Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Благими намерениями (Темерия, август 1268)


Благими намерениями (Темерия, август 1268)

Сообщений 1 страница 20 из 21

1


http://s7.uploads.ru/UvH73.jpg


Время: Август 1268 года
Место: Темерия, деревня Горзвын к западу от Элландера
Участники: Киа Маэнул, Ренвейн


Эльф в который раз пытается где-то обжиться. После опасных путешествий с одноглазым партизаном, Ренвейн оказывается в нужной деревеньке, поправляется и работает.
В то время, как калека добивается более-менее сносных условий существования, не всем его сородичам так везет и в лесу порой доводиться найти не только ягоды да грибы...
К чему приведет упрямое нежелание обходить одни и те же грабли?

0

2

В отдалении меж зеленых крон маячил рассвет, озаряя первыми лучами сумрачный лес. Ни малейшего дуновения ветра, ни ночной прохлады. Затяжной жаркий август изматывал, в то время как организм отчаянно требовал прохлады. Прохлады, пищи и воды, которая, к слову, закончилась пару суток назад. Состояние было при паршивое. К общей дикой усталости и истощенности от отсутствия питания, добавлялась дикая головная боль, что мерными ударами отбивалась в висках. Слизистая глаз пекла, словно выжжена огнем. Ноги казались ватными, осложняя ходьбу.
Надо было спешить. В ближайшее время жизненная необходимость выйти хоть к какому-то водоему или селению, поджимала. Она заблудилась. Заблудилась, потеряв требуемое направление в ночи и теперь шествовала по наитию неведомо куда, уповая на благоприятное стечение обстоятельств. Однако с каждым минувшим часов эльфка слабела, ее состояние ухудшалось, в то время как шансы на выживание ничуть не возрастали.
-Нихрена меня жизнь не учит..
Жар пробирал все тело. Когда именно началась лихорадка сказать было сложно, но терзала юношеское тело не менее суток, отчего испачканная рубаха взмокла и прилипла к телу. Не теряя время на привалы, очевидно считая что каждое промедление сокращает часы ее жизни, Киа делала шаг за шагом в неизвестном ей направлении. Вот уже сутки взгляд ее не находил ничего съестного по пути, возможно именно потому, что глаза были стеклянными и порой мутнели от бьющего жара. Но она не сдавалась. И не из такой передряги удавалось выбраться.
Как вообще получилось, что юная эльфка в одиночку решила пересечь лесную долину? Маэнул сама не знала к чему стремится. В поисках лучшей жизни, становления на ноги, поисков себя она кочевала из поселения в поселение. Ныне же она была ориентирована на войну. Где война там и заговоры. Где заговоры - там убийцы. Где убийцы, там трупы. Горы трупов, которые можно обобрать до нитки. Они против не будут, им уже не требуется все это бренное барахло.
Солнечный луч мелькнул по бледному лицу, резанув глаза. Скривившись, эльфка отпрянула назад, оступившись. Мир на мгновение пошатнулся, пользуясь заминкой и в следующий момент, чудом нашарив рукой тоненький ствол растущего рядом дерева, светлоголовая с глухим ударом пришлась спиной о шероховатую кору, облокачиваясь и постепенно сползая наземь.
- Хорошо, всего пару минут - решила для себя неприкаянная, прикрывая пекущие глаза. Жуткий гул в голове, с которым кровь струилась по венам не давал покоя. Казалось, болело все, ноющим неприятным чувством медленно вытягивая из организма все силы.

Отредактировано Киа Маэнул (2017-09-10 17:39:33)

0

3

Уже третий месяц эльф сидел на одном месте, спокойно плел корзины за сущие копейки и лечил воспалившуюся рану на щиколотке, не так давно пострадавшей в неравном бою с лесными чудищами. В целом, жилось недурно, потому пока никуда и не двигался, старался угодить дядьке, что подучивал его делать более хитрые сплетения, или как правильнее подготовить лозу. Прямолинейные и простые, как двери люди. Только баба злая. Но где эти бабы не злые? Относились к нему тоже хорошо: ругали, но не били, разве только лаптем по темени.
Ренвейн уставал , рук порой к вечеру уже не чувствовал, но кормили его каждый день сыром и свежим хлебом, а где-то с месяц назад позволили переселиться с сарая в покосившуюся избу. Лет так пять там никто не жил. Стены понемногу врастали в землю и расползались в стороны, крыша текла , а где не текла, там поросла мхом, а верными соседями были крысы да клопы. А в углу под развалившейся печкой прятался выводок ежей.
Еще через неделю в хижину влез страшный, как черт, мыршавый кот, выселяться категорически не желал, и с жуткой методичностью истреблял любые запасы молочных продуктов. Так что порой приходилось ковылять с самого утра в лес, чтоб собрать каких-то грибов, да ягод. Не абы какая еда, но все же.
Так что собирательством юноша занимался и сегодня, только пришлось углубиться в чащу и надеяться, что никакая ночная тварь не позарится на такой тощий кусок мяса, что там еще мясо поискать – то устанешь. И было в этом летнем душном буйстве что-то больно знакомое. Сразу на ум мысль не пришла, но когда глаз зацепился за чьи-то ноги, что не прятались за тонким стволом молодой ольхи, в глазах потемнело.
Неужто опять? Только в этот раз субъект явно был помельче, тоньше, но вот башмаки были такими же грязными. От чего-то Ренвейн начинал узнавать своих сородичей, даже не видя лица. Вероятность встретить подыхающего эльфа в лесу была непозволительно большая.
- Эй! – окликнул он тело, на всякий случай, все равно же незаметно не подберется со своей-то походкой. Вместе с тем уже начал обходить находку по широкой дуге, опасливо рассматривая детали открывающихся видов. Да уж, откровения не случилось, сюрприза тоже. Под деревом тяжело сопела явно эльфка, явно больная, явно сумасшедшая.
- Ты там живая? – уже совсем близко подобравшись, подергал он за рукав девчушку. Такая же юная, как и он сам. Грустное зрелище.

+1

4

Пару минут затянулись, утратив счет времени. Усталость тяжелым грузом погребла под собой, затаскивая своими липкими, темными щупальцами в тревожную дрему. Снов не было. Усложненное поверхностное дыхание периодически прерывалось из-за пересохшей глотки. Потрескавшиеся губы отдавали болью с каждым тяжелым вздохом. Сознание не желало возвращаться, хотя разум настойчиво твердил о необходимости собраться с силами и вновь выдвинуться в путь.
Солнце полным желтком красовалось в небесной синеве, повиснув над лесом. Земля отдавала жаром, словно в недрах ее кострища огромными языками пламени облизывали почву с обратной стороны.  Стекая по лбу, тонкие капли испарины спускались к щекам, перебираясь на подбородок. Соленые, они жгли микротрещины на коже, появившиеся от обезвоживания.
Мягкую, словно обволакивающую тишину разрезал чей-то не знакомый голос. Чувства отреагировали не сразу, с не большой заминкой. Дернувшись, не поспевая за собственными мыслями, девушка в спешке выхватила нож из сапога. Но, к сожалению, реакция в таком состоянии изрядно подкачала. Голова закружилась, зрение так и не смогло сфокусироваться на требуемом субъекте. Слабость на мгновение овладела телом, а когда эльфка вновь смогла вернуть контроль над конечностями, уже лежала на боку на сухой, горячей земле. Так безалаберно брякнуться на бок - наверняка смешное зрелище. Смешное, да только не для нее. Управлять собственным телом уже не было сил.
-Сука.. - лишь тихо выматерилась она на всеобщем, все еще пытаясь настроить зрение на незнакомце. А тот упорно не хотел показываться, оставаясь для Мануэл пятном с расплывчатыми очертаниями и не характерными, странными движениями. Пальцы сжали неприятно теплую рукоять ножа. Словно чужие, они не желали с требуемой силой зафиксировать оружие, давая попытку остроухой повторить неудавшийся выпад.
Все последующие слова незнакомца более не трогали разум скитальца. Веки сомкнулись, даруя глазам спасительный покой. Сознание ускользнуло, уступая место сумбурной горячке.
-Посиди, дочка. Посиди тут, подожди пока я вернусь. - пронесся отголосок где-то в голове до боли знакомым голосом. Голосом, что заставил сердце жаться в спазме боли и одновременно ярости, злобы и отчаяния.

+1

5

Что выдумывать – юнец испугался. Ну не каждый ведь день на него с ножом кидаются! Впрочем, страх прошел в тот же миг, как оказалось, что даже его рефлексов достаточно, чтоб от эльфки отпрянуть, к тому же лесная находка не довела атаку до логического конца и нелепо завалилась набок, словно сама на тот свой нож и напоролось. Иной раз, Рен бы даже так и подумал, не продолжай острый кончик стального клинка смотреть на него.
- Эй-эй! – жизнь парня явно мало еще била по голове, так что он, плюнув на всю опасность и бессмысленность своей затеи, кинулся героически тормошить полудохлую девчушку.
- Просыпайся! Глаза открывай, я тебя на горбу не буду тащить… - впрочем, в последнее уже плохо верилось. Конечно, парень неслабо заволновался, когда в него попробовали тыкнуть ножом, хорошим таким ножом, но все же не мог оставить мысль хоть раз довести помощь собрату до конца. Предыдущий его «спасенный» просто скрылся – та еще сука, бросить раненого младшего товарища, полуголого и кривого! Но с этой мелкой вроде все могло быть по-другому. На ней не было никаких беличьих хвостов и двойных молний. Самый настоящий голодранец. Впрочем, тащить в деревню, всем на потеху было опасно, так что оставалось только радоваться тому, что хибара его стояла на самом краю села.
- Поднимайся, - сычал, сквозь зубы эльф, пока одной рукой прятал нож себе за пояс, а другой старался поднять несчастную. Но та, явно бредила и приходить в сознание пока не собиралась. Пришлось взаправду волочить ее, перекинув ее руку себе через шею, да поддерживая под сухущий стан. Это горе вообще давно ело?
Ренвейн честно пытался понять зачем ему вообще вся эта головная боль, ведь не первый раз обжигается, да и тело пыталось на него бросаться. Кажется, в нем развилось что-то мазохистское. Благодарности тоже не дождется. Глупая затея, даже опасная для него, но все же бросить больную девицу совести не хватало, хоть и стоило бы.
Несколько раз приходилось останавливаться, обниматься с деревом, сопеть и хрипеть, как загнанной лошади и вновь продолжать волочить эльфку к своему ветхому жилищу. В общем, заняло это кучу времени и домой он приволокся к заходу солнца. Болячку буквально скинул с плеч на жесткую лежанку, потоптался вокруг, не зная с чего бы начать, да и не придумал ничего лучше, чем вытереть блондинке лицо мокрой тряпкой, да оставить ту на горящем от лихорадки лбу. Все остальные идеи с лечением требовали хоть какого-то присутствия сознания у лечившейся особы, так что решено было немного перекусить хлебом, да приняться за очередную корзину, потому что есть завтра уже будет нечего, а за красивые глаза кормить его не будут.

Отредактировано Ренвейн (2017-09-11 17:48:21)

+1

6

Тревожные видения мелькали в сознании, окутанном жаром. Бессвязные отрывки прошлого, обиды, сконцентрированные на самом больном.
-Лгунья.. - порой срывалось с пересохших уст девушки, однако веки все еще были сомкнуты. Сколько времени прошло - не известно. Однако жар понемногу начал спадать, уступая место более спокойному сну.
Когда светлоголовая пришла в себя, на улице уже было темно. Свинцовые веки никак не хотели подниматься, в то время как слух уже воспринимал все внешние звуки, начиная рисовать приблизительную картину происходящего. Когда наконец Мануэл справилась со слабостью и сконцентрировала зрение на окружении, была не на шутку удивлена.
Сарай, освещаемый всего несколькими свечами, был тем не менее знатной роскошью для существа, что привыкло ночевать в лесу под ворохом листьев. Рука чуть скользнула по шероховатой обивке кушетки. Плетение под пальцами казалось столь непривычным, а жесткая по всем параметром мебель по сравнению с сырой землей оказалась словно перина. Покосившиеся своды помещения по углам побила плесень, отчего воздух был немного спертым. Детально, насколько это было возможно в нынешнем состоянии, изучив не высокие своды сарая, Киа все таки заставила себя повернуть голову, дабы окинуть взором того, кто сидел неподалеку, около одной из свечей.
-Да ты мальчишка.. - делая упор именно на возраст, тихо, ломающимся голосом, что еще не обрел силу, молвила. Сородич (а сородича она признала в молодом парнишке сразу по смазливой мордашке) был весьма юн. И дело было вовсе не в не увядающей эльфской молодости. Не смотря на безобидный внешний вид присутствующего подле, Мануэл резким, нос мазанным движением руки проверила наличие рубахи, что ранее была застегнута на все пуговицы. Жизнь единожды уже научила ее, чем может закончится общество с противоположным полом. Впрочем, нынче вся одежда была на месте, что не могло не радовать.
-Ты меня сюда приволок?.. И куда это, сюда? - мысли путались, сумбурным комом роясь в сознании. Невозможность того факта, что уже на краю пропасти ей был дан очередной шанс на жизнь в лице этого бледного, худощавого мальчишки казалась наваждение.

+1

7

При свечке плести было затруднительно, поэтому настроение у уставшего мальчишки становилось все хуже и хуже. А еще оставался вопрос, что есть. Хлеба осталось всего ничего и тот черствый, еще немного старого варенья, ну и все. Ни грибов, ни ягод он сегодня не принес, потому что принес лишний голодный рот.
Свечка догорала и стоило бы ускориться, но руки плохо слушались, глаза слипались и ныла спина. Словом, обстановка была не очень и еще было страшно думать о том, где придется спать. Надежду в сухое сердце вселяла только скомканная плахта, заброшенная в угол, на которой обожала спать старая кошка. Многообещающая ночь, приправленная шумным дыханием больной эльфки за спиной. Кстати, о последней - вроде девчонке стало легче, она даже пришла в себя и подала голос. Грубит. Надо же, кто бы сомневался?! Добром на добро теперь не принято отвечать.
- Мальчишка, - кивнул он хмуро, - А ты как думала? Принц на белом коне? И нет, никто тебя не домогался…
Последнее, кстати, немного обидело. Неужто он так похож на похотливого мужика, что берет все оплаты у женщин натурой? Впрочем, у девчонки уже мог быть познавательный опыт в этом плане, так что не стоило бы ни удивляться, ни сердиться.
- Да, я притащил. И сейчас ты в деревне, так что лучше глупостей не делай и носа не высовывай.
Хотя сердце юноши чувствовало, что это ободранное полуживое от голода и лихорадки несчастье принесет ему много проблем. Впрочем, стоило хотя бы попробовать предупредить. И раз уж в дом привел – нужно хоть как-то помочь. Так что парень отставил почти готовую корзинку на пенек, что служил ему табуреткой, тяжело поднялся и с кряхтение проковылял к ведру с водой. После долгого сидения, ему было особенно сложно ходить, но такие разминки в любом случае и нужны, и полезны. Позабыв уточнить хочет ли юная эльфка пить, Ренвейн протянул ей кружку с чистой водой.
- Как звать-то тебя? Я – Ренвейн.

+1

8

Болезнь выедала изнутри. Сжигала, лишая сил. Благо, эльфка была обладательница достаточно сильного иммунитета и в более менее сносных условиях вполне могла бы выкарабкаться сама. Однако эти самые "сносные" условия были как раз таки недостижимы.
-Зачем? - резко оборвала нового знакомого остроухая, когда тот признал в себе спасителя, что черт знает откуда тащил ее, ведомый неизвестными намерениями. У Кии был сложный характер. И это еще мягко сказано. Свыкшаяся с тем, что существует в гордом одиночестве, не распыляясь на благодетель, Сеидхе не видела смысла в бескорыстной помощи. Глупое чувство жалость. Глупое и бесполезное. Именно оно доводит разумных существ до угрызений совести, заставляя жертвовать своим благополучием ради эфемерного понятия. Всегда есть какой-то смысл, какие-то мотивы. Именно их нынче она хотела услышать от мальчишки, что сам сводил концы с концами. Худой, в плечах он казался уже самой Маэнул. Вот тебе и спаситель.
На все предостережения златоглавая отмалчивалась. Мыслительный процесс о том, как можно ситуацию вывернуть в еще более удачное русло, пошел. Прикидывая как в будущем можно достать пропитание, как нажиться на местных кметах, как обнести чью-то скудненькую казну и сбежать оставаясь безнаказанной. Все будет, стоило лишь окрепнуть и стать на ноги.
Разумеется, проблемы с передвижением мальчишки так же не остались не замеченными. Поэтому становилось еще более удивительным как же он транспортировал бессознательную Кию и на кой ему вообще был весь этот геморрой.  Что именно мешало эльфенку переставлять конечности, Маэнул не понимала, но то что это давалось ему с большим трудом - факт.
Стакан с жидкостью был полностью осушен. Жадно, умудрившись подавиться, припав обветренными губами к краю чаши, эльфка глотала столь желанную ранее воду. Приподнявшись на локтях, откашлявшись и переведя дух, она наконец перевела взгляд на того, кто в очередной раз даровал ей шанс на жизнь. Бледный, исхудавший. С потухшим взглядом.
-Спасибо. - лишь тихо произнесла, справляясь все еще с першащим горлом: Сколько я могу здесь находится?
Маэнул никогда не была любителем пустословить. В большинстве своем,о на всегда была резкой, однако краткой, спрашивая действительно то, что интересует. Имя она огласила не сразу. Повисшая тишина о многом могла рассказать, учитывая что золотые глаза тут же скользнули куда-то в бок, разрывая зрительный контакт. Столь шаткая подача себя же, настырность что можно было разбить всего одним банальным вопросом. Удивительно, что за столь длительные годы, она так и не привыкла полностью представляться. Порой, ей действительно хотелось произнести полностью собственное имя, распробовав как оно на вкус. Как звучит, повиснув в воздухе. Но каждый раз натыкаясь на собственно отстроенную стену в сознании, борясь с собственной тлеющей яростью, она молчала. Вновь и вновь.
-Киа. - наконец изрекла, вновь опускаясь на спину, тут же поворачиваясь к собеседнику спиной.

+1

9

- Зачем? - тихо эхом повторил эльф, в глубокой задумчивости отковылявший вместе с опустевшей кружкой к ведру, - Сам удивляюсь.
И вдаваться в подробности не стал, ведь сам не был в курсе. Развивать эту тему дальше он тоже желанием не горел, поскольку не представлял, как бы убедил недоверчивую девчонку, что не имеет никаких плохих намерений. Будь он на ее месте – тоже не поверил бы. Оставалось надеяться – оборванке хватит благоразумия, и она не станет устраивать допрос, результаты какого не удовлетворят ни одну из сторон.
Ах, да! Имя говорить тоже боялась. Тот еще недобитый параноик… Уж именем-то как он может навредить ей? Репутации подпортит? Было б что. Но Ренвейн не стал подгонять и на отрывистый ответ тоже не отреагировал. Киа, значит Киа. Огорчило другое – он тут бегает воду носит, а подопечная его не только посыпает подозрениями и мешками недоверия, так еще и отвернулась к стенке. Эльф горестно вздохнул, но тормошить гостью не стал, только поставил рядом с топчаном воду.
- Оставайся, сколько нужно. Только чтоб не было проблем! И если захочется пить, то кружка рядом, - а сам, тем временем, вернулся к работе. Получалось сегодня не так хорошо, как хотелось бы, лоза плохо натягивалась и конструкция получалась рыхлой. Рен жутко сердился, но все же с горем пополам закончил к середине ночи. Спать оставалось всего ничего, но и этот шанс не было права упускать. Замотавшись в рядно, будто в кокон, паренек улегся прямо в углу, недалеко от двери. Сначала было выгнал от себя кошку, но когда понял, что под его капой спать чертовски холодно, еще минут пять подманивал обиженное животное, чтоб в результате, получить хоть какую-то грелку под костлявый бок. Да уж, не затем он обзавелся этой покосившейся хибарой, чтоб вновь спать на полу. Операция по спасению эльфской девчушки становилась все более бессмысленной.
К утру Ренвейн только разоспался и поэтому встал позже обычного и зол был, как черт. Гостью, правда будить не стал, только проверил, нормально ли дышит, да и дышит ли, а то не ровен час. Весь оставшийся день он провел в мастерской у своего нынешнего учителя и нанимателя. А вместо лишней кройки хлеба выпросил немного овощей, меда ложку и пакет трав, как раз полезных при простудах.
Так что возвращался домой он, как настоящий добытчик, с каким-никаким пропитанием и худо-бедными лекарствами.

Отредактировано Ренвейн (2017-09-15 23:46:01)

+1

10

Мальчишка ничего более выспрашивать не рискнул. прочем, Маэнул именно этого и добивалась, показательно развернувшись к собеседнику спиной. Усталость многотонным камнем давила на тело, вдавив в жесткую лежанку.
-Глупо это - подбирать незнакомцев в лесу и позволять им оставаться на неопределенный срок. -подумав про себя, она лишь недовольно фыркнула. Мальчишка, по ее мнению и не долгосрочным наблюдениям был слишком мягко характерным.  Слабым и глупым, не предусмотрительным. Но лишь благодаря этим его качествам, она сейчас не доживала свое где-то в лесу, а умастилась на достаточно мягкой поверхности, свернувшись в комок.
Притупленное чувство голода уже давно не действовало на сознание. Организм продолжал мерно истощаться, пуская в расход какие-никакие мышцы и скупые остатки подкожного жира, что бы хоть как-то протянуть. Впрочем, наличие воды уже было огромным плюсом. Булькая в животе, всего одна выпитая кружка казалось канула в лету, так и не восполнив потребности организма в жидкости. Поэтому, когда Ренвейн упомянул про кружку, она сиюминутно осушила емкость залпом.
Вновь заснуть оказалось не простой задачей. Настороженность не позволяла расслабиться, в то время как вновь накатывающая температура играла злую шутку с сознанием. Казалось, ее кинули прямиком в костер. Игривые языки пламени будто обжигали кожу, но боли как таковой не было. Горячий ком, что находился внутри девушки, отдавал жаром, а в следующую секунду кидало в озноб. Холод наступал мгновенно, заставляя проступившие ранее капли пота словно льдинками впиваться в кожу. Маясь в лихорадке, едва опускаясь в дрему, будто ныряя в водоем, эльфка уже спустя пару минут была вынужденна приходить в себя, неосознанно ворочаясь.
Ночь выдалась тяжелой. Организм, не имея каких-либо ресурсов для поддержания жизненных функций, не справлялся с хворью. Иммунная система без какой либо пищи, не давала отпор. С утра златоглавая не проснулась. Более того, она даже не услышала как ушел ее спаситель. Однако, к середине дня отдых начал постепенно приносить плоды. Лихорадка отступила, качели с перепадами температуры отступили. Повышенная температура хоть и держалась, однако сон стал куда более глубоким, а дыхание мерным. Когда хозяин жилища возвратился, было уже темно. На этот раз, Киа услышала, как скрипнула дверь, чьи петли давно никто не смазывал. Как шелестела солома под ногами, как неравномерные шаги рассказывали о перемещениях мальчишки. Она слышала все, но вынырнуть из плотной пелены дремы было очень сложно. Головная боль спазмами сковывала, в то время как организм находился словно в энергосберегающем режиме, не позволяя расходовать последние капли жизни.
http://s0.uploads.ru/9Wok4.png

+1

11

Подопечную свою юноша застал спящей или дремавшей. На скрип и шорохи эльфка не реагировала, но дышала уже ровно и куда легче, чем той же ночью. Даже не таких уж обширных познаний в медицине Ренвейну хватало, чтоб понимать – уют, тепло и одеяло – это лучшие помощники и лекари. Но раз уж в дом приволок, то нужно было доводить дело до конца, хотя парень уже не раз пожалел, что вообще во все это ввязался и в очередной раз повесил себе на шею лишние заботы, да еще и ненужную опасность. Но не выставить же теперь остроухую? Тем более, не поправилась же толком.
- Просыпайся, я тебе меду принес, - потом немножко задумался, махнул рукой и понял, что все равно будет делиться, - Да и вообще есть будешь.
Помидоры, да огурцы, уже совсем раскабаневшие к тому сезону, эльф разложил на погнутый поднос и поставил рядом с кроватью. Хотел, правда, сначала, пододвинуть стол весь, но потом понял, что такой ветхий, что волоком тащить его по кривым и битым доскам, будет значить окончательно угробить.
А пока гостья там думала надо оно ей или нет, начал натапливать в своей еще не до конца развалившейся плите-печке. Заодно и дом прогреется, так что спать на полу будет уже не так страшно, а может даже попытается взобраться на саму печку, не даром же она тут еще осталась!
Так что для кии уже готовился казан с водой, где мерно побулькивала лекарственная травка всякая, а еще в одном сосуде эльф не очень умело пытался сварить картошку, запоздало поняв, что просто спечь ее было бы куда проще.

+1

12

-Не так громко.. - промямлила сквозь спадающую пелену сна  девушка. Момент пробуждения давался с трудом. Словно барахтаясь в мутной воде, пытаясь вынырнуть на ружу что бы судорожно ухватить ртом глоток свежего воздуха, она сражалась в камнем что плотной бечевкой был привязан к ноге, не позволяя всплыть. Оторвав словно склеенные друг с другом веки, эльфка не без иронии отметила что в помещении вновь полу тьма. Проспав практически сутки, особого улучшения самочувствия она не ощущала. Голова звенела так, что казалось сейчас лопнет. Таким назойливым, настойчивым сигналом организм свидетельствовал о том, что какие-либо запасы возможного белка, накопленного ранее в организме, истощились до предела.
Несколько минут понадобилось просто, что бы вновь начать контролировать собственное тело. Постепенно возвращались ощущения, ранее притупленные забвением. Так же мозг начал вникать в слова, смысл которых молодой человек пытался донести до девушки, прерывая ее сон. Общее состояние было гадостным, если не сказать хуже. Хотя, стоит отметить, из плюсов все же был тот факт, что температура более менее остановилась на одной отметке, пусть и выше нормы. Неуклюже перевалившись на бок, подведясь на локтях, Киа все же нашла в себе силы присесть на краю кушетки. Выглядело это конечно достаточно скверно - словно мертвый восстал из могилы. Косматый, не умытый, бледный да еще и грязный. После каждого движения остроухая старалась выдержать не большую паузу, давая врем головной боли немного стихнуть.
Общи улов спасителя по объему был достаточно не мал, однако, по мнению самой эльфки, совсем не сытен. Без мяса или крупы овощи лишь немного сытнее воды, но не более. Тем более помидоры и огурцы. Эти вообще по пищевой ценности напоминали отягощенный воздух, который забивал живот но никогда не давал чувства насыщения. Наблюдая мутным взглядом за хлопотами хозяина жилища, Маэнул не могла не приметить мохнатую наглую задницу, что все это время свернувшись мясистым клубочком мурлыкала у себя на месте.
- Мм... может, кота твоего съедим? Без мяса, я не представляю как ты питаешься.
Впрочем, становилось понятно почему Рейвейн был столь щуплым, худым и бледным. Сидя на одних овощах, парень вряд ли имел право на доминирующее место в пищевой цепочке.
Хотелось ополоснутся. Смыть с себя слой грязи и пыли, что налип в процессе постоянной температурной агонии. Рубашка не единожды пропитанная потом, казалась тяжелой и не приятной. И хотя девушка почти все время проводила в лесных дебрях, мешающая дышать чумазость не была в чести, пусть и не вызывала брезгливости.
-У тебя нет какой-нибудь рубахи?

+1

13

Это ли громко? – про себя удивлялся паренек, но все же издаваемые собой шумы снизил до минимума. Как-никак, а неприглядное состояние здоровья гостьи было ему знакомым и понятным, к сожалению, болел он так же часто, хотя тоже бывало натыкался на помощь.
Все дальнейшие приготовления Ренвейн старался вести молча, дабы не тревожить болеющую, только в перерыве между хлопотами по импровизированной кухне, поднес Кие кружку пока с обычной водой, ведь травы еще не наварились, да и нужно будет потом подождать, чтоб отвар остудился.
Конечно, все эти танцы с бубнами вокруг кастрюли с картошкой, помешивание трав в казанке, беготня то с овощами для пациентки, то с водой, давалось сложно, эльф устал, но даже так ощущал некое легкое удовлетворение, ведь он делал что-то хорошее, значимое в локальном разрезе. Ничего более полезного в его жизни пока не было, так что за возможность помочь ближней он взялся все же с большим энтузиазмом, продолжая чуять пятой точкой, что добром ему это все-равно не вылезет.
Первый звоночек не заставил себя ждать. Надо было видеть с каким выражением лица хромой эльф умудрился на каблуках истоптанных башмаков развернуться к наглой девице. Рен, конечно, был бесхарактерным и все такое, но эмоциональные вспышки с ним случались часто.
- Не наглей, девица. Вы мне одинаково дороги до боли в зубах, но кошка хоть постель греет, - прошипел он и вернулся, как ни в чем не бывало, к готовке.
- А рубаха..ну, под кроватью мешок, достань чего.
Да, мастер по плетению из лозы не удосужился сплести себе даже небольшой корзинки для одежд. При чем до этого, он даже не подозревал, что это ему нужно, а вот сейчас стало стыдно. Вроде и дом есть, в пользование ему отдан, а обустроить его даже не додумался, вот и жил, как воришка – всегда готовый хватать узелок и делать ноги.
Что ж, пока голову забивать этим было бессмысленно, так что юноша закончил с отваром и даже доварил картошку. Выложил бульбу в над щерблённую, но чистую плошку и протянул немного дерзкой эльфке.
- Пока могу угостить только этим, завтра может что получше принесу. А овощи ешь!

Отредактировано Ренвейн (2017-09-24 22:13:59)

+1

14

Когда в руках появилась чаша с водой, эльфка не поняла. Запоздавшая реакция и незаинтересованность в происходящем не позволяла остроухой уследить за всеми действиями молодого собеседника, лишь изредка успевая за акцентами содеянного.
-Уссусь - подумала она, залпом осушая емкость, хотя жажды вовсе не чувствовала: Точно уссусь.
Реакция хозяина жилища оказалась весьма забавной, что не могло оставить бродягу безразличной. Не меняясь в лице, лишь едва растянув уголки губ в легкой ухмылке, она ухватилась за ниточку разговора, переводя его в забавное, по ее мнению, русло.
-Я согрею твою постель куда лучше, не волнуйся.
Маэнул предполагала, что реакция калеки весьма развлечет ее скучное существование. Даже если тот скроет смущение, не отреагирует или и вовсе разозлится - эффект будет достигнут.
-Впрочем, если ты никогда об этом не задумывался - я даже завидую тебе. - для Кии было вполне обыденно распотрошить да употребить в пищу не большую кошачью тушку либо же собаку. Собаки, как правило, чаще были болезненными. А вот коты вполне себе ничего. Светлоглазая прекрасно знала, что животное - не самое худшее, что можно съесть. О нет, на собственном примере она помнила насколько силен эмоциональный барьер и насколько суров голод.
Ощущение, когда она впервые попробовала человеческой плоти тяжелой отметиной высечено в ее разуме. Тогда, она была в отчаянии. Голод туманил разум, толкая на безумные поступки. И все, что у нее было, это хладный труп такого же исхудавшего путника, как и она сама. И тогда пришлось решится на отчаянный шаг. Ранее, она не встречалась с границами собственной морали, из-за чего считала что все сможет перенести лишь бы выжить. Но оказалось, что и у ее воспаленной психики есть рамки, которые нельзя переступать. Сколько тогда блевала - не помнит. Мясо воняло и было ужасным на вкус, но вполне съедобным. Вот только организм выталкивал его обратно, стоило только проглотить. И абстрагироваться никак не получалось.
Долго искать замену своей одежке не пришлось. Без разбору ухватив первое, что попалось под руку, она вытянула из мешка льняную рубаху с потертой вышивкой у ворота. Смазанными движениями расстегнув собственную, не потрудившись даже отвернуться, не желая совершать лишних телодвижений и при этом бередить и без того больную голову, эльфка спустила одежду по обнажившимся плечам.
Картофель безусловно должен был быть куда более питательным, нежели водянистые овощи. В этом Ренвейну стоило сказать спасибо - все таки, парень потрудился достать действительно нечто весомое.

+1

15

Ренвейна сложно было назвать именно стыдливым парнем. Для него плотская часть жизни была просто слишком далекой и, в целом, неинтересной. Как минимум, он пока не был в курсе, что подобное может быть интересно. Так что острая подколка девицы должной реакции не вызвала – в первую очередь парень действительно подумал о том, что спать рядышком, в одной постели – не такая уж плохая мысль, действительно будет тепло. На лице калеки нарисовалась некая задумчивость.
«Ах да, это она так пошутила, конечно. Неужто действительно приходилось?.. брр…»
Эльф не чувствовал отвращения к тому, что девушка могла бы использовать свое тело для обеспечения себя едой и безопасностью. Но все же слишком много об этом думать не хотелось. Вместе с тем он надеялся, что на самом деле у Кии просто слишком специфическое чувство юмора, да и после горячки бедолагу не отпустило, вот и бредит, а он вместе с ней, строя непонятные ему самому догадки.
- Конечно, согреешь лучше – у тебя такая температура держится, что и печь топить не нужно, - понимающе все же заговорил паренек, возвращаясь к хозяйским заботам.  При этом на демонстративные переодевания Кии он очень старался внимания не обращать, правда, все равно увидел все и чуть больше, чем хотелось бы. Одно счастья, что копошащегося у казанка с травяным отваром не было заметно, что у него немного покраснели уши.
Достав откуда-то из пыльного угла кривой табурет, Ренвейн крякнул и тяжело уселся перед гостьей, взявшись и себе ужинать. Ясно, что не царская еда, но хоть что-то. Он сам не так часто ел что-то горячее. Киа ведь была немножко неправа, бывало у юноши такое, что в пору было кушать домашних кошек, но боги ему милостиво помогали – Рен мог отхватить тяжелых тумаков, но потом все же умудрялся как-то заработать на хлеб. Но такое существование мало много минусов. И первым из них было то, что жизнью такое было не назвать. Чтоб заработать хоть что-то калеке приходилось усерднее, чем то требовали от дхойнэ, а сколько раз обманывали? И быть честными – возможно кривой паренек был злее многих белок и вот таких грубых девиц, как его невольная гостья. Просто у Ренвейна был талант хранить свои истинные чувства глубоко, вместо того, пресмыкаясь. Недостойная настоящего сидха жизненная позиция, такое презирали и свои и чужие, но зато пока помогало выживать, другое дело, что ему самому хотелось бы, наконец, определиться.
- Жуй быстрей, а то остынет. Завтра постараюсь чего-то более сытного принести, - вздохнул Ренвейн, прекрасно понимая, что светловолосая оборванка не только характером борзая, но и пищей склонна перебирать. Губа может и голодная, зато не дура.

+1

16

Трапеза проходила в полной тишине. Парень оказался скучным и дальше подтрунивать над бедолагой сил у эльфки не было. Впрочем, пища, что теперь приятно грела желудок, была замечательным дополнением к крыше над головой и длительному сну. Правда, уже после ужина больную вновь потянуло в царство Морфея - организму требовалось время на восстановление. Опустошая посуду, она все время смотрела перед собой, в гипотетическую точку в пространстве. Раздумывая над дальнейшими действиями полностью поглотили светловолосую, отчего она и взгляда не кинула на хозяина сего скупого дома, что сидел ровнехонько напротив. Со стороны, наверно, смотрелось весьма странно. Впрочем, если речь шла о Маэнул, это понятие повсеместно преследовало Сеидхе.
После ужина, благодарности не последовало. Киа и вовсе не собиралась произносить ни слова, отчего диалог, что пытался начать Ренвейн о будущей добыче, остался так и оборван, без ответа. Она словно его не слышала, оставаясь на своей волне. О чем думала путник? Все просто. Через несколько дней, паразитируя на мальчишке, ее состояние улучшится. Далее же стоит начать крутится. Осмотреть округу, сделать выводы о поселении, его расположении относительно более крупных поселений, количества охраны, зажиточных кметков и прочего. Надо было решить, что делать дальше. И коль судьба занесла девушку в место обитания человеков, дав кров и скрытность, упускать возможность остроухая не собиралась.
С насыщением пришла усталость. Глаза стали слипаться, словно в них засыпали песка. Бухнувшись на свое и без того належанное место, светлоглазая свернулась калачиком, отмечая неприятный холод, отдаваемый землей.
-Тебя завтра снова весь день не будет? - лишь тихо спросила она, не поворачиваясь к собеседнику. Для чего именно была нужна эта информация одному черту известна. Впрочем, Ренвейну этого знать  было не обязательно, как и то, чего себе успела надумать весьма ушлая светлоглазая. Нет, она вовсе не собиралась обводить вокруг пальца калеку, который и без нее еле сводил концы с концами. Вообще, мальчишка казался слишком мягким и не способным на действительно серьезные поступки, что изменят его скудную убогую жизнь. И именно это заставляло его и дальше копошится в сене сарая, лопая на ужин помидоры да запивая пресной водой. Что же, новый день покажет...

+1

17

Конечно, столько показное пренебрежение хозяином хоть и совсем скудного, но все же дома, задевало. Впрочем, сам навязываться юноше не желал, почему-то считая, что нахлебница у него гостить долго не будет и вовсе не потому, что начинали чесаться руки ее просто выставить.
Доели они в как-то неправильной тишине, и красавица только один раз изволила осведомиться о планах калеки. Ренвейн прищурился и немного помедлил с ответом. Подвохом воняло за версту. Он может и глупый, да только не настолько!
- Да, не будет. Только кошку не трогай, - все же ответил паренек, но без какого-либо энтузиазма. С каждым мгновением ему все больше казалось, что девка его дураком выставляет даже большим, чем есть на самом деле. Да и со стороны начинало казаться, что это он навязывается, прямо набивается к гордой и всей такой вольной Кие. Неприятный осадок остался с эльфом на всю ночь. Даже взобравшись на прогретую печь, он еще долго не мог уснуть, мучая себя раздумьями о том, где истина и к чему нужно стремиться Aen Seidhe. Калека вновь возвращался к тому, кем ему быть и к чему стремиться? Воспитывать в себе тот потомственный гонор, что так и хлестал из полуживой, простуженной и засмарканой девки на его койке, или совсем забыть о характере и амбициях и всяко подмазываться под человеческое общество, осесть да хоть бы и в этой деревушке? Или и дальше продолжать пе6риодически колесить по миру, не представляя, что вообще ищет?
Где-то к глубокому вечеру эльф таки уснул в приятном соседстве со своей старой кошкой. А утром с ужасной неохотой поплелся на другой конец села. Гостья в ту пору еще спала, так что ничего говорить или делать Ренвейн не стал, да и остатки еды со вчера все еще стояли на плите – от голоду не помрет.
Ну и, как и предполагала Киа, Плел калека до позднего вечера и за весь свой труд и изрезанные пальцы получил немного хлеба, несколько яиц да корзинку картошки.

+1

18

В сон Маэнул провалилась быстро, даже чересчур. Организм, что получил хоть какое-то питание, теперь мог в полной мере избавляться от вируса. Впервые за не малый промежуток времени, сон оказался мерным и спокойным.
Проснулась остроухая к полудню. Солнечные зайчики, пробиваясь сквозь запыленные ставни раздражали, нагло выдергивая из столь сладостного состояния. Но ничего не поделать, ведь едва приоткрыв глаза, сон тут же улетучился как не бывало. Стоит признать, самочувствие было на много лучше. Головная боль отступила, наконец позволяя свободно мыслить. Присев на кушетке, мародер окинула оценивающим взглядом хибару - смех да и только.
-И его устраивает это.. - тихо произнесла в слух с долей сарказма, понимая что с такими потребностями далеко Ренвейн не уйдет.
День Киа провела праздно, вылеживая бока. Лишь бегло проведя ревизию всех пожитков калеки, придя к выводу что ничего интересного тут и в помине не водилось, светлоголовая целенаправленно дожидалась вечера. План уже созрел в ее головенке и ныне лишь обретал более конкретные формы, оттачиваясь.
На дворе уже стемнело, когда эльфка впервые покинула помещение, в котором несколько суток провела в болезненной лихорадке. Дикое желание наконец смыть с себя всю раздражающую пыль пересилило. Найдя взглядом не крупную бочку с дождевой водицей, светлоглазая не долго думая сбросила с себя рубаху и портки - сарай стаял в отдалении, сюда вряд ли кто-то залетный захаживал. Не смотря на теплые вечера, вода не баловала температурой. Скоро ополоснувшись и вновь втиснувшись в одежду, эльфка даже потрудилась вымыть волосы что вскоре грозились стать похожими на сосульки.
Когда же вечерняя возня в поселении подутихла, Маэнул осмелилась обойти округу. Осмотреться стоило лишь только для того, что бы в будущем знать куда и зачем можно наведаться. Впрочем, даже нынешняя ее не долгая прогулка принесла свои плоды.
Легким, давно привычным движением выломав замок в чей-то сарай, который не охранялся псинами, мародер успела спереть несколько куриных яиц да прихватить одну молодую куропатку, мгновенно свернув той шею на месте, прежде чем остальная живность подняла крик. Мгновенно выбежав из двора, остроухая кинулась на утек, не дожидаясь пока хозяева всего этого праздника жизни выйдут на звук возни.
Стоило признаться, бегать было еще рано. Очень рано. Сбившееся дыхание, не равномерное сердцебиение, нахлынувшая слабость. Мелькнув в рощу, Киа засела за одним из крупных деревьев, пережидая. Надо было затаиться - если будет погоня, запутать следы. Но таковой не последовало. А посему, часа через пол девушка вновь очутилась на пороге покосившегося сарая со скромной, но все же добычей.

+1

19

Не смотря на то, что сегодня он порезал руку – уже второй раз на этой неделе – Ренвейну нравилось плетение. Другое дело, что ему совсем не по душе было то для кого, зачем и в каких обстоятельствах он вынужден этим заниматься. Наверное, права была его неожиданная гостья в своих предположениях – парень начал свыкаться с ролью червя, что извивается под сапогом у дхойнэ. Какая жалость, как же стыдно! И, тем не менее, сегодня он нес домой шесть яиц и пару картофелин. Не густая добыча, но и руки не пусты. Может паршивка хоть сегодня поблагодарит? Да хоть каким словом уважит!
Подходя к покосившейся хибарке, юноша еще не понимал, но уже чувствовал неладное.
Для начала, его не удивило, что Киа была на ногах – она сильная девушка, раз вообще выжила, так что и выздоравливала быстро. Но вот ее самодовольный вид добытчицы заставил в спешке осмотреть хижину, чтоб найти на столе куропатку со свернутой шеей да несколько яиц. От ужаса и возмущения парень чуть не уронил свои трофеи.
- Ты совсем из ума выжила? – зашипел парень, с удивительным для себе проворством заковыляв до эльфки, - Загубить нас хочешь?! Первый на кого подумают в этом гадюшнике буду я, дура безмозглая! Это человеку, что птицу ворует могут просто пня под зад дать, а меня вздернут, или руку отрубят! О… Да за что ж ты со мной так? Зачем вообще полезла? Я же говорил, что принесу поесть…
Хотелось схватить прошмандовку за барки, да хорошенько встряхнуть. Но комплекцией он был не больше нее, так что просто взялся тяжело нарезать круги по убогой комнатушке, да с таким запалом, что ноги начали болеть, но он лишь кривился и продолжал.
- Этим ты и себе насолишь, если не погубишь!
Однако Рен почему-то не мог нахалку прогнать, хотя, черт подери, очень стоило!
- Готовить ее сама будешь, - наконец резюмировал эльф и почти рухнул на свою же кровать. Бёдра ныли, порезанная рука жгла, а в голове творился балаган. Вот тебе и отдохнули после работы.

Отредактировано Ренвейн (2017-11-25 20:53:04)

+1

20

Когда хозяин жилища вернулся с работы, остроухая занималась тем, что ощипывала свою добычу. Наконец в желудок попадет какая-то животная пища, животный белок. Хоть что-то ощутимое, а не сплошная трава.
На самом деле, Киа вполне бы могла опалить чертово оперение над костром, но вонь что будет сопровождать это действо, настолько въестся в солому, которой был напичкан весь сарай повсеместно, что потом тут будет невозможно жить. Реакция мальчишки была не то что бы ожидаема, но вполне себе стандартна. Иными словами, никакой более адекватной реакции Маэнул и не ожидала, учитывая жизненную позицию Ренвейна и его вечно запуганные речи. Словом - терпила.
Долго слушать его она не стала. Напор светлоголового, по мнению самой эльфки, перешел все границы. если они у нее и вовсе были. Увы, калека не совсем отдавал себе отчета насколько быстро горе пришелица могла свернуть ему шею, что бы тот прекратил шуметь. Впрочем, все же девушка решила открыто не демонстрировать свои возможности. учитывая, что этот хилый индивид все же спас ее от голодной смерти.
-Прекрати шуметь, иначе сам и созовешь все селение на ужин! - резко поднявшись на ноги, сделав не однозначный, возможно даже угрожающий шаг по отношению к собеседнику, повысила голос Сеидхе. Она не желала выслушивать нотации от того, кто привык только и делать что терпеть, не желая бороться.
- Готов только и делать что молить о двух картофелинах - дело твое! Но помалкивай и не мешай, ежели кто нормальную пищу достает! -раздраженно махнув рукой в сторону мальчишки, девушка стряхнула с пальцев на него птичью кровь.
-За кого ты меня держишь? По твоему, я не могу умыкнуть какую-то жалкую птицу, при этом не подняв на уши все поселение? Ты думаешь, что тупые дхойне что-то заметят, учитывая что не замечают собственное говно под носом? - с каждым произнесенным словом, она делала шаг на встречу Ренвейну, что ничуть не прибавляло дружелюбия их разговору.
-Прекрати дрожать, городской. Они не придут. - наконец. полностью перейдя на старшую речь, изрекла словно подытожив, при этом приосанившись. Глупый разговор ни о чем. Он все ровно не поймет.
Лишь недовольно фыркнув, резко развернувшись, остроухая вернулась к столу, продолжая разделывать добычу. Стоило развести огонь, ведь уже на дворе стояла ночь. Не приятный сквозняк тянул по ногам.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Благими намерениями (Темерия, август 1268)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC