Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Когда в лесу падает дерево (Аэдирн, декабрь 1268 г.)


Когда в лесу падает дерево (Аэдирн, декабрь 1268 г.)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s4.uploads.ru/t/WkpmL.png
Время, место: Аэдирн, декабрь 1268 г.
Участники: Йорвет, Вернон Роше, неписи
События: История о том, чем именно занимается нильфгаардская оппозиция, когда Император не видит, и почему виселица порой куда предпочтительнее прогулок на свежем воздухе.

0

2

Когда до Йорвета дошли сомнительные слухи о бравых молодцах, что нынче часто замечает люд мирской по закоулкам лесным, сразу навострил и без того острые уши. Эльфский командир слишком хорошо осознавал, что как только новость о его кончине будет опровергнута - за ним кто-то придет. Уж слишком много он знал, слишком многое мог поведать. Временный союз с Нильфгаардом принес не малые плоды, пусть только потому, что ныне отступник мог перечислить почти каждого в свите самого императора, кто так или иначе пытался монарха подсидеть, скомпрометировать, действуя за спиной. Через десятые руки, одноглазому предлагали поучаствовать в многих весьма забавных мероприятиях, что были в состоянии подорвать авторитет Эмгыра, о которых тот вполне был бы не прочь послушать. С чего Йорвет взял, что это именно южане, а не любой другой народец?  Все просто - нордлинги так не работают. Среди шепчущих не было ни имен ни государств - никаких опознавательных знаков на тех, кто ныне прочесывал леса. А давно известное правило "кто много знает - долго не живет" давало пищу для размышлений, учитывая такое стечение обстоятельств. Тогда эльф сделал поправку на собственное полоумие и манию преследования, однако все же дозоры ужесточил.
Слухи множились, о неких убивцах, что вырезают эльфов по лесам в поиске кого-то шла уже не шуточная молва.
-Ты уверен, что это хорошая идея? - Киаран нервничал. Он отказывался понимать тактику, в которой приходилось выступать в роли приманки. А ведь суть была проста. Показательное нападение на близлежащую деревушку, оставив не малое поголовье в живых даст толчок новой волне новостей, приведя лиц что так рьяно интересуются эльфским командиром прямо в требуемое место.
Не ответив своему другу и верному товарищу, посчитав взгляд самым исчерпывающим ответом, Йорвет лишь легким движением кисти подал команду подчиненным. Засвистели стрелы, сохраняя на тонких наконечниках игривые языки пламени, что с глухим стуком вонзались в деревянные хибары, покрытые соломой. Огонь занялся быстро, перепрыгивая с лачуги на лачуги, отчего в воздухе повис запах гари. Показательный набег завершился парой-тройкой трупов в рядах дхойне и десятком зевак, что своими глазами смогли выжить после нападения, пусть столь вялого но все же, отряда самого Йорвета - убивца, от отряда которого мало кто уходил живым.
Видимо, сдавать начал скотоель треклятый, так ему и надо эльфской погани! - судачили старухи по деревням, в то время как воодушевленные россказнями детишки бегали с палками аки мечами по рощицам и "охотились" на эльфов.
- Ты безумен, Йорвет! Ты сам приведешь недруга в наши чертоги! - не уставал сокрушаться Киаран, прекрасно понимая чем может обернуться такое приглашение. Нагрянь целая армада в черном внезапно на поляну в час ночной и у всех планов командира будет весьма летальный исход.
Нет, Киаран Аэп Эасниллен не был паникером. Более того, эльф был крайне рассудителен и хорошо анализировал ситуацию любой сложности. Но он не любил рисковать. Неприемлел риск, а посему слишком многое упускал. Однако, товарищ всегда оставался для командира тем, к кому можно прислушаться. Не зря его величали правой рукой.
Разумеется, сам Йорвет так же здраво оценивал риск, однако воспринимал его совершенно по другому. Считая потери оправданными, командир был уверен в том, что лучше встретить опасность лицом к лицу, чем бегать от нее и в итоге получить в спину.
Три дня прошло с момента набега на ни в чем не повинную деревушку. Пусть слухи и доходили с опозданием, но одноглазому удалось узнать, что совершенно недавно столь долгожданные гости были замечены в соседнем лесу, а значит ожидать осталось совсем не долго. Так же удалось разузнать, что внешне эти самые лицо больше походят на наемников, чем на ярких южан. Шевронов не имеют, никоим гербом не отмечены. Вооружены хорошо, а так же могут себе позволить остановки в не самых дешевых тавернах. Количество пришельцев и акцент так и остались загадкой.
-Ты безумен.. - вновь повторил Киаран, подкуривая трубку. Шелест табака, что начал тлеть, тронул слух.
-И тем не менее, ты до сих пор подле. - ответил командир, удостоив товарища едва уловимой улыбкой.
В дозоре они находились уже четвертый час. Сидя на верхотуре, вглядываясь в сумерки что спускались на и без того спящий лес, соплеменники изредка перекидывались однозначными фразами. Что же, отряд действительно подготовился. Несколько волчьих ям, большее количество дневальных, постоянное прочесывание окрестностей, пополнение боезапасов. Оставалось лишь ждать.

+1

3

— А я думал, ты вышел в отставку, — с хрустом потягиваясь в кресле, улыбнулся капитан Роше. Выглядел он расслабленным, почти умиротворенным, что в компании организмов, сложнее репы, позволял себе исчезающе редко.
— Я и вышел, — пожал плечами Его Светлость барон Отталин ди Хелльсдорф, сквозь прищур поглядывая на пламя, отплясывающее в приличных размеров камине. — Если ты не заметил, с некоторых пор я стал румян, весел, толст и совершенно счастлив. Вдобавок, под моим милостивым… э-э-э… слово забыл…
— Авторитетом? — подсказал Роше.
— Нет, вряд ли, — без всякой усмешки опроверг догадки командира Синих Полосок Его Светлость новоиспеченный барон Отталин ди Хелльсдорф, некогда — широко востребованный, сегодня — шпик в отставке. — Было что-то такое, какое-то такое красивое словечко… Ну да хер с ним. Собственно, я к чему? У меня аж цельных три деревни!
— А могло быть восемь, — хмыкнул Роше, в свой черед поглядывая на мирно храпящего рожей в стол Фенна. По случаю прибытия старых — искренне хотелось верить — друзей Отталин закатил не просто пир, а прямо-таки… в общем, нечто грандиозное с яствами, вином и женщинами, после чего проще было повеситься, чем дожидаться утреннего похмелья. Хотя, с учетом количества выше перечисленного, скорее вечернего. — Если бы кое-кто не умудрился обрюхатить единственную дочурку бывшего владельца этого славного, невероятно красивого, невероятного древнего и даже, что нонче редкость, наверняка дорогого поместья.
— Не будем об этом, — махнул рукой Отталин с видом человека, для которого обрюхачивание богатых девочек в распорядке дня мирно соседствовало с «проснуться» и «на завтрак мне, пожалуйста, щи, два вареных яичка и куриную котлету». — К тому же ты явно пришел не за тем, чтобы читать мне всякие разные морали.
— Верно, не за этим.
— Волнует пожженная деревня?
— Честно? — скривился Роше. — Не очень.
— А тогда?
— Не догадаешься? Ну же! Не посрами в моих глазах честь профессии!
— Не посрамлю, Роше, — сверкнул темными глазами Отталин. Лицо у него было худое, угловатое, жесткое; волосы — напротив: пышные, чертовски густые и светлые. Полуэльф как есть. — Сперва мне вообще не было никакой разницы, кто бьет по моим лесам всех этих ваших скоя’таэлей. Ты, Райла, ансамбли песни и пляски Хенсельта… Ну бьет и бьет — в конце концов, занятие-то — хе-хе! — благое и богоугодное.
— Но? — подсказал Роше.
— М-м-м?
— Всегда есть «но», Отти. Вот мне, пожалуйста, с этого момента.
— Как пожелаешь, Вернон, — подался вперед в кресле барон-полуэльф. — Пару недель назад возникли проблемы.
— И какие же?
— Зарезали двоих моих бывших коллег. Прямо у меня под боком. Одного графа и одного баронета.
— Кем были коллеги? Шпики в отставке?
— Хуже. Двойные агенты. Это не все. Один квартерон, второй…
— Полуэльф, — не столько спросил, сколько констатировал командир лучшего в мире спецподразделения.
— Именно. И оба в свое время… ну, скажем, оказались весьма полезны в налаживании межгосударственных связей.
— Ага, умные телятки?
— Не понимаю, Вернон.
— В смысле две сиськи сосали, что тут непонятного? Нильфгаардскую и — как бы так? — родную отечественную?
— Хм, не совсем согласен, но суть передана…
— Близко к схеме, — кивнул Роше. — Выходит, кто дружков положил, ты все-таки догадываешься?
— Ну, Вернон! Не срами профессию! Можем сказать хором. На три-четыре…
— Начнешь отсчет — самолично тебя повешу.

После насквозь промороженной улицы жарко натопленный каминный зал ощущался пеклом.
Периодически что-то бурча под нос, мирно храпел Фенн.
За вычетом отсутствующей в связи с «особыми поручениями» Бьянки, отряд Полосок насчитывал одиннадцать человек.
Мало.
«Зато каждый стоит, как десятеро», — по привычке подумал Роше.

— Короче, заебло ломать комедию. Дашь мне… ну, скажем, человек пять-восемь. Пойдут у нас герольдами, — после недолгой паузы перешел на деловой тон Первый Патриот Темерии.
— На убой в смысле?
— Есть возражения?
— Нет.

«Хорошо иметь дело с людьми твоей профессии, — еще отметил тогда капитан Роше. — Знают: «да» всегда обходится меньшей кровью, чем «нет».

Когда с пригорка стало возможным рассмотреть деревню, наступили сумерки. Собиралась метель. Небо портилось и стремительно темнело.
По всей видимости, погода в этом году выступала самым главным и самым убойным оружием.
Конь — вороной жеребец — под Роше, приплясывая, от нетерпения хрипел.
— Ну что, господа, вперед! — без всякого намека на улыбку произнес командир Синих Полосок, оглядывая людей барона ди Хелльсдорфа, было их в общей сумме шесть. — Марш-марш!
Никто ничего не ответил.
Зато приказ исполнили незамедлительно и все.
— Если что, их сапоги — мои, — накинул капюшон на голову Фенн.
— Заткнись.
— Ну что ты, шеф! Я ведь это… слово забыл… без меркантильных целей.

+1

4

- Как ты представляешь себе эту картину? - вновь завелся Киаран, не желая и далее пребывать в гнетущей вечерней тишине, что прерывали лишь посвистывания ветра да шелест сучьев. Съежившись ни то от неприятной мороси, ни то от мокрого снега, молодой эльф пару раз стукнул деревянной, резной трубкой о ствол дерева, на котором сидели дневальные, вытряхивая прогоревший табак.
-Говняный табак..
-Что? - не сразу переключившись с собственной мысли, ожидая хоть какой-то реакции по теме, правая рука командира слегка свел брови к переносице.
-Табак, говорю, паршивый. Горечью отдает. - стряхнув влажный снег с мехового ворота, эльф вновь устремил свой взор вдаль а надежде высмотреть какие-либо изменения в обстановке. Нет, Йорвет не уходил от темы. Просто считал вопросы старого друга риторическими, хотя тот частенько ожидал на них ответа. Вот и сейчас, задержав исчерпывающий взгляд на собеседнике, сын Эасниленна таким образом буквально требовал хоть какой-то реакции на прозвучавшее ранее. Повисло молчание, коим обычно заканчивались многие конфликты мнений.
-Никак не представляю. - наконец изрек на выдохе остроухий, сдаваясь в этот раз на милость товарища, идя у того на поводу: Никогда не идет все по плану. Вот явятся и..
Словно поджидая до этого удобный момент, речь эльфа прервала птичья трель, что эхом разнеслась над жидким леском, поднимаясь над лысыми кронами, заставляя Йорвета мгновенно замолкнуть и обратиться в слух. Легкий простенький клич горехвостки был катастрофической ошибкой, учитывая что птицы эти пели лишь в теплый период, но в середине лета их уже не услышать. Зимой же эта маленькая, неказистая пернатая иммигрирует в теплые края.
- Даже не малиновка.. - раздосадованно произнес спутник, намекая на самый банальный вариант клича, что был поголовно распространен у многих лесных мародеров.
Таким образом, недруг громко о себе заявил, о чем, скорее всего, услышали все постовые и те, кто в этот момент отдыхали в лагере, поднимая тревогу. Вот он - момент, которого бригада ждала три чертовых дня. Йорвет исключительно точно подбирал место, где Старшие могли годно подготовится к нашествию. Жиденький лесок отлично просматривался, позволяя завидеть недругов издалека. А спустя минут десять, острый глаз заметил некоторые перемещения сквозь темных силуэтов деревьев.
-Зови. - лишь тихо скомандовал одноглазый, поглаживая оперение стрелы, что все еще покоилась в колчане.
Раздался не приятный, резкий стрекот сороки. У Киарана на удивление точно получалось скопировать любую птицу. И хоть это сложно было назвать талантом, такая особенность всегда была сподручна. Спустя не продолжительное время появилось шевеление за спинами остроухих. На зов прибыл остальной отряд, забираясь на деревья, рассыпаясь по веткам в готовности. Тихие шаги, мягкие движения, тонкие силуэты, сливающиеся с деревьями - все играло на руку лесным жителям.

+1

5

— Не больно-то они похожи на разведчиков, — решил сменить тему Фенн, поглядывая вслед марширующему по дороге отряду.
— Они и не разведчики, — поправил меховой ворот плаща Вернон Роше, изучая то, что осталось от деревни. — Тут, по-хорошему, и разведывать-то нечего.
— Да неужели?
— А что, сам не видишь?
— Вижу, — согласился Фенн.
В привычном смысле это было не нападение. Не очередная попытка продемонстрировать горячо ненавистному конкуренту, мол де, сколь бы усердно вы нас не резали, мерзкие-мерзкие дхойне, нас, эльфов, все еще достаточно, чтобы даже ваши правнуки помнили: петухи, они ведь бывают разные: одни приятно бултыхаются в супе, другие — что ж, эти являются строго посреди ночи, в клубах дыма и пепла сквозь годы и даже столетия повторяя одно и то же: «Внимание! Господа, внимание! Дхойне в море!».
Здесь и сейчас проводить разведку было бессмысленно. Нападение на деревню и было разведкой.
— Значит, все-таки не Райла? — продолжил Фенн. Небо наливалось свинцом. Тяжелое и мрачное, как сборщик податей, глубоко разочарованный повсеместным обнищанием населения.
— Нет, — покачал головой Роше. — Райла у нас человек традиционных взглядов на мир. Действует старомодно, открыто, на публику, причем без фантазии. К тому же, насколько я знаю, — а я знаю, Фенн, — еще ни одного шпика Белая Райла подушками не душила и в собственной постели не резала.
— И не рыцари, — не столько спросил, сколько констатировал очевидное Фенн.
— И не рыцари. Рыцари любят показуху. Горящие кресты опять же… Тут у нас сработал некто, кому важен не столько эффект, сколько эффективность.
— Не столько эффект, сколько эффективность? То-то я смотрю, от этой эффективности пересралась вся тутошняя интеллигенция.
— Ладно-ладно, — скривился капитан Роше. — Эффективность и немного славы. Ровно столько, чтобы от паранойи, как ты выразился, вся тутошняя интеллигенция сделалась немного нервной…
— И много опрометчивой. Нильфы.
Роше не ответил.
Попросту не успел.
Птичья трель разлетелась над лесом.
Услышали ее и люди барона ди Хелльсдорфа. И увидели.
Увидели то, что увидеть планировали, но, быть может, не в таком исполнении. В дорогу перед головой отряда ударила стрела. Самая обыкновенная стрела, правда, не эльфья — это легко угадывалось по оперению.
Глава отряда — звали его Йежи Роттек — поднял руку. Отряд замедлился.
Небо темнело.

«Ну, и что вы будете делать? — наблюдал с пригорка командир лучшего в мире спецподразделения. — Развернетесь? Поднимете щиты? Давай-давай, соображай, пехтура ебаная».

Йежи Роттек медленно, вероятно, чересчур медленно вынул из ножен меч. В вечерних сумерках сталь казалось оловом. Такая же хрупкая и серая.

— Ждем, — приказал Роше. — Ждем. Пока это все еще не наше дело.

+1

6

Единственный, но от этого ничуть не хуже видящий глаз въедался в темноту, подмечая каждое движение конвоя, что находился все еще в порядочном отдалении. Учитывая на удивление ровный строй, Йорвет мог сделать вывод что непрошеные гости все еще передвигаются по наитию и не заметили лесных жителей, что обсели обширным полукругом близлежащие деревья, либо же что это отвлекающий маневр. Крайне показательный и вызывающий. Подтверждения или опровержения той или иной теории остроухий найти не мог, а посему мобилизовал коротким позывным, поданным собратом, лишь тех подчиненных что находились на этот момент в лагере, отдыхая. Поскольку тьма скрадывала все опознавательные знаки отряда, так же не было возможности опознать принадлежность шествующих к какой-либо стране. Впрочем, это было не важно. На трупах проще разглядывать геральдику.
Стоило подпустить вторженцев поближе, что бы обрушить на тех шквал из стрел, сводя шансы на выживание противника к минимуму. В то же время, они не должны были заметить эльфьи силуэты, что хоть и сливались с местностью, однако прозрачными, к сожалению, отнюдь не становились. Зоркий глаз, что научен обращать внимание на детали, отыщет и иглу в стоге сена.
В нетерпении сердце сделало несколько поспешных ударов. Командир дышал мерно, но поверхностно, не позволяя задубевшей от холода ветке вздрогнуть.
-Что-то не так. - внезапно подался вперед Киаран с намерениями избежать размашистой ветви, что маскировала партизанов но при этом ограничивала обзор.
И верно, уже через мгновение командир так же заметил не характерную возню в рядах пришельцев. Остановив передвижения, те копались, развернувшись в другую сторону.Какова вероятность, что два отряда по головы марадеров придут в одно и то же время, при этом не будучи заодно? Случайное стечение обстоятельств? Но Йорвет не верил в случайности.
Самый скверный исход, думал командир, если там, во тьме, прячется еще один отряд, который объединится с нынешним. Обстрелять мы их можем, однако насколько велики шансы, что ситуация не переломится в пользу противника? Идеальным в данном случаи казалась конфронтация между сторонними отрядами. Те перебьют друг друга, а белки добьют остатки, даже не жертвуя боезапасом. Более того, в пылу сражения сторонние силы вполне вероятно и не сразу отреагируют на третью силу.
Впрочем, на данный момент одноглазому оставалось лишь одно - ждать. Покорно ждать, идя на поводу у ситуации не смотря на тлеющее внутри рвение и нетерпение наконец расправиться с неумелыми преследователями, что так опрометчиво пришли на эльфий зов в льфский лес.
-Йорвет? - вновь окликнул друга Киаран, который так же прикинул в голове возможные исходы ситуации и ждал какого-либо подтверждения собственных догадок от командира.
-Ждем. Не будем форсировать.
Умение ждать и выжидать частенько спасало одноглазому жизнь. И пусть с самого детства таким замечательным качеством он не мог похвастаться, о чем свидетельствовали его свершения по молодости, но со временем воспитать в себе эту дисциплину командиру пришлось.  Именно пришлось, так как лишь глупец не обучается на собственных ошибках.

+1

7

— А ты часом не наглеешь, Гудрун? — хмыкнул высокий, смуглолицый мужчина, поглядывая на коротко стриженную женщину в легком, кожаном доспехе и тяжелом, меховом плаще. Женщина улыбалась, улыбаясь, поглаживала колчан со стрелами — то ли выбирая очередную, то ли попросту наслаждаясь процессом.
Их отряд насчитывал пятьдесят человек. Сегодня, впрочем, на дорогу вышли двадцать, из боеспособных — от силы десять.
А вот не надо, не надо было вчера хлестать водку, как черти, но… вынужден был признать Райко, иногда даже самым отпетым головорезам так отчаянно не хватает обыкновенного веселья. Кабацких драк и изнасилованных женщин.
— Ой ли! — хохотнула Гудрун, неотрывно глядя на дорогу. — А, по-моему, я исправно занимаюсь именно тем, чем мне было велено. Нам велено, Райко.
— Странное дело, мне казалось…
— Когда кажется, помолись какому-нибудь богу. Великому Солнцу, например.
— Гудрун.
— Что, Райко? Я выполняю приказы? — женщина нахмурилась. — Я выполняю приказы. А когда приказов нет или нет ни единой возможности исполнить их немедленно, я имею полное право развлечься.
— Если Рикард узнает…
— Но мы же ему не скажем, верно?
«Не скажем», — подумал Райко.
В конце концов он тоже был совсем не против развлечься. Не все же гонять по лесам тех, кому давным-давно следовало умереть, но кто по вполне понятным причинам упорно и долго избегал смерти.
К тому же, успокаивал себя наемник, очередная заварушка никак не могла ускользнуть от внимания Йорвета.
«Даже у тебя Йорвет, — мысленно хмыкнул Райко. — Однажды сдадут нервы».

Вслед за стрелой на дороге появилась женщина. Высокая, изящная, с коротко стриженными русыми волосами и улыбкой, которая прекрасно бы смотрелась на морде алчного до крови вепря.
— Привет, — показала ровные белые зубы женщина, оглядывая отряд барона ди Хелльсдорфа. — А что мы тут делаем?
— Что вы тут делаете, — подал голос Йежи Роттек. И, надо отдать должное, голос звучал твердо.
— Охраняем мир и покой, разумеется, — нагловато скалилась Гудрун, меча при ней было два, вернее — две сабли: кривые, какие любят гости из далекого Офира или таинственной Зеррикании.
— И по чьему же приказу? — по-прежнему невозмутимо поинтересовался Йежи.
— Ох, милый мой! Разве ты не знаешь? В наши-то лихие времена, фамилии и титулы вообще не имеют значения.

— Какого хрена там творится? — поскреб подбородок Фенн.
— Не имею ни малейшего представления, — честно ответил Роше.
До первой крови это была не битва, это была игра на нервах.

+1

8

Лес словно замер в ожидании. Затишье перед бурей казалось вполне обыденным явлением, привычным и уже нисколько не нагнетающим. Лесные эльфы давно привыкли ждать, воспитывая хладнокровность и терпение. В то время как дхойне не были предрасположены к самосовершенствованию.
Днем ранее, отряд непрошеных гостей с юга развлекался в не большой придорожной таверне. Кто-то пил больше, кто-то меньше. А некий Вольдрик, что являлся обычным штатским солдатом в многочисленной армии его величества императора Эмгыра, принял на душу больше, чем ему полагалось. Отчего ныне состояние его было далеко от идеала. Выглядел вояка бледным, хворым и, в добавок ко всему, еще и не слишком вменяемым. Не имея возможности опохмелиться, Вольдрик всю дорогу мучился от головной боли, что изрядно портило настроение. А трусить по лесным чащобам в такой дубак в поисках какого-то клятого эльфьего разбойника, у которого и имя-то было неполноценным, удовольствие сомнительное. А посему вояка был раздражителен и угрюм, не характерно немногословен и задумчив.
Когда состоялась неожиданная встреча и южная процессия внезапно уперлась носом прямиком в Нордлингов, нервоз Вольдрика усилился - он ой как не хотел в таком состоянии вступать в сражение. Впрочем, откровенно говоря он и вовсе не горел желанием сражаться, ведь дома его ожидала пусть уже не слишком молодая, но все еще достаточно привлекательная супруга да двое невыносимых сорванцов-детей. И пусть по прибытию домой эта троица не будет казаться столь дорогой сердцу, ныне, когда опасность таится за каждым деревом, солдафону было за что хвататься. В такие патовые моменты поводом для дезиртирства может стать даже весьма средняя шлюха, что единожды приголубила да запала в сердце в каком-то дрянном борделе.
Натянутая тетива вибрировала под пальцами, в то время как стрела плавно подыскивала себе более подходящую цель на тот случай, если нордлинги окажутся не слишком приветливыми и преграду придется тотчас убрать. Глупые, бесполезные обмены любезностями затянулись. Никто не хотел нападать первым, но и расходиться по углам не собирался. Неожиданно округу пронзил звук хлопанья крыльев и громогласное карканье, что эхом прокатилось меж не слишком густо растущих деревьев. Резкий звук заставил взбрыкнуть лошадь под наездником, отчего тот, резко подскочив, ненамеренно спустил тетиву. Та, скользнув по пальцам, выпустила так долго сдерживаемую стрелу, позволив разрезать воздух, устремившись к выбранной ранее жертве.
На секунду вновь бразды правления перехватила тишина. Наблюдая, как тело противника безвольно обмякает, заваливаясь на лошадь,теряет равновесие и под итог вовсе сползает на землю, путаясь ногами в стремени, Вольдрик словно сквозь вакуум медленно осознавал что натворил.

+1

9

Йежи Роттек был ветераном. И, по сути, далеко не дурным человеком. Как всякий недурной человек Йежи Роттек мечтал умереть с частью, сентиментально и глупо надеялся — последним, что он увидит перед тем, как смерть навсегда сомкнет веки, будет небо. Пронзительно голубое небо. И, быть может, пара юрких, похожих на черные росчерки, ласточек.
Последним, что увидел Йежи Роттек, умирая, оказалось лошадиное колено.

— Ты ебанулся, Вольдрик, ты ебанулся? — захлебываясь слюной от гнева, схватил Вольдрика за рукав лейтенант Райко.
Впрочем, обнаружился у произошедшего один феноменально полезный аспект: протрезвели разом все и немедленно.
— Убью, сука! Убью, Вольдрик, слышишь?
Вольдрик слышал. Слышал все и отменно. Но, курва мать, что он мог сделать? Вот что он мог сделать?
— Иди в жопу, Райко, — дрожащими губами произнес лучник, напрочь забывая о субординации. — И с каких это пор, спрашивается, ты воспылал горячей любовью к нордлингам, а? Что, язык проглотил?
— Рикард тебя повесит, — свистящим шепотом произнес Райко. — Но предварительно, Вольдрик, предварительно — шкуру спустит. Не очень аккуратно, зато... постепенно.

— Никому не двигаться! — ошалело вращая блестящими глазами, произнесла Гудрун, окидывая безумным взглядом осиротевший отряд барона Хелльсдорфа. — А лучше разворачивайтесь и убирайтесь! Да! Передайте-ка своему господину, чтоб впредь даже не думал соваться не в свое дело! Поняли меня? Поняли меня?
Никто не ответил.

— Вот, уже получше, — сплюнул капитан Роше, разворачивая жеребца, выискивая взглядом Чижика, и без единого слова отдавая парню приказ сделать то, что тот умел делать как боженька.
Чижик кивнул. Обслюнявил левый указательный, выставил и повертел им в воздухе. Достал стрелу, поджег ее.
Выстрелил.
С шипением стрела вонзилась в ствол по правое плечо от больно много говорящей женщины. Фонтан горящих щепок рыже-красными мотыльками взмыл в воздух, потом — растопил снег.

— А теперь в атаку, — похрустывая шейными позвонками, отдал очередной приказ Вернон Роше.
— Соскучился по хорошенькой драчке, шеф? — осклабился Фенн.
— Не могу отрицать. Есть такое.

Шесть Полосок выступили единым фронтом. Шесть из прибывших сюда одиннадцати.

+1

10

По мнению самого Йорвета, затянутая перепалка меж двух отрядов была высосана из пальца и давно должна была окончится сражением. Но люди медлили. Обмениваясь любезностями, угрозами, хмурыми взглядами, заставляя эльфов высиживать на деревьях в ожидании. Заминка заставляла пятую точку примерзать к ветке, требуя движения. Температура падала, в то время как непроглядная тьма усугубилась мелким, однако плотным снегопадом. Один плюс - с появлением снега, ветер стих.
Первый звон клинков, невнятные крики, нечленораздельная брань.
- Ты думаешь, они нас не заметят? - потирая замерзшие ладони, с долей иронии спросил Киаран. Ответ он, разумеется, знал. Более того, прекрасно понимал, что выбранная тактика является единственно верной.
-Нет. - выдержав не большую паузу, ухмыльнувшись ответил командир старому другу.
Разумеется, заметят. Но в пылу сражения, помимо окруживших их белок, у выживших к тому моменту уже иссякнут силы и сократится количество голов. Путь наименьшего сопротивления - добить тех, кто останется, застав врасплох. Чего таить, эльфы давно не отличались доблестью. И, пожалуй, падение Старшей расы началось задолго до предательства Энид. Нравственность давно стала не в чести, уступая место животному рвению выжить. Так даже самый высокоразвитый народ оказался у пропасти, карабкаясь по головам.
Огненная стрела на мгновение расчертила конфликтующие стороны, после чего быстро сгинула во тьме, угаснув. Но Йорвет ждал. Ждал, выгадывая момент, когда ситуация сыграет именно ему на руку. Когда выгоды отряд получит больше, чем понесет потерь. Когда жертвы подчиненных можно будет свети к минимуму.
В который раз командир ставил на удачу? В который раз многим рисковал, уповая на сносное стечение обстоятельств? Ведь именно такая манера ранее была причиной смертей его подчиненных. Однако, не смотря на все тяготы, одноглазому удавалось выжить. Более того, собрать заново бригаду, поднять на бой. И вновь повторить ту же ошибку.
- Ничего не меняется.. - лишь тихо изрек он поворачивая голову через плечо. Еле уловимый, легкий кивок головы позволил отряду встрепенутся. Аккуратно, скрываясь во тьме, они начали покидать насиженные места в готовности выдвинуться к поляне, где ныне проходил бой. Острые стрелы уже занимали свое законное место, легкое натяжение тетивы придавало уверенности. Каждый из присутствующих в полной мере отдавал себе отчет - не смотря на все ухищрения, эта схватка может быть для них последней.

+1

11

В жизни Вернона Роше было два увлечения, которым он мог посвящать всего себя без остатка круглосуточно и круглогодично: отвечать «нет, спасибо» на вопрос «а давай-ка еще по кружечке?» и гонять по полю долбоебов. Причем если в первом особого мастерства Роше не достиг, во втором — по праву считался непревзойденным асом, архимагистром и гением.
Заслышав воинственный клич Фенна, а звучал он примерно как: «Ох, скачу-скачу! Берегите жопы, выблядкие мерзкие!», отряд барона Хелльсдорфа, пусть и осиротевший на, мир его праху, Йежи Роттека, поступил именно так, как ему было велено — взял в кольцо говорливую девку и приготовился держать оборону. Оборону, к слову, при грамотной организации всей этой трагикомедии, вполне способную плавно и незаметно трансформироваться в нападение.

— Отходим! Отходим! — отдавал приказы лейтенант Райко, натягивая вожжи. Вероятно, бросать Гудрун на произвол судьбы было несколько не по-дружески, а вот сама виновата — не хер было выебываться, как вошь на проплешине. — Да, Вольдрик, тебя это тоже касается!
Лошади ржали. Если не брать в расчет лошадиное ржание и треск ломаемых веток, в лесу было тихо.
До поры, как говорится, до времени.

Девка ругалась. Ругалась гадко и совсем не по-девичьи, зато кидаться в бой против явно превосходящих сил противника, очевидно, полагала занятием гиблым, нисколько не делающим ей чести.
— Чижик, давай-ка еще разок, — ухмыльнулся Вернон Роше, спешиваясь и разом становясь почти не заметным.
Три стрелы ударили в нестройный частокол деревьев. Справедливости ради, Чижик даже не целился. Потому что бил не ради подтверждения репутации человека, с завязанными глазами способного поразить белку в анальное отверстие, но ради эффекта.
Как и в первый раз, впрочем.
— Господа скоя’таэли! — торжественно рявкнул Роше. — Да-да, я в курсе, вы здесь. Так вот, господа скоя’таэли, у меня к вам деловое предложение!
— Ты спятил, шеф, — не веря происходящему, тихо произнес Фенн. — Рехнулся. Нет, правда, серьезно, ушам своим не верю.
— А следовало бы, — без всякой улыбки сообщил Роше.
Это был плохой план. Очень плохой план. На лучший, увы, не оказалось времени.

+1

12

План был действительно плохим. На что рассчитывал Роше? Что Йорвет, будь он не ладен, не узнает его голоса? Или же напротив - узнает и выберет меньшее из зол, великодушно решив сократить успех операции, придя на помощь ублюдку. что всего месяц назад отдал приказ своему амбалу разукрасить его что бы мать не узнала? Безумие.
Впрочем, Роше был не слабоумным, уж это эльфский командир понимал как никто другой, хоть и умудрился тогда уйти живым и даже достаточно невредимым из центра его лагеря. А посему, наверняка у Темерского выблядка имелся запасной план. Впрочем, если он решил себя обнаружить, этот самый запасной план был гораздо хуже нынешнего. Либо же он просто заговаривал зубы.
В любом случае, стоило быть на стороже. Все варианты развития событий учесть не возможно, однако следовать далее избранному плану - самое верное решение.
Лесные мародеры, что прятались под покровом ночи, полукругом расположились на требуемом расстоянии от поляны, где во всю кипела битва. Шелест арбалетных болтов, отблески полотен мечей. Людишки были увлечены своей, особо склочной войной.
- Самому говорливому - уделите особое внимание.  - отдавая приказ, одноглазый отточенным, привычным движением водрузил стрелу на тетиву, после чего, хватив ту пальцами, натянул.
В тот момент, когда первая стрела рассекла полотно ледяного воздуха, вслед ей были выпущены десятки остальных. Одна за одной, волны следовали непрерывно, призванные уничтожать дхойне, что не должны были успеть отреагировать на приближение третей стороны.
- Киаран, одного в лагерь. Обойти с другой стороны. Если будет погоня - что бы загнать их в волчьи ямы.
Правая рука командира лишь коротко кивнул, всего на пару минут отвлекаясь от стрельбы. Йорвет, в отличии от своих подчиненных, так же не вел постоянную пальбу, скорее для галочки посылая одинокую стрелу периодически вслед остальным. Основной же его задачей было анализировать малейшие изменения в ходе сражения, подмечая раненных, убитых и тех ловкачей, которым все еще удавалось уйти от эльфъей расправы.
Роше был живучим ублюдком. Настолько живучим, что в нынешних реалиях умудрялся выживать да еще и продолжать был занозой в заднице. С момента их последней встречи, значков специальных отрядов на ремне, опоясывающем грудную клетку эльфа, прибавилось. Но с темерскими лилиями так и не было. Для коллекции осталась лишь эта геральдика. Впрочем, одноглазый часто раздумывал что же будет, когда он наконец расправится с Роше. На его место придет кто-то другой, будет ли он более хитрым или же напротив - пассивным обычным дхойне?

0

13

— Ну какая, блять, неожиданность! — щелкнул забралом Фенн, коротким щитом прикрывая ту часть тела, которую полагал незаменимой и главенствующей. Стоит отдать должное, таковой Фенн полагал все-таки не яйца, но череп.
Стрелы били.
Прежде, чем кольцо всадников, прикрывая щитами головы и плечи, — пришло в движение, полегли еще двое. По счастью, все — из людей Хелльсдорфа.
— Нас же перебьют, шеф! Как ебаных свиней на бойне! — гудел из-под шлема Фенн. Роше молчал. Не в пример мудрому и предусмотрительному младшему офицеру, сам капитан шлема не носил вообще, то ли потому, что терпеть не мог потом щеголять с неаккуратной прической, то ли потому, что диявольски обожал трепать нервы. В любом случае, какой бы вариант ни казался наиболее близким к истине, правды не знал никто, и спрашивать было бесполезно.
— Терпи, терпи, терпи, я знаю, что делаю, — сквозь стиснутые зубы наконец прошипел командир лучшего в мире спецподразделения, мимоходом отдавая Чижику приказ стрельнуть еще — на сей раз максимально эффектно.
— Уно моменто, — криво улыбнулся Чижик.
Выпущенные залпом пять стрел крутой, огненной дугой расчертили небо и канули в неизвестность.
«Я не мог ошибиться, я не мог ошибиться, — как заведенный повторял Роше, с одной стороны пытаясь не быть затоптанным человеко-лошадиным месивом, с другой — не оказаться пристреленным. — Не мог. Я не проигрываю. Холллера! Я никогда не проигрываю!».
И небо над трактом загорелось.
С громким хлопком небо над трактом окрасилось чем-то невозможно белым, чем-то, смутно похожим, но, вероятно, в сути не имеющим ничего общего с дружелюбным северным сиянием.
А затем, впереди, шагах примерно в пятнадцати сгустился, чтобы выплюнуть через мгновение две фигуры, квадрат серебристо-синего цвета.
— Охо-хо! — хохотнула первая фигура. Безусловно, женская. — А тут и правда жопа. Верно, Ландо?
— Верно, — подтвердила вторая фигура. Безусловно, мужская и, безусловно, волшебная. Потому что мэтр Ландо де ла Касси, спутник и союзник Белой Райлы, наемницы из Лирии, некогда успешно перешедшей на службу к Его Высочеству королю Демавенду, был чародеем. И весьма талантливым при этом.
— Капитан Роше, — в очередной раз подала голос женщина. — Вы там не подохли?
— Нет, капитан, — выкрикнул Роше.
— Охо-хо, чудесно. Ландо, будь добр, окажи-ка мне небольшую любезность…

Взметая снежную порошу до самых небес, поднялся ветер. Такой, который при необходимости мог легко отодрать плоть от костей, кости — расщепить до густоты пепла.
— Прекратить пальбу! — прогремел над лесом голос Белой Райлы, вероятно, самого жестокого и самого непримиримого борца со скоя’таэлями. — Повторяю последний раз: прекратить стрельбу! Вы окружены! Вы все окружены! Капитан… — уже куда тише добавила воительница из Лирии.
Роше кивнул. Дивясь, как странно звучит его голос, усиленный магией, произнес без всякого намека на издевку:
— Йорвет! Если ты здесь и если ты меня слышишь, давай без глупостей. Потому что сегодня — прикинь только! — враг у нас общий.
Вот кто бы поверил, но это было правдой.

+1

14

Впрочем, что и требовалось доказать. Роше никогда не приходил с пустыми руками, никогда не оказывался без запасного плана в безвыходном положении. Этот расчетливый ублюдок обладал не только гибким умом, способным просчитать весьма не простые задачи, но и ресурсами, что позволяли ему заставать врасплох и давить неугодных.
Ситуация во время боя всегда меняется стремительно быстро. Именно поэтому, Йорвет весьма косвенно принимал в ней участие, погружаясь с головой в наблюдение и анализирование. Когда в небо одна за одной взмыли пять подожженных стрел, сомнений не осталось - это был сигнал. Темный, беззвездный небосвод разрезали пестрые языки пламени, однако реагировать было уже поздно. Более того, откуда ожидать следующего шага стоило еще выяснить.
-Роше, сукин ты сын.. - сквозь зубы прошипел командир, оскалившись в неприятной ухмылке. Чего таить, темерец был сильным человеком и не окажись они по разные стороны барикад - Йорвет бы уважал его, не смотря на расовую принадлежность. Сильным именно духовно, физические его способности были куда более заурядны, однако он с лихвой компенсировал их положением в обществе, возможностями и умственной начинкой.
Огласивший округу характерный треск, сопровождающий появление магического разлома, усилившийся ветер, что практически полностью исключил возможность продолжать шквал стрел, весь этот фейерверк не сулил ничего хорошего. Появление чародея было весомым преимуществом. Балаган, что далее развернулся на поляне, повеселил и одновременно заставил себя почувствовать загнанным в угол.
-Райла.. Это Райла, Йорвет. Я предупреждал тебя! - упорно повторял Киаран, будто сам командир не соображал кто нынче стоит у руля. Верно, старый друг всегда предпочитал лишний раз не рисковать и десять раз перестраховываться. Одноглазый же напротив, привык рисковать всем, пусть и не столь глобально. Именно поэтому, у них выходил вполне не плохой симбиоз.
- Кто маг?
Райла никогда не приходила одна. Ее отряд бравых головорезов и бесславных ублюдков всегда шествовал подле своей мужеподобной предводительницы. Именно поэтому, Йорвет не сомневался в сказанном - ее подчиненные могли уже взять поляну в кольцо. Впрочем, не сказать что ситуация была безвыходной. Ведь еще годная половина эльфъего отряда, что до сих пор находилась в их лагере, ныне должна была направляться к месту действия и далее ориентироваться по ситуации. Впрочем, насколько выгодно сейчас было вступать в бой и артачиться?
Роше вновь повторил предложение. Его голос, скрипучий и прокуренный, резал слух, оглашая округу. Простым движением ладони темноволосый подал подчиненным знак, что тут же прекратил какую-либо пальбу, тем более была она нынче бессмысленной. Обращение конкретно к одноглазому убивцу весьма позабавило командира. Что же, действия на авось, выстрелы в небо. Видимо, не смотря на некое преимущество в данный момент, были какие-то обстоятельства, что заставляли темерца все еще пытаться выйти на диалог с ненавистными йольфами.
Ветер стих. На какой-то момент даже смолкли звуки борьбы - нильфы, не ожидавшие такого поворота, значительно под растеряли боевой дух. Долго томить с ответом не стоило, ждать вряд ли кто-то был намерен.
-Ждите. И будьте готовы. - лишь коротко кинул одноглазый разбойник через плечо, не вдаваясь в подробности. Общение односложными фразами давно вошло в привычку. Его понимали с полу слова, а посему рассусоливать и терять время на лишние речи оказывалось пустым. Однако, прежде чем выйти на поляну, покинув не слишком плотные лесные насаждения, мародер не сдержал благого порыва. Скоро выхватив стрелу, резво натянул тетиву. Улучив нужный момент, когда в поле зрения попал командир Темерской контр разведки, среагировал мгновенно. Намерения пристрелить на месте пришлось придержать на будущее. Сейчас же, острый наконечник был нацелен относительно безвредно - в колено.
Не выдерживая паузы, не давая противнику шанса расценить ранение Роше как негативный ответ, высокая стать эльфа возникла меж деревьев. Продолжая сжимать в опущенной руке лук, он лишь демонстративно ухмылялся.
-Прости, Роше. Видимо, не все скоятаэли слушают меня как мать родную. Наверно, рука дрогнула. - показательно процитировав самого же пострадавшего, эльф все же приподнял свободную руку, подтверждая тем самым приказ подчиненным - не стрелять. Все знали - белки были, пожалуй, самыми лучшими стрелками, которых носила эта чертова земля. И руки у них никогда не соскальзывали, исключая осечку.

Отредактировано Йорвет (2017-09-16 20:35:32)

+1

15

Войди стрела парой сантиметров ниже, он бы остался без ноги. Потому что никакой кудесник не смог бы собрать заново расщепленное, точно сраный горшок, колено. Даже такой признанный эксперт, каким слыл мэтр Ландо де ла Касси.
Роше падал. Падая, пытался ухватиться хоть за что-нибудь — за стремя, за подпругу, за полужопие ближайшей лошади, — вместо этого был подхвачен сам — под локоть закованной в латную перчатку рукой Фенна.
— Отличный план, шеф, — прогудел Фенн, в кои-то веки без иронии в голосе.
Сквозь дыру в поножи бил аккуратный черный фонтанчик.
«Это он меня из осадного лука, что ли? — стискивая зубы от злости, подумал капитан Роше, отлично понимая, что без посторонней помощи на ногах не удержится. — Ну и крыса же ты, Йорвет, ну и крыса же…».
В личности стрелка он не сомневался — в конце концов, для такого рода сомнений стрела должна была войти в правое ухо и выйти в левое, — как нисколько не сомневался в том, что Йорвет ни за что на свете не откажет себе в возможности блеснуть остроумием. Ну а поскольку «остроумие» и «Йорвет» так же часто ходили в связке, как «Нильфгаард» и «защита прав человека», приходилось блистать тем, что есть — например, меткостью.
«Гнида».
— Давайте-ка я вам помогу, — вкрадчиво произнес полный заботы голос.
Роше обернулся. Пожалуй, чересчур резко: стискивающая локоть рука Фенна зависла в воздухе, но две других крепко обхватили за плечи.
— Ну-ну, не падайте, капитан, — столь же доброжелательно добавил мэтр Ландо де ла Касси. — Я быстро. И, уверяю вас, больно не будет.
— Позже, — в свой черед не шибко-то радостно поглядывая на чародея, извернулся, чтобы через мгновение с полным достоинства видом запрыгать на одной ноге, командир Синих Полосок.
— Давайте я хотя бы наложу анестезирующие чары.
Отказываться было глупо.
— Валяй, — закатил глаза Роше.
Над трактом переливчатым сплошь обсценным многоголосьем разливались призывы пошевеливать булками. Люди Райлы сгоняли в кучу плененных товарищей, казалось бы, напрочь позабытой бабы воительницы. Баба-воительница, та, что еще недавно сверкала заморскими саблями, сидела здесь же, на жопе ровно, явно мучаясь довольно-таки сильным головокружением. Кто-то в пылу битвы хорошенько приложил ее в висок то ли обухом, то ли яблоком, то ли еще чем-то.
— Да-да, прицел сбился, — кивнул Роше, когда анестезирующие чары мэтра де ла Касси, похоже, превратили левую ногу в кусок дерева. — Я слышал, иногда такое случается. Ну так что, не выйдешь поближе? И ты не волнуйся, Йорвет, не волнуйся, у нас с дисциплиной проблем нет.
— Это верно, — подтвердила Райла, похлопывая себя по бедру рукоятью нагайки.

+1

16

Насколько сильно искушение взять пол дюймами выше по цели и отпустить тетиву? Казалось бы - всего пол дюйма, что они могут решить? На деле же вполне могут и очень даже многое. Не удержи себя секундой ранее Йорвет в руках, и эта незначительная поправка стоила бы Роше жизни. Сколько времени понадобилось людям Райлы, что бы нагнать белок, которые мгновенно рассыпались по лесу? Разумеется, кем-то пришлось бы пожертвовать. Следовало отдать должное полоскам -  в их рядах числились достаточно меткие стрелки, которые, обернись ситуация таким острым углом, мгновенно положили несколько эльфьих голов. Но основная масса скрылась невредимой. Обыденная практика - жертвовать кем-то ради высшей, благой цели. Однако, командир сдержался, лишь вернув должок.
Наблюдая со стороны ажиотаж вокруг раненного Вернона, он лишь продолжал лукаво ухмыляться - реакция подчиненных была вполне понятна, ведь из собравшейся человеческой биомассы, только командир темерской контр разведки думал именно головой, а не жопой.  От взгляда эльфа не ускользнул и тот факт, что ныне все нильфы были обезврежены и взяты в плен.
-Незавидная участь ждет этих убогих.. - думал он про себя, выискивая средь одинаковых лиц ту, что командовала парадом. Физия женщины оказалась не знакома, лично им встречаться не доводилось. Видимо, именно это послужило причиной для бездумного выкашивания всех бригад, что обосновались на Севере - они не знали кого именно искали. Работали слишком грязно, что не характерно для подчиненных Эмгыра.
-Во времена нашей последней встречи имел наслаждение наблюдать вашу дисциплину.. - не доверительно кинул на бормотание темерского ублюдка, что нынче весьма колоритно выглядел с неповоротливой конечностью, которую с трудом можно было назвать ногой с легкой эльфской подачи. До конца действия дхойне командиру бригады были непонятны. На кой черт те продолжали попытки выйти на диалог, учитывая подавленное сопротивление?
Йорвет не верил в великодушие Роше. Нет, он прекрасно знал что будь у этого выродка возможность сейчас пристрелить всех присутствующих носителей острых ушей, он бы ни секунды не раздумывая отдал приказ. А коли такого до сих пор не было, значит что-то его сдерживало. Возможно, ловушка? Весьма вероятно, но не выгодно, ведь по количеству они не превосходили Сеидхе, что все еще держали под прицелом поляну.
-Чего ты хочешь, Роше?
Церемонится не было ни желания ни смысла. Одноглазый не привык разглагольствовать, плетя словесную паутину из красноречия и фальши. Мог конечно в отдельных случаях, но крайне не любил, поэтому был краток и предпочитал сразу по делу. Впрочем, лис все таки сделал еще с десяток шагов по направлению к закадычному собеседнику, предварительно освободив руки, водрузив композитный лук на свое законное место.

+1

17

— Чего я хочу, Йорвет? — упер руки в бока Роше, догадываясь, что выглядит сейчас крайне нелепо. — Как всегда: мир во всем мире.
И это утверждение было настолько же справедливо, насколько то, что, мол-де, небо сделано из репы. Роше не хотел ничего. Попросту не умел. С детства не научили, а когда вырос, понял — хотят только идиоты, люди более-менее мозговитые — делают. Вот он и делал. Делал так, чтобы у маленьких мальчиков и девочек хотя бы изредка был выбор, что именно ковырять сегодня ложкой в чашке — нихера или все-таки кашу, по возможности — даже с хлебом; и чтобы бабы — хотя бы изредка — могли рожать не только в чистом поле, упершись жопой в головешки, но, вот предположим, на печке. И чтобы рожь колосилась, и чтобы коровы тучнели, и чтобы Бьянка могла позволить себе хотя бы раз в жизни — просто так, холера! — надеть платьице. И побыть женщиной.
«Никудышный я все-таки человек», — думал порой капитан Роше. Потому что никогда и ничего не желал для себя конкретно. В принципе не подозревал даже, каково это.
Зато солдатом он был определенно одним из лучших.
Первый, курва, Патриот Темерии.
— Мир во всем мире — это с оглядкой на будущее, — продолжил Роше, чувствуя на себе тяжелый взгляд Белой Райлы. — Что касается дня сегодняшнего… Ты только подумай, Йорвет, оказывается, в этом мире есть нечто, куда противнее твоей поганой физиономии. И нет, как ты наверняка подумал, я сейчас отнюдь не о поносе. Я об этом, — кивнул Роше в сторону весьма нездорового вида пленников. — Нильфы.
— А чем докажите? — приходя в себя, сверкнула зубами девчонка с саблями.
— Насилием, — без всякой улыбки ответила Райла, ловким, едва заметным глазу движением, щедро хлестнув девку нагайкой по шее.
Девка взвизгнула, хватаясь за горло, повалилась в снег.
— Нильфы, — повторил Роше, на провокацию Райлы в общем-то никак не реагируя. — Твои, между прочим, бывшие дружки, Йорвет. А теперь переходим к самому интересному, — скрестил руки на груди командир Синих Полосок, такой же нынче величественный, как хромая цапля с эпилепсией. — Самое интересное, Йорвет, в том, что к выходкам твоих недобитков все давным-давно привыкли. Еще год-другой и сможете гастролировать за деньги, людям нравятся передвижные зоопарки и всякие разные вымирающие диковинки… Но нильфы, Йорвет, нильфам я никогда не позволю свободно разгуливать по Северу. Даже если эти нильфы заняты таким полезным делом, как истребление врагов Темерии. Поэтому сделка. Ты выдаешь мне имена всех своих прежних командиров, выдаешь имена всех двойных агентов, о каких ты слышал или думал, что слышал; я в свой черед позволяю тебе и твоим людям уйти. Возможно, если очень постараться, смогу добиться для некоторых из них амнистии… Не для тебя, разумеется, но… это хорошая сделка. По крайней мере, врагов у тебя станет ощутимо меньше.
Девка выла. Райла молчала. Мэтр Ландо де ла Касси задумчиво смотрел в небо.
— Твое слово, — подытожил Роше. Роше, который никогда ничего не хотел, Роше, которого обучали требовать.

+1

18

У Вернона было паскудное чувство юмора. Настолько, что только убогий найдет в его игре слов нечто забавное и посмеется. Впрочем, одноглазый давно перестал обращать внимание на элегантные, словно свинья в портках, речи темерского выродка. Из массы воды он улавливал лишь суть, пропуская все лишнее меж пальцев, позволяя тому кануть в небытие и более не содрагать попусту воздух. Именно поэтому обмен любезностями был прекращен. Именно поэтому, Йорвет не стал язвить на тему того, что всего месяц назад, во время их предыдущей, теплой встречи Роше был уверен что не существует такой информации, которой бы располагал эльф и не знал Темерский шпик. Не злословил он так же и на предмет того, что за месяц, оказывается, крайне многое может изменится и, вероятно, тот позор, что продемонстрировала доблестная Темерская армия, был более чем убог.
Нет, эльф молчал. Молчал в первую очередь потому, что раздумывал над предложением закадычного врага, ведь оно было действительно не плохим. Под неплохим в данной ситуации стоило расценивать ни в коем случае не беспрепятственный уход по углам, нет. Амнистия.
Глупо было думать, что кто-то из присутствовал нуждался в такой подачке. И на кой черт она была бы им нужна? Что бы в следующее мгновение после прощения всех смертных грехов, выйти на площадь в каком-то захолустьи и без разбору пострелять всех прогуливающихся мимо, тем самым демонстрируя что именно думает об этой самой амнистии? Да подтереться ей можно, чего уж там. Казалось бы...
Но зеленоокий медлил. Убивец, что никогда попусту не малодушничал, бросаясь на глупе соглашение, все еще молчал, оставаясь на своем месте. С лица его исчезла противная, издевательская ухмылка, что с наслаждением сопровождала то самое ранение Роше. Йорвет молчал. Молчал, так как понимал, что пусть эта чертова амнистия нахер не потребна присутствующим. А вот тем, кто уже не с ними..
Это произошло до начала второй Северной. В тогда не малом отряде, находившемся под подчинением Сеидхе, что тогда еще имел полный набор глаз, была бравая троица, что прекрасно дополняла друг друга. Двое из них шли в авангарде. Будучи отличными мечниками, ловкими и умелыми воинами, они ничего не страшились. Она же прикрывала их спины, ловко орудуя луком, всегда попадая в цель. Так было до того, пока во время ожесточенного сражения один из них не потерял глаз. Под покровом они пытались покинуть лагерь, дезертировать, но их заметили.
Йорвет отпустил их. Отпустил, так как уподобляться дхойне, осуждая за не желание сражаться за Свободу противоречило всех их принципам. Тогда, они ушли. Ушли, однако их имена и листовки с карикатурными лицами уже покоились на многих столбах. Они хотели просто жить, более не участвуя в кровопролитных битвах. Готовы пожертвовать свободой, гордостью и былым величием ради покосившейся халупы, скудного пропитания и сомнительной безопасности. Были ли они до сих пор живы одноглазый не знал. Однако и слухов об их кончине не было. А посему, решение было принято.
- Ты сдашь мне Хелльсдорфа и не будешь препятствовать моим действиям по отношению к тому ублюдку. - начал было эльф, словами создавая видимость расставленных приоритетов. Некий барон, что ныне властвовал в этих землях был никто иной, как ранее сильно насоливший зеленоокому мародеру шестеркой. И имя у него в те времена было попроще. Раз уж выпал такой шанс, пришло время свести старые счеты.
- Более того, мне нужна амнистия для троих. Мориль, Сегерим и Седрик. Бывшие скоятаэли, что сейчас скорее всего обитают где-то в районе Флотзома.
Условия, что поставил гроза долины Понтар, были выполнимы. И, по мнению Йорвета, равноценны запрашиваемой информации. Одноглазый знал не мало имен. Он многое видел и многое слышал. Именно поэтому нынче за ним по пятам следовали нильфы, пытаясь на всегда закрыть рот неугодному.

+1

19

— Мориль, Сегерим и Седрик, — повторил Роше, делая первый, до смешного неуклюжий шаг на встречу Йорвету; захоти огородное пугало проскакать марш-бросок на одной оглобле – даже оно выглядело бы в разы не таким ущербным. — Я запомню.
Он запомнит.
И хотя сама мысль о том, что где-то под боком Темерии будут разгуливать аж до подбородка перемазанные в людской крови скоя’таэли, казалась нестерпимо оскорбительной и невозможно мерзкой, в самой сделке — если подумать — ничего ни оскорбительного, ни тем паче – невозможного не было.
В конце концов, монстрами от рождения были отнюдь не белки; монстром была система. Та самая, которая вроде бы без всяких противоречий легко и просто отделяя черное от белого, человека от нелюдя, благодатное от скверны, в то же время — и о причинах лишний раз капитан Роше старался не думать — слепо и глупо закрывала глаза на следующее: оказывается, в этом мире, в любой палитре (от духовной до коммерческой) главенствующий цвет – серый.
А, впрочем, это неважно. Его Высочество король Фольтест склонности к излишнему абстракционизму — во взглядах преданных ему ищеек тем более — не поощрял никогда, приветствовал — и того реже.
Но он был мудрым человеком.
И под «Цинтриским миром» красивую подпись поставил, как все.
— Охо-хо! — в бесчисленный раз стегая себя нагайкой по бедру, оскалилась Райла, некогда Черная, сегодня – Белая. — Ландо, ты только глянь! Он согласился! Прокляни меня, Святая Мелитэле, согласился! Это что такое, а? Вернон? Или я чего-то недопонимаю? У вас какая-то… особо интимная вендетта?
— Мадемуазель! — неизвестно как и неизвестно, каким образом вырастая перед дамой, оскалил неровные зубы Фенн, предлагая Райле руку, изящно согнутую в локотке. — Я вами пленен! Никогда не видел настолько… м-м-м… да у вас и грудь есть. Есть же? Должна быть. Тут вот какая-то выпуклость… О, неужто бракованные доспехи?
— Заткнись, Фенн, — процедил сквозь стиснутые зубы Роше, еще на шаг приближаясь к Йорвету. Простреленная нога самым паскудным образом не слушалась, потому что в кость одеревенела. — И ты, капитан, тоже.
Может быть, Йорвет понял. Может быть, начинал догадываться — настоящими врагами, врагами, по сути, они с ним — обыкновенный ублюдок и обыкновенный выродок — никогда не были. Потому что сражались не друг против друга; потому что сражались с тем, во что превратили друг друга их народы задолго до рождения обоих. И чем не первый век успешно манипулировал некто третий.
— Договорились, — сообщил Роше, останавливаясь в паре шагов от бывшей примы бригады «Врихедд». — С поправкой: в устранении Хелльсдорфа я буду участвовать лично.
— Капитан Роше! — послышался из-за спины голос мэтра де ла Касси.
Роше не ответил.
— Вы все слышали, — продолжил чародей, нисколько не смущаясь. — Без профессиональной помощи чары продержатся часа три. Затем вы умрете. От потери крови.
Роше не ответил.
И желваки на скулах если и вспухли, то едва заметно.
— Руки не предложу, — глядя в единственный глаз Йорвета почти с вызовом, усмехнулся глава темерской контрразведки. — Не потому, что не пожмешь; потому, что – и мы понимаем оба – это не согласие, это – компромиссное решение.

+1

20

Он запомнит. И пусть Роше даже с большой натяжкой нельзя было назвать честным, сейчас он не врал. Не врал лишь только потому, что казалось бы смысла не было в нынешней ситуации. Реши Вернон, что сейчас его войска численно превосходят отряд Йорвета, попытался бы взять в плен и вытащить информацию силой. Но Темерец все же решил пойти на компромисс.
Командир отступников буравил своим зеленым глазом собеседника, словно в намерениях увидеть его истинные намерения, ежели тот их скрывал. На самом же деле, взгляд Йорвета был сам по себе тяжелым, грузным. И не упомнить когда таким стал..
В очередной раз убедившись, что Вернон все же единственный здравомыслящий из всех ныне собравшихся человеков, пронаблюдал весьма занимательное представление меж широко известной Белой Райлой, чья физиономия была слабо различима от мужика и стрелка-подчиненного Роше. Даже сам ненароком скользнул взглядом на упомянутый дефект доспехов.
На кой самому Темерцу было сопровождать эльфское кодло и, более того, участвовать в устранении Хелльсдорфа, только ему известно. Срывать все дело тот вряд ли станет, а учитывая что в прошлом барон был крайне не чист на руку - тем более. Вероятно, старые счеты..
В очередной раз смирив собеседника взглядом, остроухий перевел его куда-то за спину командира контр разведки, заскользив меж темнеющими провалами едва различимых силуэтов деревьев. Они давненько уже были тут, ожидая сигнала, на тот случай, если бы Райла со своим отребьем решила действовать. Но, судя по всему, это была излишняя мера перестраховки. Медленно, в своей обычной манере, приподняв правую руку, эльф привычным, таким же медленным движением опустил ее ладонью в низ - банальный сигнал, приказывающий опустить оружие.
Против сопровождения одноглазый ничего не имел. Однако, ему требовались гарантии, ведь а одном доверии дела не делаются. Особенно если у тебя за спиной находятся твои же подчиненные, ожидающие продуманного решения.
-Идет. - наконец изрек одноглазый, чуть приподнимая подбородок: - Но мне нужны гарантии. Задаток.
Всем и всегда нужны гарантии. Слово не воробей - как только Роше получит то что его интересует, далее вся его честность может рухнуть словно мыльный пузырь, расплываясь в мерзейшее, щиплющее глаза, месиво.
-Сперва Хелльсдорф, потом имена. И не тут.
Вполне обоснованное, по мнению Йорвета, замечание про посторонние уши нынче было кране актуальным - даже сейчас все десятки голов что находились на поляне, могли быть кем угодно.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Когда в лесу падает дерево (Аэдирн, декабрь 1268 г.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC