Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Прикосновение к прекрасному (Дол Блатанна, февраль 1269 год)


Прикосновение к прекрасному (Дол Блатанна, февраль 1269 год)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/16GRK.jpg

Время: февраль 1269 год
Место: Лес у подножья синих гор, близ Дол Блатанна
Участники: Мишариэль ан Верселла, Киа Маэнул

Часто ли простолюдины удостаиваются внимания со стороны знати? Часто ли недостойные находятся в компании чистых и непорочных, вопреки общему мнению? Насколько тонка грань, между благородством и высокомерием?

+1

2

Дол Блатанна располагалось у самого подножия Синих Гор, но чтобы попасть в какое-то определённое место зачастую требовалось путешествовать за пределами независимых земель эльфов - или бродить по холодным и опасным перевалам, на что решились бы лишь те эльфы, кто прожил в горах много лет.
Мишариэль и её несколько сопровождающих вовсе к ним не относились, и держали путь в земли Народа Гор с посольством доброй воли от королевы Долины Цветов - или просто с визитом вежливости - смотря как посмотреть.
Аристократка сидела у костра, напевая старую песенку. Им понадобится ехать ещё день или два, но близилась ночь, и нужно было сделать остановку. Aen Seidhe разбили лагерь на небольшой поляне посреди векового леса: они привязали лошадей к деревьям и зажгли костёр. Двое разведчиков отправились на охоту, пока не стемнело, чтобы их небольшой группе было что поужинать. Вскоре молодые - разумеется, молодые по меркам самой Мишариэль, - эльфы, вернулись из леса. Один из них нёс в руках большого кролика.
- Разведчики вернулись, миледи. - доложил высокий эльф с угольно-чёрными волосами и длинной косой. Мишариэль забавляло, что даже здесь остальные эльфы перед ней отчитываются, хотя сама рыжеволосая почти ничего не смыслила в путешествии по лесам.
- И как обстановка?.. - переспросила женщина, наблюдая, как один из охотников разделывает застреленного кролика.
- Хорошая здесь дичь. Но неподалёку лагерь людей-бандитов. И кажется, у них один из наших в плену. - рассказал чёрноволосый подробнее.
- И что произошло? Вы его спасли?.. - Верселла насторожилась и ещё раз окинула полянку взглядом, хотя она никак не могла не заметить, что с их отрядом пришёл кто-то другой.
- Нет. Их больше, и у нас приказ доставить Вас живой и здоровой... - парировал эльф.
Мишариэль присвистнула. Ей совсем не хотелось, чтобы ради её здоровья и безопасного путешествия в Синие Горы страдал кто-то другой. Конечно, скоятаэли каждый день страдали и умирали, ради того, чтобы жители Дол Блатанна могли жить спокойной и мирной жизнью, но это было другое... Этот Aen Seidhe был незнакомцем, но он был рядом и его можно было спасти.
"И зачем ты вообще мне об этом рассказываешь, если не хочешь помогать нашему товарищу?.."
- О нас и так думают, что мы продаём своих товарищей и дружим с d'hoine. - эльфка поднялась на ноги, - К тому же, даже люди должны быть нам благодарны за то, что мы перебьём их разбойников, ведь правда? - Мишариэль рассмеялась, собираясь доставать из припасов оружие: остальные члены группы всё время носили луки и мечи с собой, но рыжеволосая не была воином, и, хоть и имела с собой оружие, не брала его всегда с собой.
- Хорошо, но вы не пойдёте, миледи. - Мишариэль уже хотела было возразить: она, конечно, не была хорошим бойцом, но всё же она Aen Seidhe, и, как все эльфы, умела немного сражаться - такова уж была жизнь их народа и древние традиции.
- Кто-то должен остаться и охранять наших лошадей и припасы. Мы вернёмся не больше чем через час. - закончил командир разведчиков. Верселла кивнула, снова опускаясь на землю. Может это и был повод, чтобы оставить её в безопасности, но повод хороший - да ведь и правда, толку от неё в сражении будет немного.
- Удачи вам. Будьте осторожны. - эльфка обняла по очереди каждого из троих своих товарищей, и продолжала смотреть им вслед, пока мужчины не скрылись среди деревьев.
Мишариэль боялась оставаться одна в незнакомом месте, и оборачивалась на каждый шёрох листвы и вечернее пение птиц. Темнело быстро: уже через полчаса она едва могла различить деревья на окраине поляны. Ей хотелось бы хотя бы пожарить кролика, пока нет остальных, но Верселла нисколько не сомневалась, что с её способностями ничего хорошего из этого не выйдет, и вместо помощи получиться медвежья услуга для всех, поэтому оставалось только спокойно сидеть у костра и ждать.

+1

3

Линия алеющего горизонта пошатнулась, скрываемая зелеными кронами, когда эльфка получила увесистый удар прямиком под левую скулу. После него был удар коленом под дых. Мужлан не смущался в силовых расчетах, бил сов сей дури, отчего у Кии с каждым ударом уходила почва из под ног. Но ее держали. Не давали рухнуть наземь, не давали сбежать. Видимо, не удачной была идея под шумок спереть запасы у человеческих ублюдков. Расползающаяся по лицу гематома горела огнем, пульсировала, грозясь с каждым последующим ударом лопнуть. Откуда шла кровь, определить было сложно. Мерзко теплая, липкая субстанция стекала по не дышащему носу, смешиваясь со слюной, щекоча подбородок. Спустя еще несколько ударов, эльфка безвольно повисла на руках истязателей отчего те быстро потеряли интерес к бессознательной тушке. Впрочем, на этом их веселье не могло окончится. Связав пленника, что сам так любезно проник в их лагерь, по рукам и ногам, остроухую как мешок с землей кинули у ближайшего дерева, привязав для надежности к стволу.
Голод толкает порой на безумные поступки. Как и сейчас, будучи не в состоянии найти хоть что-то съестное в это неблагоприятное время года, Мануэл наткнулась на не слишком большую группу разбойников и решила, что это ее единственный шанс на выживание. И вот чем это обернулось.
Лежа на студеной земле, светлоголовая медленно приходила в себя. Мороз колол свежие ушибы и рассечения. Нос по прежнему не дышал, губы казались чужими, словно опухшие лепешки. Пройдясь неповоротливым языком по зубам, убедилась - все на месте. Оба глаза видели - уже хорошо. Конечностей не чувствовала. Сложно было сказать - обморожение или же слишком туго затянутая веревка. Все, что оставалось пленнице - как можно дольше прикидываться веников, не шевелясь. Впрочем, учитывая ее положение, она двигаться и не могла.
Эльфка не отдавала себе отчета сколько времени она провела на земле. Сознание то ускользало, то возвращалось. Мутило, порой в глазах все плыло. Изрядно болела вся правая часть туловища. В один из таких бессвязных моментов девушка ощутила пинок. Хороший такой пинок вывел ее из состояния прострации, возвращая звуки и чувства. Снова вернулась пульсирующая боль, не добрый человеческий смех и брань, который сыпал обидчик.
-Э, эльфское отродье, нуко жеш просыпайся! - взревел он, еще раз пнув неудачливого воришку в бок носком сапога. Далее последовал резкий рывок за ворот, что мгновенно поднял Кию на ноги. Собравшиеся дхойне в количестве семерых голов, собрались не слишком плотным полукругом, предвкушая зрелище.
- От жеш, и трахать такую стремно. Тьфу!.

+1

4

Стрела пропела в воздухе, и в мгновение ока уже торчала из груди у одного из бандитов. Тот остолбенело посмотрел на неё, и упал замертво, в то время как остальные закричали и побежали кто куда, пока новые и новые стрелы свистели в воздухе.
- Добей остроухую! - крикнул один из бандитов, и другой, одетый в кожаную броню, высоко поднял над эльфкой топор...

Эльфский воин появился откуда ни возьмись, отражая своим мечом занесённый топор, и, прежде чем грабитель успел осознать, что ему помешало, нанёс встречный укол, протыкая человека насквозь. Мгновение спустя эльф обернулся, парируя удар сзади, выбил у очередного разбойника меч, и рассёк ему горло.
Слева раздался громкий щелчок, из груди эльфа брызнула кровь и тот осел на землю: у одного из разбойников был арбалет. Товарищи убитого всадили в арбалетчика сразу несколько стрел, но их товарища это уже не могло спасти. Двое оставшихся в живых бандитов на лошадях понеслись прочь от лагеря, преследуемые свистящими стрелами.
Бой был закончен: бойцы Дол Блатанна бесшумно вошли на территорию лагеря, соблюдая крайнюю осторожность: кто-то из врагов ещё мог оставаться в живых.
- Давай сюда! - крикнул один из эльфов своему товарищу, заметив лежащую на земле жертву.

Мишариэль продолжала сидеть у костра, когда в спустившейся тьме из леса показались эльфы... Двое, и ещё двоих они несли на руках. Рыжеволосая вскочила на ноги, и её сердце сжалось от страха. И страх оказался не напрасен:
- Мне жаль... - высокий эльф только покачал головой, положив мёртвое тело на опушке, а Верселла закрыла изо всех сил сжала руки.
- Он был очень храбрым. - длинноволосый тихо рассказывал Мишариэль о произошедшем, пока его товарищ хоронил убитого друга.
- Я знаю. - рыжеволосая всхлипнула, вытирая слёзы платком, - Это моя вина, нужно было тебя послушать... - если бы они были чуть более знакомы, она непременно бросилась бы на шею черноволосому эльфу, но приличия этого явно не позволяли.
- Позаботьтесь о ней, я должен помочь. - эльф кивнул на лежащую на траве израненную девушку, и пошёл в сторону ямы, которая скоро станет могилой.
Мишариэль наклонилась над юной эльфкой, с трудом пытаясь перестать плакать и вспомнить хоть что-нибудь, что она знала о помощи при ранениях. Верселла намочила платок водой, затем аккуратно начала вытирать ушибы и ссадины на лице девушки.
- Ты можешь говорить? Как тебя зовут?.. - спросила леди. На вид юной эльфке было лет двадцать-сорок, хотя в свете костра можно было легко ошибиться... Все повреждения вроде бы ограничивались ушибами, но Мишариэль врачом не была и могла бы и не заметить перелом или ещё что-нибудь.

+1

5

В который раз Маэнул лицом к лицу встречалась с собственной смертью, но не успевала столкнуться лбами? Уже не упомнить. Когда оружие рубака занес над головой, в намерениях без лишней драмы раскроить черепушку ненавистному эльфскому отродью, Киа вела себя смиренно. Не было никаких слез, стенаний, страхов. Не было ненавистного шепота проклятий, раскаяний, посыпаний головы пеплом. Не было ничего. Лишь безмолвное принятие своей неминуемой участи, что по пятам с самого детства преследовала бесполезное существо, стараясь сжить то со свету. В ответ же, эльфка всеми силами царапалась, кусалась за жизнь, ломая пальцы, стирая локти в кровь, выбираясь раз за разом из зияющей пасти пропасти.
Но не сейчас. Сейчас же глухим гулом отдавала голова, распухшая переносица усложняла дыхание, отчего нос втягивал воздух лишь одной ноздрей, булькая еще не запекшейся кровью. Болью отдавал торс, что свидетельствовало о возможном переломе ребер или отбитых почках. Все воспринималось по другому. Словно срок жизни остроухой насчитывал не семнадцать скудных, похожих на адскую агонию, лет а несколько тысячелетий. Не успев толком пожить, она уже видела определенный шарм и выгоду в смерти.
Но забвение не пришло. Стрела, что поразила не состоявшегося убийцу, лишила в мгновение златоглавую легкого избавления. Наблюдая, как крупное тело человека рухнуло наземь, девушка неосознанно провела параллель сложившейся ситуации с теми, кто выше мира сего и кто орудует судьбами. И как же, должно быть, забавно ему наблюдать как столь убогое, примитивное существо влачит свое жалкое существование, раз за разом лишая оное заслуженной смерти.
Развернувшееся сражение длилось совсем не долго. Киа молча наблюдала как кровь скапывает на чуть поддернутую льдом лужицу, расползаясь причудливыми карминовыми узорами. Как один из нападавших ловит арбалетный болт и так же бесславно оканчивает свой путь.  Происходящее походило на шахматы, когда жертвуя пешкой, спасают другую, более значимую фигуру. Но кому придет в голову кидать на амбразуру значимую фигуру ради пешки? Глупая игра. Глупая и не интересная.
Когда же короткое, но весьма зрелищное сражение подошло к концу, эльфка смогла окинуть не ясным взором своих спасителей. Одежды, в которые были облачены Сеидхе, совершенно не были схожи с тряпками скоятаэлей.
-Неужели я добралась до синих гор..? - лишь подумалось пострадавшей, когда ее кто-то поднял на руки.
Трава, что была скована льдом, казалось, шелестела с каждым дуновением ветра. Открытым участком шеи Киа чувствовала как от тепла кожи таит ледяной слой на поверхности земли. Она лежала. Лежала, не шевелясь и безотрывно смотрела в небо. Темное, беззвездное. В какой момент рядом появилась девушка, чьи глаза были на мокром месте, златоглавая сама не поняла. Ровно так же, как и не сразу поняла что незнакомка обращалась к ней.
-Язык они мне. к счастью, не отрубили. - запоздало ответила, переводя мутный взгляд на собеседницу. Да, сомнений не было. Именно эльфы из Долины Цветов ныне даровали ей отсрочку смерти.
-Киа. - лишь коротко кинула свое имя, словно выплюнув. Фамилию она давно никому не афишировала. Более того, она не считала. что тот кем была зачата вообще имеет право называться отцом.

0

6

- Язык они мне. к счастью, не отрубили. - Мишариэль была немного шокирована такой фразой, но быстро поняла, что юная эльфка была в полубессознательном состоянии.
- С тобой всё будет хорошо. - Мишариэль ещё раз вытерла эльфке лицо. Ей бы не помешало какое-нибудь лекарство... Жаль только, что лекарем она не была и совсем не знала, что нужно делать в такой ситуации... Или знала? Они же были совсем недалеко от Дол Блатанна, а это место не зря называлось долиной цветов.
- Подожди, пожалуйста, я сделаю тебе лекартство и скоро подойду. Хорошо? - рыжеволосая в любом случае сильно сомневалась, что Киа сможет куда-то уйти.
Эльфка взяла из костра пылающую палку, делая себе хотя бы временный факел, и отошла на окраину поляны, осматривая растения. Даже несмотря на темноту она быстро нашла несколько ромашек: они росли здесь повсеместно.
Осталось только приготовить отвар: может это было и не очень грамотно, но лучше здесь она ничего не могла придумать.
- Выпей, пожалуйста. - Мишариэль протянула девушке котелок. "Ну давай, я не буду же тебя поить, ты вполне можешь держать его в руках."
Оставив спасённую, придворная подошла к своим друзьям, которые уже подготовили могилу.
- Подождём до утра? Может быть, она захочет что-нибудь сказать?.. - длинноволосый кивнул на девочку у костра.
- Она же ребёнок. Не стоит. - покачала головой Мишариэль. Длинноволосый эльф что-то хмыкнул про себя, но спорить не стал - у жителей Дол Блатанна представление о возрасте детей и о том, что им можно, а что нет, сильно отличалось от представления свободных эльфов - среди жителей лесов уже в восемнадцать умели убивать и жить в одиночестве, а в мирном княжестве она была бы ещё несовершеннолетней.
- Он жил и умер как воин, защищая тех, кто слабее. Покойся с миром. - эльфы наклонили головы и замолчали, потом каждый бросил рукой на могилу горсть земли.
Мишариэль оставила своих друзей, и отправилась к костру - было уже глубоко за полночь и она ужасно устала. Кажется, Киа тоже уже спала, поэтому рыжеволосая спокойно устроилась около костра и быстро заснула.
- Просыпайтесь, миледи, впереди долгий путь. - было ещё раннее утро, когда эльфку осторжным прикосновением разбудил один из товарищей. Она совершенно не выспалась, и даже умывание лица холодной водой совершенно не помогло. Но нужно было ещё поговорить со спасённой эльфкой до отъезда и решить, что им с ней сделать.
- Привет! Как ты? - Мишариэль улыбнулась, садясь рядом с Кией.
- Вот, угощайся, у нас были кролики на ужин. - она показала на остатки еды, которую уже разогревали на огне.
- Как ты попала к этим d'hoine и что делаешь здесь одна? - спросила эльфка. "Вряд ли она из Дол Блатанна, и... это всё усложняет. Я же не могу предложить ей жить у нас во дворце от имени княжества..."

Отредактировано Мишариэль (2017-09-17 13:42:20)

0

7

Морозец стягивал свежие раны, сковывая мелкими алыми хрусталиками кровь. Рассеченная губа опухла и неприятно тянула, словно чесалась. Это ощущение раздражало больше, чем боль, отчего эльфка постоянно покусывала ранение в попытках унять дискомфорт. Она не была в состоянии аффекта. Побои давно стали ритмом жизни для скиталицы и принимались вполне обыденно. Ведь, в понимании Кии, раны заживут и есть ситуации куда более серьезные нежели простые тумаки.
На собеседницу она не смотрела. Единожды глянув в ее покрасневшие от слез глаза, мародер посчитала самым приятным для взора нынче бессмысленно всматриваться в глубину черного неба. Оно напоминало ее путь. Бесцельное, бескрайнее, непроглядное и мало кому интересное. Маэнул жалела небо. Жалела, потому как эта догма черни была холодной и неприкасаемой, одинокой и бесполезной. Может быть, спустя большое-большое расстояние, там над плотной пеленой облаков сверкают звезды. Но они не видны. Небо, возможно, хочет что бы им любовались, хочет блистать мириадами светил, демонстрируя всем новые миры. Но нет желающих насладится его тайнами и визуальными историями, так как обыватели привыкли смотреть лишь под ноги.
Собеседница, что так и не удосужилась назвать своего имени исчезла так же незаметно как и ранее появилась.Лишь вновь прозвучавший ее голос вывел пострадавшую из мало информативных, однако весьма глубоких размышлений. Кии много раз доводилось пить ромашковый отвар, в большинстве своем в детстве. С годами, вкуснее он не стал. Но учитывая пустоту в желудке и мучающую жажду, от предложенной посуды не отказалась. С трудом приподнявшись на локтях, сдерживая приступ кашля, что был вызван спазмирующей болью в плечевом поясе, эльфка залпом осушила емкость. Теплое питье, даже если бы это была просто вода, позволит желудку на какое-то время успокоится. Хотя этот прием уже давно не работал. Поблагодарив незнакомку коротким кивком, девушка вновь опустилась на промозглую землю.
Она слышала все их разговоры. От начала и до конца. Погребение товарища казалось столь пафосным и не привычным, что невольно сравнивая с обыденным закапыванием и камнем на пригорке без высеченных эпитафий, пришла к выводу гипертрофированной вычурности обитателей Долины Цветов. Верно ходит молва - они в своих пенатах совсем позабыли о реалиях.
Ночь выдалась холодной. Тепло костра ничуть не спасало ситуации, учитывая что златоглавая лежала прямиком на земле. В какой момент она провалилась в сон - не заметила. Зато отчетливо ощутила, как замерзает. Продолжать валяться без движения было чреватой замерзнуть насмерть, из-за чего пришлось шевелить бренным телом, что тут же болью отозвалось на  ночную деятельность. До рассвета оставалось всего несколько часов, а в эльфском лагере до сих пор был тот кто не спал, поддерживая огонь и за одно выполняя задачу дневального. С трудом узнав в хмуром лике того самого остроухого, что нес ее на руках, она не решилась подойти ближе. Знала -ей не доверяют. Но незнакомец, который краем глаза заметил шевеления, молча подал ей попону, которой еще, верно, днем была укрыта лошадь.
Они до рассвета сидели рядом на одном бревне у костра. Молча. И пусть внешне молчаливый товарищ был юн, во взгляде его читались многие годы жизни. И с высоты своего опыта он безошибочно определил что из себя представляло дитя. Но гнать не стал, как и выказывать пренебрежение. Когда же лагерь стал понемногу оживать, этот же эльф принес не большую чашу с ледяной водой. Не пожелав передавать емкость в руки, он поставил ее на землю рядом с ногой путницы.
-Смой кровь с лица. - лишь коротко бросил он, не дожидаясь ответа, тут же поспешил заняться куда более приоритетными делами.
Холодная вода щипалась, заставляя щеки краснеть. Когда Маэнул старалась оттереть запекшуюся кровь с носа, подле возникла вчерашняя незнакомка. Расползающийся по лагерь запах пищи заставил желудок ответить голодным спазмом.
-На ужин.. - подумала девушка, переводя взгляд светлых глаз на аппетитные тушки приготовленных зверьков, вспоминая что у нее ужина не было. Впрочем, как и обеда. И завтрака. И еще пары дней до пищи как таковой. Помнится, в последний раз ей удалось сбить камнем старую ворону, что скорее всего доживала свое. Вопросы ничуть не удивили - они оказались вполне логичными и закономерными. Однако ответить Кии было толком нечего.
- Пытаюсь выжить. - лишь неопределенно задумчиво бросила, продолжая до покраснения тереть белую кожу на лице.

0

8

Ответ был таким коротким, что не сказал ровным счётом ничего.
- Хочу знать больше! - Мишариэль всё ещё продолжала тепло улыбаться, но голос был твёрдым и не терпящем возражений: она эльфка из древней семьи, она придворная самой королевы, и это приказ. И рыжеволосая просто любила командовать - за долгую жизнь это удавалось очень уж редко.
- Сколько тебе лет? Кто твои родители? Как ты здесь оказалась, и почему, чтобы выжить, пришлось попасть в лапы к d'hoine? - пока ещё это были вопросы без угрозы, да и Мишариэль всё-таки предположила, что лет спасённой девушке очень мало, поэтому вряд ли собиралась её наказывать.
- И где твой дом? - ещё раз уточнила леди.
"Ну ты же должна быть нам благодарна: мы тебе жизнь спасли!" - рыжеволосая была очень удивлена тому, что пока не услышала даже "спасибо". Чёрт, да сама Верселла даже d'hoine благодарила, если они делали что-то хорошее - должно быть, у молодёжи за пределами Дол Блатанна совсем плохое воспитание. А в том, что Киа из-за предел княжества, сомневаться вряд ли приходилось: Мишариэль, конечно, знала не каждого из двух тысяч жителей, но вот юных девочек знала всех - молодёжи было среди них совсем немного.
Эльфка сама тоже взяла небольшой кусок мяса, оставшийся с ужина, и начала есть. Мясо уже засохло и было совсем не таким мягким, как сразу после приготовления, а откусывать его без клыков было не очень-то удобно: некоторые преимущества у d'hoine всё-таки имелись...
- Миледи, мы возьмём её с собой?.. - уточнил длинноволосый, который уже почти собрал лошадей в путь.
- С собой куда? - Мишариэль посмотрела на своего товарища, "В Синие Горы или в Дол Блатанна?.." - И хочет ли она с нами ехать?.. - она снова повернулась к юной гостье, - Ты хочешь?..
"Это пока ещё не приглашение." - всё будет зависеть от того, что о себе расскажет девушка. Если живы её родители, то нужно непременно вернуть юную леди к ним, а если же нет... Мишариэль всё ещё не была точно уверена в возрасте собеседницы, и если он окажется слишком мал... Это будет её ответственность, а всё произошло так быстро, что она даже не успела ещё это осознать.

0

9

На настойчивость собеседницы эльфка никак не отреагировала. словно и не замечала того стального нажима в голосе, что налетом появился.
Переносица с каждым прикосновением отдавала острой болью в то время как ледяная вода добавляла острых ощущений. Как следует промыть раны не получалось, впрочем в этом и не было смысла. В такой температуре вряд ли будет занесена инфекция.
-Точно не знаю. Меньше двадцати, наверно. - окончив наконец с издевательским умыванием, светлоглазая лишь молча протянула попону тому, кто еще ночью вручил ей ткань для согрева. Молчаливый Сеихе так же в тишине принял вещь, не уделяя мелочи должного внимания, продолжая сборы.
-Нет у меня родителей. И дома нет.  Давно. Здесь? Пришла. Ногами. Пыталась стащить у них еды - поймали. - бесстрастным, словно бесцветным голосом произнесла, уставившись куда-то сквозь собеседницы. Взяв всего один кусок мяса, Маэнул тем не менее весьма резво его прикончила, наконец-то дорвавшись до нормальной пищи. Вот она разница - кому такой рацион скромен и черств, а кому уже целый пир. Оседлые из Долины Цветов были не от мира сего. Словно из сказочной страны, изредка выныривая из своих розовых мечт, они поспешно бежали обратно в зону комфорта, стараясь не запачкать чистые туфельки в дерьме и трупном яде.
На странный вопрос Киа отреагировала не сразу. Как минимум потому, что не было никакой конкретики. Куда идти, зачем идти и с кем именно. Ведь никто из присутствующих не потрудился ни имя свое назвать ни, даже слова сказать, помимо собеседницы. А значит, она не была желанным гостем в этой компании. С другой стороны, продержаться пару дней на нормальном питании, заживить раны, отогреться - тоже хорошая идея. Такое соседство ни к чему не обязывает, по крайней мере ей так казалось.
Неопределенно пожав плечами, тем самым дав понять что не достаточно информации к размышлению и некорректный вопрос не позволяют дать четкого ответа.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Прикосновение к прекрасному (Дол Блатанна, февраль 1269 год)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC