Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация, размещенная на страницах ресурса, не предназначена для просмотра лицам, не достигшим совершеннолетия (18+).

✔ Это важно: Обновлен текущий игровой сюжет, а, стало быть, в игру как никогда прежде нужны маги, ведьмаки, скоя'таэли и просто все те, кто не равнодушен к судьбам мира. Ну или, предположим, деньгам. Мародеры, грабители, убийцы, к слову, также приветствуются.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

или как-то там Певун Старый волчара Оранский

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Товарообмен (Цинтра, 1248 год)


Товарообмен (Цинтра, 1248 год)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: весна 1248 года
Место: Цинтра
Участники: Детлафф ван дер Эретайн и Арника Мейнар

Ночная Цинтра

http://sa.uploads.ru/t/9YbVm.jpg

История о том, как нежданные гости могут случайным образом приподнять завесу тайны над устоявшимся укладом жизни.
[AVA]http://s7.uploads.ru/XAimV.jpg[/AVA]

Отредактировано Арника Мейнар (2017-09-17 19:20:15)

0

2

- Арника! – разнёсся мягкий мужской баритон в тёмном коридоре. Девушка, сидящая у окна недовольно повела плечом и продолжила с любопытством наблюдать, как симпатичный посыльный бежал по улице, вероятно с каким-нибудь исключительно важным и деликатным поручением. Вечер опускался на улицы Цинтры, кое-где на горизонте вспыхивали факелы, освещая мощённые белым булыжником мостовые. Люди по-прежнему сновали вдоль и поперёк маленькой площади, на которую выходили окна небольшого, но от этого не менее красивого особняка. Здание выделялось своей своеобразной архитектурой, словно опережая время и позволяя заглянуть в будущее, туда, где, по всей видимости, властно распоряжался Ренессанс, требовавший вольности и свободы через белые мраморные колоны. Волосы девушки, так увлечённо рассматривающей шумную улицу, тоже были почти белыми. Они отливали нежным серебром в мягком отсвете мерцающей свечи.
- Арника! Ну где же ты? Ужин подан! Не заставляй ждать нашего гостя! – эхом разнёсся голос отца Арники, Вильгельма Аэдара Мейнара, мецената, добропорядочного гражданина и личности весьма знаменитой в узких кругах знатного цинтрийского сословия. Они не жили в роскоши, но определённый достаток у Вильгельма имелся, и как любитель всего самого утончённого и изящного он потакал собственной слабости. А самой главной слабостью седовласого мужчины была его единственная и горячо любимая дочь – очаровательное создание, которому на вид было не больше шестнадцати лет. Арника спрыгнула с насиженного места и двинулась в столовую, где по всей видимости находился отец и многоуважаемый гость, который остановился у них чуть более недели назад. Детлафф ван дер Эретайн был мужчиной занятным, носфератка бывало с интересом слушала его рассказы о дальних странах и путешествиях. Несмотря на сложившийся уклад в вампирском обществе, где молодняк рос как полынь-трава, без стороннего вмешательства родителей, Арника наоборот опекалась Вильгельмом, словно та была сделана из горного хрусталя, а не была, по сути, одним из самых опасных из разумных хищников Северных Королевств. Поэтому в Арнике, особенно по детству, было больше инфантильности, чем в её сверстниках.  Она отличалась какой-то исключительно трогательной несамостоятельностью и поражала просто феерической наивностью. Её образование и начитанность резко контрастировали с органичным пониманием окружающего мира. Она была как хитиновая гусеница, готовая вот-вот превратиться в прекрасную бабочку.
Столовая встретила её позолоченными канделябрами, приятной улыбкой зачарованных слуг и запахом свежеиспеченной утки в яблоках. Девчонка присела в вежливом реверансе и заняла место подле отца. Мужчины разговаривали о чём-то своём, но стоило им заметить Арнику, как беседа прервалась, и Вильгельм расплылся в добродушной улыбке.
- Ну наконец-то, милая моя, мы тебя уже заждались. Я как раз только что говорил Детлаффу о твоём удивительном таланте художника. Я думаю, стоит ему показать несколько натюрмортов твоего исполнения, иначе все мои слова будут всего лишь пустыми похвалами любящего отца, - Вильгельм потянулся к винному бокалу, в котором плескалась багровая жидкость. Арника без труда узнала в ней кровь.
- Зачем же ты папенька…. Неужто опозорить меня решил? – девушка улыбнулась, - ты же знаешь, какой я посредственный художник. И натюрморты мои скучны до зубного скрежета. А, вы, господин Детлафф, увлекаетесь живописью? – живо поинтересовалась Арника, переведя взгляд на званного гостя.
Вильгельм жестом указал на кувшин полный крови, но носфератка отрицательно мотнула голову. К удивлению многих, в юношескую пору Арника отличалась несвойственным вампирам альтруизмом и предпочитала человеческой кровью не питаться.
[AVA]http://s7.uploads.ru/XAimV.jpg[/AVA]

Отредактировано Арника Мейнар (2017-09-12 23:16:19)

+2

3

- Был знаком с одним художником, его звали Микель Анджел, личность довольно известная, он иногда показывал мне, как правильно рисовать портреты, чтобы они не были похожи на карикатуры безумца, и на этом моё знакомство с миром картин заканчивается, я больше люблю… хм, мастерить, разные вещи.
Великий художник, истории которого посвящена целая серия лекций в Оксенфурте, жил в прошлом веке, и, являясь косматым краснолюдом, был насажен на пику во время одного из погромов нелюдей, нередко вспыхивавших в те далекие времена, впрочем, по прошествии века, ничего особенно в этом плане и не изменилось. 
- В Зеррикании мне встречался интересный вид живописи – Высший взял богато украшенный кубок, наполненный кровью и сделал небольшой глоток, приятное тепло быстро начало разливаться по телу, насыщая монстра свежими силами, но пока что не ударяя в голову – там очень популярен уникальный вид творчества - фигуры, целиком созданные из песка, естественно, особенно в этом преуспевают увлеченные искусством чародеи, но и простые люди, бывает, создают не менее… впечатляющие произведения.

Рассматривать картины молодой носфератки Детлафф не имел ни малейшего желания, он просто не видел в этом смысла. Однако, этикет не позволяет грубо отвергать предложение, которое столь вежливо навязывают, а потому Эретайн поступил самым деликатным по собственному мнению способом – просто проигнорировал эту фразу, сделав вид, что ничего не слышал ни про какие натюрморты. Творческие люди – натуры крайне сложные, и нужно либо хвалить абсолютно все ими созданное, либо мгновенно узнать, настолько же ты невежественен и не способен оценить истинную красоту, а те, кто скромно потупляют глаза и говорят о своей «посредственности», как правило, ждут похвалы вдвойне большей, чем все остальные.
Еще один глоток из бокала, ярко-красная жидкость так и просила, чтобы её смаковали, наслаждались ей. Пусть многие говорят, что кровь старой трактирной шлюхи и девственницы-принцессы совершенно одинакова, это не так, ведь мясо молодого ягненка куда вкуснее, чем шкварки из старой больной овцы.

Отказ выпить вместе с отцом и гостем немало удивил Высшего, хотя на лице его не дрогнул ни один мускул. Вильгельм забыл упомянуть, что его дочь не знает о том, что он большой ценитель человеческой крови, своего рода гурман, а потому занимается торговлей, покупкой и разведением этого весьма ценного скота. Разумеется, поведение дочери было для Детлаффа крайне необычно
- Вильгельм, ваша дочь отказывается разделить с нами несколько бокалов? А я-то думал она, как и вы, уже весьма искушенная особа в этом плане. Знает, так сказать, все «виды» и «сорта» этого напитка, учитывая ваше крайне интересное «хобби»…
Пока заботливый отец обдумывал, как же сейчас объяснить дочери, что имел в виду этот господин, сам вампир обратился уже к Арнике
- Прошу вас, миледи, не отказывайте мне. В умеренных количествах это всегда идет только на пользу.

+2

4

- Неужели вы были знакомы с тем самым Микелем Анджелом? – заворожённо проговорила Арника, даже не прикоснувшись к еде. Рассказ о знаменитом художнике взбудоражил её воображение, ведь Арника давно мечтала покинуть Цинтру и пуститься в долгое путешествия по известному людям миру. Одной из первых остановок на её воображаемом путешествии был Оксенфурт, а именно известная на все Северные Королевства Академия. Арника слышала от своих немногочисленных знакомых, которым довелось побывать в средневековом студенческом городке, что тот славился многообразием изучаемых курсов и исключительной профессиональностью профессорского состава. В Оксенфурте обучали не бакалейщиков или второсортных лекарей, там воспитывались умные и талантливые, будущие умы, которые раз и навсегда изменят судьбу королевств.
- И какой он был? Микель? Во всей Цинтре всего лишь несколько картин, написанных его рукой, но я их изучила досконально. У Анджела была такая дикая тяга к реализму, многие считают её непозволительно вульгарной, но я нахожу в ней особое очарование. Всё-таки честность, особенно в живописи, дорогого стоит. Я слышала, что в Оксенфуртской академии читают целый курс лекций по истории искусств, но папенька не поддерживает мои идеи по поводу обучения там… - молодая носфератка бросила укоризненный взгляд на отца. Вильгельм чуть смутился, поправив очки в золотой оправе, которые, собственно, ему были совсем не нужны, но пожилой вампир уж больно нравился их интеллигентный вид. 
- Вы бывали в Зеррикании? Как любопытно! А правда, что там водятся огромные пауки и скорпионы, которых можно поймать только ловушкой для слонов? А видели ли вы слонов в живую? Я ещё читала, что они поклоняются драконам. Занятная народность, папенька, не находишь? Зачем они поклоняются нелюдям? – спросила Арника, подцепив на вилку кусочек утки, и с аппетитом съела последнюю.  Графин, наполненный плескающейся алой жидкостью почти что не волновал, но его присутствие девушка явно замечала. Она без труда угадала нотки, витающего в воздухе вкуса крова. Она отчётливо слышала, как та мягко скользнула по горлу Детлаффа, и отчётливо заметила с каким удовлетворением тот смаковал предложенный деликатес.
От заворожённого зрелища Арнику отвлёк вопрос званного гостя. «Хобби»? Что же тот имел в виду? Носфератка с недоумением поглядела на своего отца:
- Папенька, о каком таком «хобби» говорит господин Детлафф? – Вильгельм бросил многозначительный взгляд на своего соплеменника, призывая того сохранять молчание.
- Господин Детлафф имел в виду мой многостолетний опыт. Милая моя, я прожил в этом мире побольше твоего, и даже дольше самого господина Детлаффа. В силу нашей природы я хорошо знаком со всеми радостями и горестями употребления крови. И она бывает, к сожалению, разной по качеству. Смею заметить, чрезмерное употребление всегда приводит к кровоголизму, и я стал свидетелем печальных событий, когда наши соплеменники поддавшись алчности и жажде, позабыли о благосостоянии всего вида. Наше существование при любых обстоятельствах должно остаться тайной для широкой общественности. Я уже встречал кметов с вилами и факелами на пороге моего дома. Повторить данный инцидент я не желаю, - проговорил Вильгельм, посмотрев в одну ему ведомую даль. Арника смутно помнила, что данный инцидент был каким-то образом связан с исчезновением маменьки, но расспрашивать дальше отца не стала.
- Благодарю за предложение, господин Детлафф, но я вынуждена отказаться. Я кровь не употребляю. По крайней мере, стараюсь, - Арника неуверенно пожала плечами, - я не нахожу это необходимостью.
[AVA]http://s7.uploads.ru/jNOMG.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Товарообмен (Цинтра, 1248 год)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC