантливой девушкой - но Верселла всё равно была в шоке от самого факта: как можно быть настолько беспринципным, чтобы позволять собственной дочери танцевать в подобном заведении? А ведь клиенты могли заказать приватное выступление любой артистки - вопрос лишь в цене. Хотя, возможно, это была лишь некоторая ревность: Мишариэль была совершенно уверена, что она здесь знает об искусстве больше любого другого, и должна быть здесь ведущей актрисой, а это не так просто потому, что она эльфка, и d'hoine просто не могут относиться к ней, как к равной.
- Миша! - эльфка, кажется, заслушалась музыки, звучащей из зала, и пропустила своё время, - Хватит мечтать! Наш выход!
Эльфка встала и направилась к выходу. Мелодия изменилась, и перед началом Мишариэль закрыла глаза, мысленно отстраняясь от всех зрителей и от всего происходящего: некоторые артисты говорили, что приветствия толпы и аплодисменты придают им сил и уверенности, но для ан Верселлы было бы куда проще, если бы на неё вообще никто не смотрел - если бы была только она и музыка.
Они сами придумывали своё выступление, и оно было отточено до совершенства: несмотря на то, что вместе выступали эльфка и человек, а разница в возрасте была более ста пятидесяти лет и сопровождалась, разумеется, такой же разницей в мировоззрении и вкусах, в результате удалось создать выступление, которое очень нравилось обоим артисткам - и множеству посетителей.
Начало танца было динамичным и напоминало польку: выступающие кружась и подпрыгивая вбежали на сцену с разных сторон, сблизились в середине и начали хлопать друг другу в ладоши: два удара правыми руками, затем два левыми, потом артистки, двигаясь по кругу, поменялись местами и повторили то же самое.
Затем следовала вторая часть танца: она выполнялась строго синхронно на разных сторонах сцены: музыка постепенно замедлялась, а движения постепенно становились всё более чувственными: несколько чередующихся с пируэтами глубоких наклонов вперёд и назад, затем девушки, постепенно приближались всё ближе друг к другу и к самому краю сцены, ближе к зрителям, опустились сначала на колени, а потом и вовсе легли на бок. А дальше они плавно переходили к третьей части: короткой, но и самой сложной и впечатляющей - она выполнялась уже в паре: артистки сплели ноги, медленными движениями поднялась сперва лицом к лицу, почти касаясь друг друга носами, затем Мишариэль сделала глубокий шаг правой ногой вперёд, одновременно её напарница также отступила левой ногой, так, чтобы они оставались лицом к лицу, дальше они, держась левыми руками, полностью повернулись, меняясь местами, затем сделали обратный шаг, вставая в полный рост, и начали быстро кружиться каждая вокруг своей оси, одновременно обходя друг друга, а спустя несколько секунд поменяли вращение на лицом к лицу, держа друг друга за руки, по очереди максимально отклоняясь назад, и удерживаясь только за вытянутую руку напарницы. Толпа аплодировала.
Девушки остановились, закончив выступление, поклонились зрителям, и ушли за сцену. На самом деле номер был, конечно, эротичным, но вовсе не пошлым, и здесь не стоило стесняться: артистки с улыбками кивнули друг другу, даже не тратя времени на слова: они и так понимали друг друга и обе были очень довольно выступлением, хотя Мишариэль отчётливо слышала, что флейтист во время номера несколько раз ошибся, но вряд ли кто-нибудь ещё тоже заметил это, а танцовщицам это совсем не помешало.
Эльфка вернулась на своё место, отдыхая после выступления. Возможно, сегодня она будет выступать ещё раз или два.

+1

4

Я пробираюсь живым мимо мертвых,
Ползу по окопам любви.
Этот город глухих, непрощенных
Мне шепчет молитвы свои.
Здесь времени срезали крылья
Под блеск сфабрикованных звезд,
Движение остановилось -
Мечтал о покое? Сбылось!
(c.) Ольви, "Иди и смотри".

   Когда чародей подошёл к кабаре, куда направил его Луций уже совсем стемнело. Ещё на подходе маг услышал музыку и увидел, что у входа в заведение собралась толпа зевак, которая глазела на представление с огнём. “А что, вполне себе неплохой рекламный ход...”, подумал Ксардасиус, “и за одно бесплатное представление для народа. Наверняка, городской совет, прощает какую то часть налогов хозяину заведения, или же закрывает глаза на тёмные делишки которые могут там твориться.”
   Чародей подходил ближе, девушки уже заканчивали своё огненное шоу и заходили внутрь. Продираясь через толпу зевак, многие из которых были уже пьяны и не спешили уступать дорогу даже чародею, Ксардасиус, краем уха услышал:
- Ну что болты то взял?
- Конечно, пригодятся нам, вкрутим их на втором то этаже.
   Говорили двое, не очень приятных личностей слева от него. По виду они напоминали простых рабочих. Тёмные матерчатые куртки, засаленные штаны, на спинах обшарпанного вида рюкзаки. Таких представителей рабочей братии можно было встретить повсюду в предместьях. Однако, что им делать здесь, у кабаре? Пришли поглазеть на бесплатную часть? “Возможно”, подумал чародей, “а возможно и нет. И я уверен, не о тех болтах они говорили, которые краснолюдское изобретение, а говорили о болтах арбалетных.” Впрочем, чародей знал, что предместья и без того кишит тёмными личностями, так что скорее всего эти двое просто задумали кого то грабануть, или же у них был заказ на какую-нибудь шишку местного разлива. Ксардасиус очень сомневался, что на него. Во-первых, он тут никому дорогу не переходил и жил себе спокойно. Во-вторых, даже буде кто-то и нанял наёмных убийц, то убийцы были клиническими идиотами, идти на чародея с такой хреновой конспирацией ха!
   Ксардасиус не предал этому значения и прошёл дальше, ко входу в заведение где играла музыка. На входе он заплатил положенную сумму и пройдя внутрь устроился за одним из столиков. На вопрос служки, обученного и одетого, тут лучшим манерам и в лучшую одежду, нежели в таверне, чародей ответил, что пока воздержится от еды и напитков.
   Заиграла новая мелодия и на сцену вышли две девушки. Ту которая была эльфка Ксардасиус определил сразу. Потому что, был предупреждён и потому что, хоть девушка и искусно скрывала свои эльфийские уши, все признаки чистокровного эльфийского происхождения, так запросто не скроешь.
   Девушка была красива, Ксардасиус вообще не слишком обращавший внимание на женскую красоту, был вынужден это признать. Она была чертовски красива, а лёгкое, красное платье, гармонично скрывающие то, что нужно скрыть и открывающие, то, что нужно открыть, лишь подчёркивало её красоту. Да и выступали девушки, надо сказать на диво хорошо, было видно, что обе были отличными артистками и своё дело знали. Ксардасиус, всё же решил дать под конец дня себе немного расслабиться. Он подозвал служку, заказал хорошее вино и откинулся на стуле, смакуя благородный напиток и наслаждаясь девушками в танце.
   Когда краем глаза, заметил тех же “работяг” которых он видел в толпе у входа. Теперь эти типы прошли, осторожно, стараясь не привлекать внимания, по небольшому балкончику второго этажа и юркнули в какую то неприметную дверь. “Ну точно какой то криминал”, - подумал чародей - “Только почему я на них постоянно натыкаюсь?”
   В прочем Ксардасиусу не хотелось забивать этим голову, он пришёл на чудесный вечер и пришёл не просто так. Эту грациозную танцовщицу в красном предстояло ещё убедить пожертвовать немного своей крови. Впрочем, чародей был почти уверен, что в итоге они сойдутся на определённой сумме.
   Вскоре представление закончилось и девушки отправились за сцену, видимо к себе в комнаты. А чародей решил, что пора действовать. Ксардасиус допил вино и поставив бокал на стол, уверенным шагом направился было за сцену. Однако на входе в подсобные помещения, дорогу ему загородил один из вышибал заведения, крупный, разбойного вида мужик с татуировками на обеих руках. Одет мужик был в чёрную безрукавку, на которой красовался ламеллярный, кожаный жилет, а также в холщёвые брюки и кожаные башмаки.
- Не положено сюда, милсдарь чародей. - проговорил громила. - Приносим, так сказать, извинения.
- Как это нельзя? - возмутился в ответ маг. - А если я хочу поговорить с одной из актрис?
- А… - протянул охранник кивая головой, которой, казалось можно было проломить крепостные ворота. - Так это вам, милсдарь чародей к распределителю… эм.. - громила почесал затылок. - То есть к распорядителю. - и махнул рукой в направлении пожилого мужчины, облачённого во фрак.
   Чародей хмыкнул и отправился к распорядителю, от которого узнал, что встретится с актрисой таки можно, но только заказав приватный танец в отдельной комнате. Хоть всё это и до жути напоминало бордель, однако Ксардасиусу было все равно, для достижения своей цели он бы и в бордель сходить не побрезговал.
   Очень скоро небольшой мешочек с новиградскими кронами, из руки чародея перекочевал в руку распорядителя, и тот очень любезно сопроводил его на второй этаж в одну из комнат.
- Достопочтимый мэтр, будьте любезны, подождите здесь, девушка скоро придёт. - проговорил старик елейным голосом и удалился, оставив чародея одного.
   Ксардасиус, отстегнул перевязь с мечом, которую прислонил к креслу стоящему посреди комнатки, и опустился в него. Свой посох он так же поставил прислонив к боковине кресла, так, чтобы в случае чего можно было его схватить. Всё же чародею не давали покоя те странные типы с рюкзаками, которых он тут видел. Перед креслом стоял небольшой, круглый столик, на котором стояла бутылка вина с двумя бокалами и тарелка с фруктами. “Хм, а не плохой однако сервис”, - отметил чародей. Он налил себе немного вина, распробовал. Эст-эст, с выдержкой лет пять, не плохой напиток. Не лучшее, что могут предложить, но вполне прилично. Маг, закинул в рот и пару виноградин, оторвав их от грозди, что лежала на тарелке с фруктами, и принялся ждать. Он долго раздумывал снять ли капюшон или же оставить его накинутым и скрывающим лицо. Но в конце концов решил остановиться на втором варианте, кто знает, вдруг сюда зайдёт кто то ещё, а он не хотел чтобы его видели в таком месте.

Отредактировано Ксардасиус фон Альбрехт (2017-10-03 09:42:29)

+1

5

- Что?.. - эльфка была удивлена и даже сразу не поверила. "Пообщаться" наедине с актрисой стоило дорого - куда дороже, чем с обычной куртизанкой в борделе, и такие богатеи заходили в их скромное кабарэ редко.
- Зачем я ему сдалась?.. - у рыжеволосой совсем не было настроения выполнять чьи-то прихоти - впрочем, у неё никогда не было настроения. Поэтому она начала просто затягивать, хотя и очевидно было, что рано или поздно всё равно придётся согласиться.
- Вы хоть сказали, что я не шлюха, чтобы всякие там непристойности просить?.. - произнесла леди, продолжая расчёсывать волосы и любоваться на своё отражение.
- Уж я-то знаю, что ты, - акцент распорядитель сделал именно на последнем слове, - За деньги сделаешь что угодно.
Здесь уже даже остальные артистки, сидящие в гримёрке, не сдержали смешков. А Мишариэль была просто в шоке: это уж было слишком. Действительно, правда иногда была пострашнее лжи - впрочем леди Верселла всегда была мастерицей самообмана.
На глазах у неё выступили слёзы и женщина закрыла лицо руками, всхлипывая.
- Не прекратишь выпендриваться - проблемы будут у вас всех! - распорядитель обратился ко всем девушкам. Он явно был недоволен, но сохранял относительное самообладание, хотя Мишариэль своим поведением постоянно требовала к себе повышенного внимания и уже надоела большинству из тех, кому приходилось с ней работать.
- Ну, хватит!.. - её партнёрша, подойдя сзади, принялась успокаивать рыжеволосую: даже обняла её и вытерла слезинки платком.
- Ты даже ещё красивее, когда печальная! - белокурая пододвинула ей бокал вина: очевидно, для храбрости. Рыжеволосая более-менее успокоилась и перестала плакать.
Эльфка натянуто улыбнулась перед зеркалом, залпом выпила вино и быстро переоделась в другое платье, прежде чем пойти в нужную комнату: она и так заставила клиента ждать слишком долго.
- Я сделаю всё, чтобы вы никогда не забыли сегодняшний вечер. - певуче произнесла рыжеволосая, медленно приближаясь к человеку в капюшоне. Это платье было скроено гораздо проще, чем то, в котором она выступала, зато достаточно было снять с плеч лямки - и оно бы сразу упало на пол. А одну из лямок эльфка сняла даже прежде, чем войти в комнату.
Человек пока молчал, поэтому женщина устроилась на стуле напротив.
- Я вся ваша. - тихо произнесла эльфка, посмотрев человеку в глаза и тут же снова отводя взгляд: всё же ей было стыдно. В глазах всё ещё блестели слезинки, но разве в таком полумраке кто-то мог этот заметить?

Ничего делать, пока её не попросят, она не собиралась: разные люди, оплачивая время наедине с девушкой, как оказалось, хотели совершенно разного: в её жизни было не так уж много таких "выступлений", но даже среди них были совсем необычные: однажды человек попросил её позировать для картины обнажённой: кстати, картина вышла очень красивой, но дальнейшая её судьба осталась для Мишариэль неизвестной. В большинстве же случаев просьбы так или иначе касались того, чтобы потанцевать.
Что касается неприличных просьб - формально у них был не бордель и интимные услуги в плату не входили, но никто не запрещал клиенту договориться с девушкой самому.

+1

6

Я здесь, я пришел к тебе, пришел вопреки судьбе.
С небес льется лунный свет, я - зверь, мне покоя нет.
Крадусь в темноте, как тень, в душе проклиная день,
Когда я всего лишь призрак в серой толпе.
(с) Ария, "Зверь".

- Ох, не стоит разбрасываться такими словами, maeth! - произнёс чародей. Небрежным движением сбрасывая с головы капюшон, всё же общаться с девушкой не открывая своего лица было как то, не очень прилично. К тому же собеседница мага, явно, пусть и украдкой, пыталась заглянуть ему в глаза. Конечно в иных обстоятельствах чародей не стал бы показывать лицо из тени капюшона, однако сейчас ему требовалось расположить девушку к себе. По этой же причине, он и употребил слово maeth, что на Старшей речи означало - леди, или миледи, если угодно.
   Он понимал, что она тут, в этом заведении, работает не случайно. Она - эльфская аристократка, за плечами у которой больше сотни лет, а это значит, что она ещё помнила величие своего народа, помнила как жила при этом величии, и несомненно помнила, что сделали люди, чтобы её этого величия лишить. Должно быть она ненавидела людей, однако, то что она тут работает, говорило о том, что она научилась с людьми сосуществовать, или же делает это исключительно по нужде. Не умей она сосуществовать с людьми, не сидела бы она тут с ним сейчас в таком вызывающе, лёгоньком платье, цвета малахита, а целилась бы в него из лука на каком нибудь Богами забытом лесном тракте. Хотя, возможно ей просто не хватает смелости или решительности, чтобы нацепить беличий хвост. В любом случае, хоть он это и не очень умел, ему требовалось казаться кавалером, хотя бы на людском уровне.
- Я же могу потребовать слишком многого… - чародей сделал паузу, а его тонкие губы сложились лёгкую улыбку, что должно было означать намёк на шутку. - ...впрочем, разрешите налить вам вина?
   Не дожидаясь реакции эльфки, Ксардасиус наполнил вином второй бокал и пододвинул его собеседнице. Также маг подошёл к двери и прислушался, за дверью он не услышал ничего подозрительного и поэтому просто закрыл замок, после чего вернулся на место. Он снова расположился в кресле и глотнув ещё вина проговорил:
- Maeth, у меня есть к вам одно предложение. Мне хотелось бы, чтобы вы оказали мне одну услугу, которая будет щедро оплачена, отдельно от того, что я уже заплатил, за разговор с вами.
   Чародей внимательно посмотрел на эльфскую красотку сидящую перед ним. Что же заставило такую женщину, (давайте будем честны, по её истинному возрасту, она уже давно не девушка), работать здесь? Ксардасиус был уверен, что эльфам в аристократических родах давали прекрасное образование. Эта женщина могла быть художницей или композитором. Она могла найти даже хороших знакомых, которые выдавали бы её картины или произведения, за творения презренных dh’oine, и  тогда бы они могли раскупаться на ура. Она могла бы найти себе и одинокого человеческого аристократа, с её внешностью это бы проблем не составило, и быть его любовницей. Сосать из человеческого зверя деньги, практически ничего не давая взамен. В конце, концов могла бы попытаться заняться тем же криминалом, мошенничеством например, который средь преступной среды, считался одним из самых безопасных видов промысла, с той стороны, что риска нарваться на кинжал или меч, практически не было. С её мордашкой, быть мошенницей ей не составило бы труда, она могла бы делать такую же причёску, скрывающую эльфийские ушки, а остальные признаки разглядеть не так легко. Так отчего же она тут? Ответ напрашивался сам собой, только лишь по большой нужде.
   А там где была большая нужда, был и большой спрос на то средство, которое из этой нужды выводит. Оставался вопрос цены.

Отредактировано Ксардасиус фон Альбрехт (2017-10-03 08:49:57)

0

7

«О, человек у нас знает Старшую Речь! Или, скорее всего, выучил одно-единственное слово, чтобы впечатлить эльфку?» - эффект от такого обращения был скорее отрицательным, хотя Верселла умело скрывала свои эмоции. Для её ушей в устах человека, даже ещё в подобных обстоятельствах, это звучало как грубая насмешка. Да и какая она здесь леди?.. Не говоря о том, что вся фраза тоже не имела смысла: как будто она могла сказать что-то другое?.. Или зайти молча?..
Он снял капюшон. Человек был среднего возраста, но ещё совсем не стар. К тому же одет он был в мантию и имел при себе посох: "Чародей? Любопытно..." - даже несмотря на весь свой возраст, магов Мишариэль встречала совсем не много: можно посчитать по пальцам, к тому же половину из них она встречала ещё в юности - среди придворных эльфов. Что касается магов-людей, то о них эльфка почти ничего не знала - но от всех своих знакомых слышала, что верить им нельзя - они обладают большой властью и ужасно жадны до неё и до денег. Поэтому и с этим следовало вести себя осторожно - даже если он просто нарядился под чародея.
А что касается внешности: человек он и есть человек, ни больше, ни меньше.
- Я же могу потребовать слишком многого… – с коварной улыбкой заговорил человек.
«Ты не можешь. Стоит мне закричать, и сюда ворвётся стражник.» – она не оборачивалась, пока мужчина подходил к двери у неё за спиной – эльфка сидела на стуле идеально выпрямив спину и ровно держа голову. Она здесь не жертва, а вошла в комнату по доброй воле, и не должна была волноваться и тем более бояться. Хотя Мишариэль всё равно чувствовала себя неуверенно.
Но, конечно, не стоило говорить ничего подобного вслух и вызывать посетителя на конфликт, если она хотела удовлетворить клиента.
«Хочешь меня напоить?..» – впрочем, он ведь не мог знать, что она уже пила, поэтому вряд ли имел именно этот умысел. Эльфка взяла бокал и сделала глоток. Вино было гораздо лучше, чем то, которое она пила в гримёрке. «Ну конечно, всё для клиентов…» – но в любом случае людям было далеко до эльфских мастеров-виноделов, если таковые ещё остались на свете. Некоторое опьянение она уже чувствовала – даже после всего полутора бокалов.
- Благодарю. – вежливо произнесла рыжеволосая.
Человек обращался к ней очень учтиво. Это означало либо его неуверенность в себе, либо хорошее воспитание, либо крайнюю степень непорядочности услуги, которую он хотел предложить оказать. Но гадать не было смысла, достаточно просто спросить:
- Я Вас слушаю. – мелодично произнесла Мишариэль.
После того, что ей только что сказал распорядитель, эльфка вовсе не собиралась соглашаться на что-нибудь неприличное: и так хватает, что её считают дешёвой девкой – нужно доказать обратное хотя бы себе самой. Ну а если он действительно был хорошо воспитан и она ошиблась, приняв его “meath” за издевку – по крайней мере она приятно проведёт время. Хотя, к сожалению, одно вовсе не исключало другого…
Забавно, но никто из них даже не назвал своего имени, что было несколько странно. Заходя в комнату, рыжеволосая как-то не рассчитывала, что состоится разговор, а не что-то иное, поэтому и не представилась, а сейчас уже было как-то не время.

Отредактировано Мишариэль (2017-10-03 17:29:12)

+1

8

Чародей отправил в рот ещё две виноградины и запил вином, после чего пододвинул блюдо с фруктами эльфе.
- Угощайтесь, благородная maeth. – произнёс он. – Разговор наш будет долгим.
   План Ксардасиуса был предельно прост. Сейчас нужно было разговорить эльфку, поболтать с ней о чём угодно, главное, чтобы во время этого разговора, эльфка как можно больше выпила. Когда дочь Старшей расы будет хотя бы полупьяной, она с большей вероятностью согласиться на то, что он собирается предложить, и самое главное с меньшей вероятностью она станет задавать неудобный для чародея вопрос: «А для чего вам нужна моя кровь?». Ксардасиус знал, что вообще кровь живых существ может использоваться и в достаточно жутких ритуалах, например, проклятиях. И если эльфа знает об этом, первое, что она может подумать, это то, что он хочет проклясть её, или чего доброго весь эльфийский род. Но провести с эльфой разговор, было для начинающего некроманта, самой трудной частью плана. Дело в том, что он банально не знал о чём с эльфой можно говорить. Застенчивый по характеру, отягощённый собственным кодексом чести, Ксардасиус не был привычен вообще разговаривать с женщинами, не то что их соблазнять. Ну в самом деле, не рассказывать же этой эльфке о своих странствиях или особенности использования копейщиков против тяжёлой конницы, в условиях холмистой местности.
- Простите, но я забыл представиться. – начал маг. – Меня зовут Ксардасиус. Ксардасиус фон Альбрехт. Я чародей и боевой маг. Недавно решил поселиться в славном городе Новиграде.
   Тем не менее, хоть чародей и был сосредоточен на разговоре с эльфийской леди, он заметил в отражении окна на стене комнаты странную двигающуюся тень, как бы то ни было, но опыт и рефлексы, приобретённые в многочисленных военных стычках за время его странствий, давали о себе знать. Тень привлекла внимание чародея ещё и тем, что производила движения точь-в-точь такие, которые производит арбалетчик натягивающий тетиву арбалета при помощи козьей ноги.
   Чародей резко обернулся. Доли секунды ему хватило, чтобы успеть понять: на небольшом, узеньком балкончике за окном, действительно стоит человек с арбалетом и сейчас этот человек устанавливал болт в ложбинку оружия. Посох как будто сам собой оказался в руке чародея, а магическая сила откликнулась и вскипела в крови. Тем не менее Ксардасиус не спешил растрачивать свои внутренние резервы, к тому же, после дождя вокруг было очень влажно, а не подоплёку текла река. Он зачерпнул силу и проделав пас своим посохом проговорил:
- Sciath steall teacht shed  eiw`s! – для эльфки слова Старшей Речи звучали знакомо и означали примерно следующее: «Щит магической энергии приди и защити!» Через мгновение, на вскочившего мага и сидящую рядом эльфу опустился переливающейся купол магической энергии, в который уже в следующее мгновение ударил арбалетный болт. Ударил и бессильно отскочил от непреодолимой для него преграды, тем не менее судя по направлению выстрела чародей с лёгкостью мог понять, целились не в него, а в его гостью. Арбалетчик, который и так уже произвёл достаточно шума, всё же стрелял он через стекло и звон осколков мог привлечь внимание многих, увидев результат попадания грязно выругался и принялся яростно шарить в своей сумке, которая стояла рядом с ним. Проделывать ещё какие-либо фокусы арбалетчику, Ксардасиус явно не собирался, но шагнул влево загораживая собой гостью, отпустил магический щит и произнёс новое заклинание на Старшей Речи:
- Ginvael haste, fluiga morvudd! – на конце посоха чародея, который он выставил вперёд, сформировалось копьё из магически созданного льда и ударило во врага. Арбалетчик закричал, замахал руками и проломив собой ветшавший парапет балкончика рухнул вниз.
   Тем не менее чародей тут же увидел, что ко второму окну комнаты, всё поэтому же парапету, прокрадывается ещё одна фигура. Сейчас Ксардасиус пожалел, что всё же запер дверь, помощь хотя бы того громилы внизу была весьма бы кстати. Однако, через несколько секунд он усомнился и в этом. Из-за двери на первом этаже заведения послышались крики, женский визг и лязг оружия. «Да что здесь, дьявол возьми происходит?!», - подумал чародей, продолжая следить за движущейся к окну фигурой и готовить новое заклинание. Лишь на миг он повернул к своей гостье ожесточённое лицо и проговорил твёрдым, не терпящим возражений голосом:
- Сиди тихо и не показывай голову из-за кресла, стреляли в тебя.

+1

9

- Угощайтесь, благородная maeth. - предложил гость, - Разговор наш будет долгим.
В общем, эльфка не была против долгого разговора, хотя кушать фрукты ей не особенно хотелось: бесплатный бывает только сыр в мышеловки, она отлично это знала. И d'hoine это знали ещё лучше неё, так что человеку определённо было от неё что-то нужно.
Из вежливости рыжеволосая взяла одну сливку и начала медленно есть её по кусочку.
- Простите, но я забыл представиться. – начал маг. – Меня зовут Ксардасиус. Ксардасиус фон Альбрехт. Я чародей и боевой маг. Недавно решил поселиться в славном городе Новиграде.
- Я Мишариэль ан Верселла. Aen Seidhe, как вы заметили. - ответила женщина. То, что он чародей, она и так поняла, а вот упоминание о "боевом маге" совсем танцовщице не понравилось. Она понятия не имела, что это такое, но звучало угрожающе. И не прошло и минуты, как эльфка поняла, что не только звучало оно угрожающе: подняв без всякой причины посох, человек начал громко декламировать заклинания на Старшей Речи, и вокруг них появилась сияющая полусфера. Мишариэль вся сжалась, не зная: то ли звать на помощь, то ли убегать. Но когда откуда ни возьмись в эту сферу ударило что-то напоминающее стрелу, Верселла уже не смогла сдержать крика и от страха закрыла лицо руками. "Что за чертовщина, мы же в самом безопасном месте!" - не то чтобы она панически боялась любого оружия, но сейчас морально не была к этому готова, а уж непонятная магия и вовсе добавляла происходящему оттенок кошмарного сна.
"Я же знала! Знала, что нельзя связываться с чародеями! Больше никогда в жизни!" - Мишариэль буквально через пару секунд нашла в себе силы посмотреть на происходящее, прекрасно понимая, что даже если она не будет видеть происходящее, менее опасным оно не станет.
- Сиди тихо и не показывай голову из-за кресла, стреляли в тебя. - предупредил человек, но женщина не доверяла ему ни на каплю.
Разумеется, она поступила строго наоборот от того, что было сказано: вскочила со стула и бросилась к двери.
Эльфка толкнула дверь, но та не поддалась – чародей закрыл её на засов. 
- Помогите! – закричала рыжеволосая и несколько раз ударила по двери, но никто не ответил, и Мишариэль трясущимися руками принялась открывать ржавый запор. «Вот чёрт, они могли бы и снять замки в таких комнатах! А если здесь окажется какой-нибудь маньяк?» - Верселла обернулась через плечо, надеясь, что чародей не преследует её со своим чудовищным по размерам мечом и не накладывает какое-нибудь проклятие. Наконец засов открылся, эльфка вырвалась наружу: удивительно, но стражника около двери не оказалось; и тогда женщина побежала по коридору в сторону главного зала. Тот факт, что именно оттуда доносились крики, её вовсе не остановил. - Беги отсюда! – голос у Адрианы был какой-то приглушённый и странный, а походка неуверенной. Но прежде чем Мишариэль успела понять или спросить, в чём дело, блондинка просто упала ей на руки – и тогда всё стало понятно: из спины юной девушки торчало древко стрелы или чего-то подобного. Стоя, эльфке не хватало сил, чтобы удерживать свою коллегу.
- Нет-нет-нет… – бормотала рыжеволосая. «Это просто невозможно.»
Внизу лестницы ещё одна из артисток билась двумя саблями с незнакомцем в маске, вооружённым мечом. Бесс – так её звали, практиковалась в сценическом фехтовании, и часто устраивала шоу с холодным оружием, но в этот раз всё было по-настоящему, хотя и не менее зрелищно.
Человек в маске и кожаной броне резко отскочил вбок, меняя направление атаки, и тут же сделал колющий выпад, но девушка парировала удар, и противнику снова пришлось перейти к обороне и отходить, не имея возможности отразить целый вихрь быстрых ударов.
Однако отступать приходилось так быстро, что человек не заметил порога, споткнулся и упал. Девушка приставила саблю ему к груди.
Только вот хорошо фехтовать – это одно, а убивать – совсем другое дело…  Артистка медлила, а в этот момент из боковой двери в коридор ворвался ещё один нападающий – у него моральных проблем вовсе не было, и, прежде чем Бесс обернулась и что-нибудь предприняла, он просто пронзил её насквозь, ударив со спины.
Вслед за убийцей в коридор вбежал вооружённый копьём стражник в кольчуге – вероятно, он преследовал нападавшего; но, увидев, что второй противник уже поднялся на ноги, стражник отступил назад, перекрывая проход к лестнице на второй этаж, и защищая находящуюся там Мишариэль.
Сама эльфка была в полном шоке: откуда здесь взялись эти люди? Они были непохожи на обычных бандитов: хорошо оснащены, в масках, и, на обывательский взгляд, довольно профессиональны. Ей надо было как-то убираться отсюда, но это ведь была единственная лестница на первый этаж, не говоря о том, что не могла же она просто бросить раненную блондинку, лежащую у неё на руках. Особенно после того, как та всегда относилась к ней добрее всех остальных…

+1

10

Мы уходили воевать,
А за спиной стояла знать,
И ставила - на тех, кто победит.
Гремел войны девятый вал,
Но никого не волновал
Локальный затянувшийся конфликт.
(с) Алькор "Гимн наёмников"

   Чародей выбрал момент, когда фигура за окном распрямиться, чтобы что то кинуть.
- Iynt eire, aebrecad morvudd! - проговорил чародей и завертел посохом.
По комнате словно прошёл порыв ветра, прошёл и ударил человека за окном, тот же с воплем полетел с небольшого балкончика вниз.
   Покончив с этим врагом, Ксардасиус обернулся. Как и следовало ожидать, эльфка не стала сидеть смирно, а совершила глупость. Впрочем, боевой чародей и так понял, что эта представительница Aen Seidhe, не часто сражалась, если сражалась вообще. Обычная напуганная девушка в экстремальной ситуации. Хуже было то, что эта девушка была нужна ему. Была нужна живой и по возможности здоровой. Например вернуться сюда после этой непонятной заварушки устроенной неизвестно кем и для чего, и например, найти израненной эту эльфку, и собрать у неё кровь из раны, не канало. В фолианте было ясно сказано, что кровь должна быть отдана добровольно. А это означало только то, что ему, Ксардасиусу фон Альбрехту, придётся сейчас эту эльфку… как там её..? Мишариэль ан Верселлу, спасать. В прочем где то в глубине души, боевой чародей был даже рад началу этой бойни. Он уже почувствовал то чувство, что овладевало им в бесчисленных стычках, когда он гулял в компании славных рубак.
   Чародей схватил перевязь с мечом, накинул на себя и выскочил в коридор вслед за эльфой. Первое, что он увидел была сбежавшая от него эльфа, которая, по виду, находилась в полнейшем шоке. И присела у лежащей, у её ног блондинки, кажется той, которая танцевала вместе с ней. Дела блондинки были плохи, чародей это понял сразу, арбалетный болт торчащий из спины девушки красноречиво об этом говорил. Далее, у лестницы ведущей вниз, человек в доспехах храмовой стражи, с копьём в руках, сдерживал двух нападавших, получалось это у него довольно неплохо, однако движения были немного не точными. Скорее всего стражник был довольно пьян. Наверное недавно сменился после дневной смены и решил сразу же заглянуть сюда, отдохнуть.
   Ксардасиус решил подбодрить стражника.
- Ginvael haste, fluiga morvudd! - прокричал чародей и послал ледяное копьё в одного из нападавших. Однако противник оказался довольно профессионален и наблюдателен, он увернулся от копья, уйдя в сторону. Однако страж не подкачал и засадил копьём поганцу в бок. Пока стражник вытаскивал копьё и отходил назад, чародей добил нападавшего ещё одним ледяным копьём. Эх… любил всё таки Ксардасиус это заклинание, верное и надёжное, как и меч. Стражник на миг обернулся и показал магу рукой знак из сложенных двух пальцев, затем сосредоточившись на другом нападающем. Кому другому этот знак не сказал бы ничего, однако Ксардасиусу он был прекрасно знаком. У наёмников это означало что то примерно: “Спасибо за помощь! Теперь всё ок.” “Значит он тоже из бывших воинов за звонкую монету, хм… ну тогда дело ещё не совсем дрянь.” - подумал Ксардасиус.
   Тем временем, с другой стороны коридора из крайней комнаты высыпало человек пять, все в чёрном и в масках. У двоих, которые впереди копья, сзади двое с мечом и топором,  ещё один позади, арбалетчик. “Ну вот и славненько,” - зло осклабился чародей. - “Эти мои значится.”
   Ксардасиус прекрасно понимал, что нужно было прежде всего ликвидировать арбалетчика, но ещё прежде остановить тех, что неслись к нему с копьями. Чародей снова обратился к энергии вокруг, в воздухе. Собрал её в тугой, мощный пучок и сложив руки вместе на посохе, выпустил энергию прокричав слова заклинания:
- Regn inne faru ginvael, aebeddreste aebrecad shed cwelle morvudd mo!
   Поток снежной метели ударил из рук мага, конусом расходясь в сторону нападавших, первые двое копейщиков сразу же застыли на месте обратившись в ледяные статуи, двое других следовавших за ними поначалу старались сопротивляться силе заклинания и сделали ещё несколько шагов вперёд, но потом так же застыли на месте обратившись ледышками. Стены, потолок и пол коридора покрылись тонкой коркой льда, в чародея и  эльфку ударил холодный воздух, зимней стужи. “Эк, хорошо пошло!” - крякнул про себя чародей, отметив не без удовольствия, сколько за раз он смог зацепить. Он то рассчитывал хотя бы на двоих первых, но пока он концентрировался, противники успели пробежать достаточное расстояние. Хорошо ещё, что добежать не успели. Перспектива получить сразу двумя копьями в живот, чародея не прельщала.
   Ксардасиус посмотрел в дальний конец коридора, где напуганный смертью сразу всех своих подельников арбалетчик судорожно натягивал арбалет. Чародей понял, что не успеет зачерпнуть силу, сконцентрироваться, и прочесть заклинание прежде чем арбалетный болт полетит в него, всё же слишком много силы отдал он на последнее заклятие. Требовалась передышка, что бы, хотя бы, вытянуть энергию из амулета. Ксардасиус прислонил посох к стене и выдернул меч из ножен. Лезвие клинка угрожающе блеснуло в свете ещё уцелевших и не погасших в коридоре ламп. Маг широкими, размашистыми ударами меча, расчистил себе путь от ледяных статуй, разбивая их на куски льда брызжущие изнутри красным. Лёд на полу коридора уже истаял, поэтому поскользнуться маг не боялся. Арбалетчик уже вкладывал болт и поднимал оружие.
   Ксардасиус побежал, занося меч для удара. “Эх… не хватает скорости.” - подумал про себя он. - “Как жаль что маменька с папенькой не отдали меня в ведьмаки ещё в раннем детстве, и жизнь, и работа у ведьмаков интереснее, да и быстры они как диаволы.” Чародей не успел совсем чуть-чуть, он уже подбегал, когда противник надавил на скобу и болт вылетев ударил мага в правое плечо. В приступе ярости и азарта битвы, Ксардасиус даже не заметил этого, просто почувствовал сильный толчёк в плечо. Он подбежал к арбалетчику, пытающемуся выхватить меч и рубанул с верху, слева, косым ударом в плечо. Арбалетчика, не имеющего никаких доспехов кроме кожанной курточки, развалило почти до пояса, в лицо чародею брызнула кровь.
   Ксардасиус выдернул меч из тела поверженного врага и осмотрелся. Сзади эльфа казалось так и замерла над телом подруги, внизу у лестницы, стражника с копьём одолевали уже трое врагов. Чародей заглянул в комнату из которой выбежали пятеро его врагов и с удивлением увидел как ещё минимум две тени, прокрадываются по балюстраде, стремясь залезть в комнату. “Да откуда же их столько!” - мысленно воскликнул чародей. Он ещё подумал, что надо бы помочь копейщику в его нелегкой борьбе, да разобраться с теми двумя, но тут почувствовал как его правая рука начинает неметь. Это было, наверное самое страшное. Без руки он не смог бы нормально колдовать. Ксардасиус посмотрел на плечо.
- A d'yeabl aep arse! - выругался он на Старшей Речи. Это эльфское ругательство приглянулось колдуну, ещё в странствиях и он частенько им пользовался.
   Дело было действительно плохо. А врагов всё не убавлялось. Чародей понял, что пора уходить, брать с собой эту чёртову эльфку, открывать портал пока он ещё в состоянии это сделать и текать, как выразился бы Димко. Колдун направился обратно, кинул окровавленный меч в ножны, взял посох и стал произносить заклинание портала, пытаясь сконцентрироваться и делать пассы правильно, хотя поврежденное плечо очень мешало. Когда он почти заканчивал, то услышал крик копейщика прижатого к стене и протыкаемого мечом, услышал как из той комнаты, сзади выбегают ещё враги. Всё… теперь в коридорчике остались только они с эльфой и непонятные нападающие, половина из которых была в странных масках.
   Арка портала распахнулась потрескивая, как мог, Ксардасиус постарался настроить его на свой дом в Новиграде. Он возник перед эльфой, страшный, окровавленный, с арбалетным болтом застрявшим в плече. Протянул эльфке руку.
- Идём со мной, если хочешь жить. - проговорил он. Впрочем понимая, видя ужас на лице девушки, он знал, что она не ответит, или ответит не сразу, а времени было мало. Поэтому чародей просто сгрёб благородную maeth в охапку, прижал к себе, может и не совсем прилично, сейчас это заботило его меньше всего, и прыгнул в портал, надеясь что в пути их не разорвет на кусочки, и что они попадут в пункт назначения.

   Ксардасиус, хоть сам был чародеем и вполне сносно владел телепортацией, порталы ненавидел. Честно, он бы предпочёл трястись дня два в повозке или отбивать задницу на лошади, но не пользоваться этим, на его взгляд, сомнительным, благом магии. И хоть сейчас их не разорвало на куски, и даже сам по себе переход, был не очень то неприятным. Но вот пункта назначения им достигнуть не удалось. Когда он вместе с эльфой выпали из рамки портала, над их головами шумели кроны деревьев, а на небе светила луна.
   Чародей огляделся вокруг и крепко выругался. Колдовать он пока что не мог, да и правая рука уже почти что не слушалась, при выпадении из портала, он даже посох выронил и тот теперь валялся в нескольких метрах от него. Тем не менее отпускать от себя эльфу он не хотел, хоть уже и не прижимал её к себе так сильно, как во время прыжка через портал. Во-первых, девушка в шоке запросто могла убежать или опять выкинуть какую нибудь глупость, а он не хотел чтобы она потерялась, досталась она ему не просто. Во-вторых, надо было с ней наконец хоть как то поговорить. Ксардасиус тяжело вздохнул и проговорил, стараясь чтобы голос его звучал как можно более дружелюбно:
- Послушай… Миша… Мишариэль, всё уже закончилось, нападавших больше нет. Сейчас всё спокойно, нам  тобой надо просто поговорить.

Отредактировано Ксардасиус фон Альбрехт (2017-10-12 01:58:50)

+1

11

Неразбериха продолжалась: маг вылетел из комнаты, преследуя Мишариэль, а затем поднял посох, создавая из воздуха какое-то копьё изо льда. Эльфка дёрнулась в сторону, пытаясь увернуться, но затем поняла, что копьё и так было послано не в неё, а пролетело над головой куда-то в сторону нижнего этажа. Верселла была в полном ужасе: с одной стороны этот колдун, с другой какие-то убийцы в масках… Похоже, они не были заодно, хотя ничего нельзя исключать.
А когда колдун прочитал какое-то заклинание и из его светящегося посоха стал изливаться холод, Мишариэль даже на расстоянии почувствовала его. Это был Tedd Deireadh, Белый Хлад, всё как предсказывала Итлинна Аэльи: люди в мгновение ока превращались в ледяные статуи, а чародей поднял меч и бросился на них, разрубая на куски. На пол хлынули ручьи крови.
Эльфка обернулась к лежащей у неё на руках девушке – хотя бы чтобы не смотреть на устроенную в коридоре кровавую баню. Мишариэль не знала: будет ли лучше, если она вытащит стрелу? Вовсе не всегда можно было сразу так поступать – это Верселла знала, а вот когда именно нужно предпринимать то или иное действие – не разбиралась.
- Всё будет хорошо. – эльфка погладила подругу по светлым волосам, - Я тебя не оставлю. Мы найдём врача и… – но выполнить своё обещание представительнице Старшего Народа помешал маг, который просто бесцеременно схватил её и силой потащил прямо в сияющий портал.
Эльфка закрыла глаза, а когда снова открыла их, они были уже посередине какого-то чёртова леса, и вокруг вовсе не стало теплее, чем в коридоре, когда из посоха изливался мороз – то есть для легко одетой Мишариэль было очень холодно. Но самое главное, что этот проклятый d’hoine всё ещё бесцеремонно держал её в охапку, а словами изображал, что относится к ней с уважением.
«Надо поговорить?! Серьёзно? Ты так говорил и до того, как всё это началось, а я разговором называю совсем не это!» – к тому же если бы он действительно хотел помочь и кого-то спасти, то взял бы с собой несчастную Адриану. Поэтому Мишариэль ни капли не сомневалась, что этот человек настроен к ней вовсе не дружелюбно, да и вообще: дружелюбие от незнакомого d’hoine? Такое бывает только в сказках, представители этой расы как никто другой обладают качествами, противоположными этому: алчностью, жестокостью, жаждой власти и остальными смертными грехами.
- Cáemm a d’yeabl! – закричала эльфка. От мелодичного голоса не осталось и следа. «Иди к дьяволу!»
Эльфка попыталась вырваться, но колдун крепко держал её, тогда рыжеволосая ещё громче завизжала:
- Убери от меня руки! – она ещё раз попыталась вывернуться, но всё равно безрезультатно – только больно себе сделала – несмотря на то, что она была даже выше мужчины, разница в силе была явно на его стороне. Тогда эльфка изо всех сил ударила мужчину в лицо кулаком, и тут же замахнулась ещё раз:
- Отпусти, я сказала! – если бы у неё в руках было что-нибудь острое, то волшебнику со сложным именем точно бы не поздоровилось; впрочем, и получить удар в лицо должно было быть как минимум неприятно. Всё-таки она была Aen Seidhe, чистроковной представительницей этой гордой и древней расы – Мишариэль могла сколько угодно позволять людям делать то, что многие другие из её народа сочли бы унизительным и недостойным, но то было на её условиях и с её позволения. И она никому не позволит вот так просто похитить себя без всякого сопротивления.

+1

12

В лесу было темно и тихо. Мирно светила луна, мирно дул ветер и где то стая волков мирно доедала задранного оленя. Природа жила по своим законам отмеренным тысячелетиями. Пока в этот мир и покой не вывалились из арки магического портала двое представителей высокоразвитых существ. Эти существа, ходящие на двух ногах вместо четырёх, природе никогда не нравились. Одни, те что были низкорослы, долбили чрево земли, вгрызаясь всё глубже и глубже. Другие же, были высокомерны, заносчивы и лживы. Они утверждали, что любят природу, но на самом деле не желали жить с ней в гармонии, они желали жить в белокаменных дворцах с островерхими шпилями. Но хуже, хуже всех них были третьи. Они пришли последними и решили, что этот мир должен принадлежать им. И что они имеют право изменять его под себя. Они разбили высокие, белокаменные дворцы высокомерных и сбили с них спесь, и начали беззастенчиво уничтожать природу и её богатства, присваивая их себе. И хотя война последних со вторыми и первыми закончилась довольно давно, для извечной природы она не заканчивалась никогда. В прочем, видимо она не закончилась и для них, для двуногих существ. Так наверное могли бы подумать деревья окружающие лесную поляну, если бы они могли думать. Человек и эльфа оказавшись на поляне сразу же принялись выяснять отношения. В ответ на тихие и успокаивающие слова человека, эльфа вспылила, отослала его к дьяволу на Старшей Речи и начала драться. В прочем человек не отставал от неё, как и всегда.
 

Было больно и неприятно. Болело плечо, плохо чувствовалась правая рука, да и по лицу получить было не очень то приятно. Даже болезненно. Особенно в том состоянии опустошения и слабости, в котором чародей пребывал, после того как портал отрыгнул их непонятно куда. Повезло ещё, что была с ним хрупкая девушка от удара бы мужчины, чародей скорее всего отрубился бы. Но эльфа была не слаба, во всяком случае не настолько слаба, как хотела казаться. Маг был вынужден это признать. И получить в лицо второй раз ему не хотелось. Да и эльфу, что то уж слишком разошедшуюся, нужно было успокаивать. Как успокаивать женщин Ксардасиус не знал. Как то раз Димко говорил ему что самый лучший способ успокоить бабу, это поцеловать её и оттрахать, можно даже и без первого. Недотраханная баба, вещал Димко с видом знатока, всегда стервозна и раздражительна! Но вот, только Ксардасиус сейчас искренне сомневался в том, что это поможет, да и не хотел он никого трахать. Однако делать что то было нужно.
   Хоть Ксардасиус и не был любителем лазить в чужой голове и читать чужие мысли, свои крохи энергии сейчас он решил потратить именно на это. Девушка оказывается не доверяла ему ни на йоту, что было в общем то понятно с одной стороны и не понятно с другой. Разве она не понимает, что я в общем то защищал и спас её! Это было обидно. “Ну ладно!” - подумал маг. - “Если ты думаешь, что все dh’oine такие сволочи, придётся побыть немного сволочью.”
   Чародей, как мог, размахнулся левой рукой и отвесил девушке пощёчину, но не сильно, главное ввести её в недоумение, что бы не нанесла второй удар. Потом маг извернулся и оказавшись сверху навалился на эльфку, пришлось действовать и правой рукой, что причиняло дикую боль. Какое то время чародей завозился устраиваясь поудобнее. “О Боги! Как же это со стороны похоже на изнасилование.” - подумал он.
   Ксардасиус хорошо зафиксировал руки девушки и приблизив своё лицо к её, отчётливо, отдельно выделяя каждое слово, проговорил:
- Я. Не желаю! Тебе! Зла! Ты что, не понимаешь, я пытаюсь тебя спасти!! Эти люди, там, в кабаре, хотели убить именно тебя!! И я при всём желании не смог бы спасти твою подругу, понимаешь! Я не хочу ни насиловать тебя, ни тем более убивать! Мы оказались в незнакомом месте. И нам нужно сейчас действовать вместе. Чтобы выжить! Понимаешь меня?
   Правая рука предательски болела, он терял и терял силы. Магических сил уже не осталось, а физические были на исходе. Если так пойдёт и дальше он просто грохнется в обморок и предоставит эльфе полную свободу действий, а чем это для неё и для него закончится он даже думать не хотел.

+1

13

Dh'oine ответил Мишариэль ударом, так что она сразу потеряла всю волю к сопротивлению. А затем человек и вовсе навалился на неё всей своей тушей. Забавно, но ещё продолжал утверждать, что не желает ей зла. Интересно, и чего же он хочет?.. Изнасиловать, а потом оставить умирать, или у магов есть более извращённые способы убийства? Обратить в ледяную статую?
- Лжёшь, человек. - злобно выдохнула эльфка. Впрочем, кричать в таком положении было трудновато, так что продолжила она на каплю более спокойно:
- А если нет - докажи! Ты говоришь, что не хочешь мне зла: отпусти, и я спокойно уйду.
- Я не лгу. Какой мне смысл? - усмехнулся чародей по прежнему нависая над девушкой. - Только куда ты пойдёшь? Ты хоть знаешь где мы находимся? Может мы в сотнях или тысячах миль от цивилизации. Что ты будешь делать в этих местах, если тут бал правят дикие звери, или существа и того хуже? - чародей как будто в подтверждение своих слов огляделся.
Неужели он думал, что может напугать её такими словами? Может вокруг и было очень опасно, но Мишариэль хорошо знала, что люди опаснее любых диких зверей. Звери боятся огня, боятся людей, нападают лишь стаей или когда очень голодные - люди же убивают ради забавы или из ненависти. Он что, правда думал, что она поверит, будто он решил спасти её из добрых побуждений? В благородство dh'oine рыжеволосая эльфка не верила даже в юности, что уж говорить про сейчас.
- Или ты хочешь, что бы я отпустил тебя на верную смерть в чьей-нибудь пасти? Тогда это по сути ничем не будет отличаться от убийства.
"Неужели?.." - Мишариэль не была согласна с этим утверждением. Она же Aen Seidhe, у неё в крови жить в лесу, а кто он такой? Жалкий человечишка, это ему нужна её помощь.
- Да, я хочу, чтобы ты меня отпустил. - коротко произнесла леди. Конечно, она сомневалась, что он вдруг отпустит её на "верную смерть в чьей-нибудь пасти", но попробовать стоило...
- Ох... - Неужели, ты, эльфка, благородная Aen Seidhe, не в состоянии понять, что ты можешь умереть в любую секунду. Мы оба можем умереть.
Мужчина уже просто улёгся на неё, как будто она была кроватью.
- Впрочем, можешь подождать, не так уж долго. - вздохнул чародей. - Как ты могла заметить, у меня ранено плечо, в процессе того, кстати, когда я защищал тебя, но это ведь не важно, правда? Скоро я совсем ослабну. И тогда ты вполне сможешь выбраться. Добить жалкого dh'oine и уйти. Советую только плащ, да меч прихватить. Они могут очень тебе понадобится.
"О, такие сволочи не умирают от таких ран, разве что стрела была отравлена..." - Мишариэль не сомневалась, что dh'oine явно преувеличивает свои страдания.
- Знала, что ты лжёшь... - эльфка сморщила лицо от неприязни, когда мужчина едва не прикоснулся к её уху.
- Послушай, Мишариэль, - прошептал чародей. - Скажи, зачем тебе уходить? Или ты думаешь, что меня постоянно преследует опасность? - может она и ошибалась, потому что человек, похоже, начал бредить... "Какая опасность преследует, о чём он вообще?.."
Мишариэль предприняла ещё одну попытку столкнуть тяжеленного чародея, но всё безуспешно, и вскоре она и вовсе начала задыхаться от такого веса.
- Что?.. - рыжеволосая даже не слушала все эти длинные фразы про опасность и всё остальное, просто пыталась не задохнуться и быть как можно дальше от тяжёлого дыхания человека.
- Уйдите, пожалуйста!.. - эльфка сорвалась и заплакала. Она никак не могла освободиться, это был просто какой-то ночной кошмар...
Как ни забавно, но похоже это возымело эффект, потому что чёртов dh'oine всё-таки слез с ней и позволил подняться хотя бы на колени, правда продолжал держать её за руку .
- Ну и в чём же я тебе солгал, Мишариэль? - пробормотал чародей, - Я наоборот был с тобой предельно честным. - он даже имя её запомнил - эльфке в такой ситуации это казалось отвратительным.
- Во всём! "Ты сказал, что отпустишь меня, если я попрошу!" - так быстро перестать рыдать эльфка не могла, но постепенно к ней возвращалось нормальное дыхание, а вместе с ним и понимание, что слезами вряд ли можно помочь делу, и надо всё-таки пытаться избавиться от человека. Мишариэль поднялась на ноги и снова изо всех сил попыталась выдернуть руку и освободиться: если бы это получилось, она бы побежала в лес, а если нет, то снова попыталась бы ударить человека: драться Верселла совсем не умела, но видела, что она несколько выше человека, и понимала, что целиться стоит в голову...
Холодно легко одетой леди было ужасно, но ей сейчас было совсем не до того, чтобы обращать на это внимание...

Отредактировано Мишариэль (2017-10-22 01:13:21)

+2

14

Эта ситуация чародею уже порядком поднадоела, в конце концов, он этой эльфке не нянька. Хочет убиться или замёрзнуть в лесу, что ж… милости просим. На сколько чародей мог судить, эльфа уже вполне оправилась от первичного шока и её рвение уйти, и убежать, видимо, было продиктовано её недоверием к людям вообще и неспособностью проанализировать случившееся нападение. Скорее всего, она думала, что либо он за одно с нападавшими, либо просто с самого начала желал ей зла.
   Чародей, собрав все свои силы поднялся на ноги и прислонился к стволу дерева, растущего неподалёку, девушку он уже отпустил. Тем не менее пристально за ней наблюдая. Сил у чародея уже не осталось, однако он не забыл и о своём амулете, пентаграмме вделанной в меч, в форме креста. Амулет сохранял в себе небольшой запас магической энергии и был весьма и весьма полезен, в случаях экстренных. Но Ксардасиус привык относится к нему как к неприкосновенному запасу, на самый крайний случай. Когда дело бы касалось непосредственно его выживания. И сейчас раздумывал, стоит ли тратить силу на удержание взбалмошной эльфки, или же всё же позволить ей убежать? Что девушка особо далеко не убежит, чародей практически не сомневался. Лес вокруг них выглядел дико и никаких признаков нахождения поблизости чьего либо жилья, не содержал. “Скорее всего” - думал маг. - “эльфа пробежит немного, да испугается.”
   Но всё же, чародей нутром чувствовал, что здесь, пусть даже в этой части леса, они не одни. Дикие животные, монстры и чудовища, наверняка где то поблизости. А что, успеет он, раненный, прийти на помощь эльфке, чародей сомневался. С другой стороны, он уже хотел перестать нянчиться с этой благородной Aen Seidhe и заняться своей раной. В конце-концов он же не присягал ей на верность и класть за неё свою жизнь не обязан. Да и было бы за что эту жизнь класть. Кровь благородной эльфки, дворянского происхождения, которой более сотни лет от роду, ингредиент конечно редкий, но и отнюдь не уникальный. Ведь эльфа с именем Мишариэль, не единственная оставшаяся в мире благородная Aen Seidhe, которой перевалило за сотню лет, наверняка есть и другие. Да и в конце то, концов, эльфская кровь значилась в фолианте отньдь не необходимым ингредиентом, конечно эльфъя кровь повышала и на много повышала вероятность успеха, но в крайнем случае обойтись можно было и без неё. Да и после всех произошедших событий, чародей был отнюдь не уверен в том, что девушка так уж прям и согласиться пожертвовать свою кровь магу людей.
   “Ладно,” - решил чародей. - “Я пытался быть “хорошим”, пытался быть “плохим”, не получилось. Теперь же, попробую предоставить её самой себе.”
- Ну что ж, Мишариэль, как видишь ты свободна. - проговорил чародей. - Вольна бежать куда захочешь. Но помни, что этим ты рискуешь, сильно рискуешь. Своей жизнью.

+1

15

Эльфка поднялась с земли, всё ещё неуверенная, что её действительно отпустили, и начала медленно отступать назад.
"Только попробуй меня преследовать!" - она даже хотела произнести какую-нибудь угрозу, но затем всё же одумалась, и решила держать язык за зубами. Угрожать колдуну явно не стоило.
- Va fail. - попрощалась девушка, затем всё же повернулась спиной и направилась вдоль лесной опушки, благо глаза уже привыкли к темноте. Рыжеволосая несколько раз оглядывалась через плечо, чтобы убедиться, что её не преследуют, а пройдя солидное расстояние и явно исчезнув из поля зрения, она остановилась в тени, скрывающей её от лунного света, и прислушалась: эльфка поверить не могла, что ей просто позволят уйти. Но вроде бы никаких посторонних звуков, кроме шума леса, слышно не было.
Тем не менее, Мишариэль всё ещё совершенно понятия не имела, где она находится и в правильном ли направлении движется. Нужно было подождать хотя бы до рассвета, чтобы попытаться придумать что-нибудь... Неплохо было бы развести огонь, однако без инструментов, конечно, Мишариэль даже и пытаться это сделать не стоило, поэтому она просто нашла в темноте более-менее сухое место, и легла на холодную землю. "Я же не замёрзну насмерть, правда?.."
К её счастью, была ещё не зима, и насмерть замёрзнуть за одну ночь она действительно вряд ли могла, правда проснувшись утром(холод совершенно не помешал смертельно уставшей эльфке крепко спать) леди обнаружила другие последствия: кроме того, что она вся тряслась от холода, так ещё и беспрерывно чихала и очень хотела есть и пить.
"Время включить представительницу Старшего Народа и показать мастерство выживания в лесу." - эльфка присвистнула. Может быть, если бы у неё был лук и стрелы, и немного(а по правде, очень много) везения, она даже смогла бы застрелить какую-нибудь дичь, но вот без инструментов самое большее, на что можно было рассчитывать, это палка в руках. По крайней мере она могла найти ягоды: например, вот те чёрные ягодки были либо черникой, либо вороньим глазом: в первом случае это вкусное и полезное растение, а во втором ядовитое. Как их отличить, она помнила очень смутно.
"Ну оно же не настолько ядовитое, чтобы я сразу умерла?.." - предположила рыжеволосая, и наклонилась за ягодами. Солнце сияло высоко в небе, но в далеке на горизонте чернели чёрные тучи. Дождь был бы крайне нежелателен - тогда ей точно не избежать серьёзной простуды...
В окрестностях не было видно никаких поселений, но Мишариэль разумно предполагала, что если идти вдоль опушки леса, то рано или поздно она найдёт дорогу или поселение. "Или меня похитят дриады и заставят выпить волшебной воды Брокилона, если это не сказки." - ан Верселла даже предположить не могла, что в диких местах можно встретить создания пострашнее, чем в любых сказках, о которых она слышала. Но, к её счастью, в окрестностях никаких чудовищ пока не наблюдалось.

Отредактировано Мишариэль (2017-10-28 00:10:51)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Время затмений (Предместья Новиграда, осень 1213)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC