Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация, размещенная на страницах ресурса, не предназначена для просмотра лицам, не достигшим совершеннолетия (18+).

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Стрелы и пламя (Аэдирн, 1249 год)


Стрелы и пламя (Аэдирн, 1249 год)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://sf.uploads.ru/mqaEe.jpg

Время: февраль 1249 года
Место: большак по дороге в Венгерберг
Участники: Борх Три Галки, Йорвет

Какова вероятность встретить дракона на тракте? А золотого дракона, стало быть, еще меньше. Вымысел - скажете вы. Быль - отвечу я вам.

Некогда драконы встречались повсеместно и безраздельно владели континентом. Драконий огонь был погибелью для городов, а драконий аппетит - угрозой для первых колонизаторов. (с)

+1

2

Дорога петляла через небольшие рощицы перемежаемые с кустами, и растянувшийся на большаке обоз то и дело частично пропадал из виду. Возницы уже откровенно позевывали, а кое-кто из сопровождающих возы кметов так и просто дремал в седле. Борх тоже почти задремывал, по-крайней мере с виду.  Конь, явно не будучи в восторге от непривычной пасмурной погоды. Погода и правда была отвратная, и обещала стать еще хуже. Тэя и Вэя сначала просто ворчали по этому поводу, пока наконец у них не кончилось терпение, и воительницы уехали вперед, чтобы обогнать медленно тянущиеся подводы, и хотя бы малость разогнать давящее ощущение, что вызывали хмурые, чуть ли не по верхушкам деревьев. В Зеррикании тоже, случалось бывало холодно, если оказаться в подходящем месте и в подходящее время. Или в неподходящее. Но такой промозглой погодой отличался  именно Север. Однако такой сырости там не встречалось нигде. Хотя, непохоже чтобы это беспокоило рыцаря. Он зевнул, потянулся, от чего за его спиной хлопнул на внезапном порыве ветра плащ.
Потом он проскакал малость вперед, и бесцеремонно потряс за плечо сидящего рядом с возницей купца. Тот буркнул что-то неопределенное, почесался, но более никак не отреагировал. Тогда Борх попросту ткнул его под ребра. Купец подскочил на козлах, и обернулся, дабы достойно покарать посмевшего побеспокоить его хама. Вместо хама обнаружился очень даже благородный рыцарь, который, пронаблюдал изменения произошедшие с купеческим лицом, не особенно скрывая, однако и не выпячивая удовлетворение.
- Скажи-ка, отец, - Это обращение было скорее всего своеобразным возмещением за тычок. Купчишка хоть и обладал красной, спитой рожей и объемистым пузом, но выглядел старше Борха максимум лет на пять. - А что, мы на ночевку-то останавливаться будем? Вечереет уже.
Владелец обоза поморгал, потом огладил лопатообразной ладонью всклокоченную бороду, и как мог степенно - ответил.
- Никак не можно, здеся йольфы пошаливают. - Он сплюнул куда-то в сторону, кашлянул в кулак и продолжил. - Вот дойдем, там, за лесочком мост, за ним встанем, так оно... - Купец почесал в затылке, сдвинув шапку на лоб, и закончил. - Надежнее будет.
- За лесочком, значит... - Задумчиво пробормотал рыцарь, однако более вопросов задавать не стал, и отъехал в сторону. Если и начал о сомневаться, было ли хорошей идеей связываться с этим обозом, и его хозяином,  то на лице Борха это никак не отразилось.

+1

3

В зимнее время всегда темнеет раньше. А если небо затянуто тяжелыми, плотными снежными тучами, то и подавно. В такую пору меж голых ветвей спящих деревьев в чащобу лесную света крайне мало пробивалось, отчего постоянный сумрак нагнетал. Впрочем, при таком освещении еще сложнее углядеть тонкую фигуру эльфа, затаившегося на верхотуре.
Зима- скупая пора. Природа не радует своими дарами, охота из-за холода становится тяжелым ремеслом. А молодому, амбициозному эльфу необходимо как-то кормить своих людей. Не так давно сколоченный отряд, тем не менее, весьма годно сработался и действовал слаженно, совершая набеги на плохо защищенные обозы и караваны. Таким образом удавалось пусть не наедаться от пуза, но хоть не бедствовать. Торговые пути были актуальны для купцов да и просто кочующих кметов, в то время как сам молодой мародер не забивал голову возможными последствиями такого улова.
Еще днем, посланные разведать обстановку, подчиненные вернулись с благой вестью. Прикинув ориентировочную скорость передвижения, отряд Йорвета уже распределился по деревьям, когда обоз показался на извилистой тропе, усеянной выбоинами. Стратегия была до ужаса проста - обсев по периметру дороги деревья, отряд сперва обстреливал процессию, даруя быструю смерть сопровождающим, а далее конфисковал все добро. Банальнее не придумать.
Вот и сейчас, рассыпавшись по задубевшим от щиплющегося морозца веткам, мародеры ожидали сигнала, возведя луки наизготовку. Легчайшее движение кисти позволило Сеидхе выпустить из пальцев напруженные стрелы. Уже через секунду послышались ритмичные,глухие удары - вонзаясь в дерево телег, ледяную землю, в тела сопровождающих, оперенные убийцы жалили одного за другим, сокращая количество живых на дороге. Сверху безучастно наблюдая за тем, как бездыханные тела обмякали, словно мешки скатываясь на землю, как испуганные лошади вставали на дыбы, как не в состоянии возница обуздать животных, зеленоокий командир лишь хищно ухмыльнулся. Молодая кровь бурлила, требуя свершений, в то время как ощущение безнаказанности все еще присутствовало в сознании. Не сильный, но холодный, ветерок принес с собой несколько ледяных, хрустальных снежинок что осели на меховой воротник командира. Немного прищурившись, не позволяя льдинкам колоть глаза, остроухий неотрывно наблюдал за происходящим внизу. Вот одному из кметов не повезло не вовремя развернуть кобылу, отчего та поймала стрелу. Встав на дыбы, сбросив с себя наездника, она взбрыкнула, опускаясь ровнехонько на раненного дхойне, что ненароком оказался в тот момент на земле. Такая суматоха повсеместно сопровождала расу мелких, не достойных жизни, существ. Мелочных и жадных, что болели лишь за собственную шкуру.
На такую зачистку уходило по большей мере четыре-пять минут. Не в состоянии сплотиться и дать достойный отпор бандитам, купцы слишком часто падали на землю, забиваясь под телегу, закрывая голову руками. Таких потом почетно прирезали как свиней.

+1

4

Рощицы и правда постепенно переходили в лесок, не шибко большой но густой достаточно, чтобы в нем при желании можно было скрыть не только упомянуты караванщиком "йольфов" но и полноценную таможенную заставу. Что, впрочем, было бы куда как предпочтительнее, ибо кнехты-пограничники, конечно содрали бы изрядную подать с такой вереницы подвод, но все же, купцу куда как сподручнее ворчать что с него дерут три шкуры, чем действительно оной шкуры лишиться, ибо среди эльфских отрядов попадались изрядные затейники. Однако с другой стороны, дурная слава в какой-то мере делало место не столь предпочтительным для засады, поскольку эльфы из ума все же не выжили, и дожидаться пока за ними наладят погоню королевские егеря с собаками - не очень-то любили, и обычно после того как о той или иной дороге шла дурная слава, на ней пропадало еще обоза два, ну три, а дальше, купцы все же предпочитали собираться в совсем уж огромные обозы, и раскошеливаться на дополнительную охрану. Обозы и верховые, в свою очередь, следуя друг за другом, особенно по мерзкой слякотной погоде - разбивали дорогу до того состояния, когда проще было избрать иной путь, На котором вновь уже поджидала засада. Приблизительно об этом успел бегло подумать рыцарь, проскакав ближе к хвосту процессии, и внимательно оглядывая зеленую чащу. Впрочем, "проскакав" - это сказано громко, копыта коня изрядно вязли в жидкой грязи, и Борх предпочел отъехать чуть в сторону, и еще раз внимательно скользнуть взглядом по подступавшим к самой дороге деревьям, и вроде бы над чем-то задумался.
Размышления его прервала первая просвистевшая в воздухе стрела. Эльфы свое дело знали, и стреляли в первую очередь в тех, кто был в голове колонны, чтобы вдруг не вздумали уйти в отрыв, и таким образом спастись, хотя по такой дороге это было возможно разве что в теории.
Борх соскочил с коня, и тут же полез на ближайший воз, собираясь забрать у сидящей на нем бабы  Саэсентессис, спящую в свертке из одеяла. Не вздумай малышка внезапно обернуться человеком, никаких подобных проблем даже в теории возникнуть не могло, однако же... Все же с человеческим младенцем возьни куда как больше чем драконом. Борх даже думал остановится на некоторое время, и просто подождать пока обратная трансформация не произойдет, естественным, так сказать образом, но тут на попутном их пути, в данном случае, обозе вдруг сыскалась кметка с собственным грудным младенцем, и он решил пропутешествовать так, по крайней мере до Венгерберга, где с помощью человеческого чародейства рассчитывал справиться с метаморфической оказией.
Свистнувшая мимо стрела засела в полах взметнувшегося при прижке на воз медвежьего плаща, весьма настоятельно напомнила, что решение надо быстро пересматривать. Кметка, прижимавшая к себе обоих детей, Саэсентессис и собственного сына, взглянув в глаза Борх, видимо все поняла, и спросила, против ожидания не заполошно крича, а как-то тихо и обреченно.
- Ускакать хотите со своей девочкой? А мы... Мы как же? -
Рыцарь чертыхнулся. Вслух на всеобщем, а про себя так, что и эльф не всякий бы понял, и быстро оглянувшись на древесные кроны сказал. - С воза слезай, быстро.
Плащ еще раз хлопнул по ветру, со странной для его тяжести легкостью, и вторая стрела засела в нем, а не у Борха меж ребер. Прятаться в лесу от эльфов занятие неблагодарное, однако же ничем не хуже того, чтобы скакать по размокшей дороге. Рыцарь хлопнул коня по крупу, и тот как мог - умчался, а Борх забрался у кметки Саэсентессис, и заставив ту пригнуться, осторожно повел вдоль уже остановившихся и сбившихся как попало возов назад и в сторону. Если эльфы внимания не обратят, то вполне можно спрятать бабу с детьми каком-нибудь подходящем месте, а скакун тем временем, последует усвоенной повадке, и найдет своих братьев, а значит и Тэю с Вэей, а там уже и видно будет, как пройти мимо эльфов, что больше будут заняты обозом.

+1

5

Порой, в такие моменты эльф хотел забыться. Не потому, что зрелище кололо глаза, нет. Напротив, отрадна была мысль что низменным существам воздалось по заслугам. Причина таилась в другом. Набеги, коими полнилась жизнь молодого командира, истощали морально, перерастая в рутину. Вряд ли такие мелкие пакости можно было гордо назвать отмщением за былое и стремлением к возрождению своего народа. Смех, да и только. Как бы громко не звучали скандируемые собратьями речи, они все еще оставались далеки от истины. Эльфы до сих пор ютились по резервациям, пытаясь возделывать не плодородную почву да скрывались по лесам, совершая мелкие кражи жиреющих все это время дхойне.
Печально осознавать, что ныне Сеидхе на большее не способны. Именно поэтому, хочется не видеть подобных мелких разбоев. Но эльф не мог. Его цепкие зеленые глаза были прикованы к действу, развернувшемуся внизу, тщательно впитывая всю информацию, малейшие изменения в числе павших, подсчитывая головы. Такая дотошность оказалась жизненной необходимостью, проверено опытом. Всего несколько ускользнувших по неосторожность кметов могли сократить число подопечных в отряде на пару голов. А эта непозволительная роскошь в и так не слишком пестрящим приростом народце. Именно поэтому Йорвет прекрасно осознавал всю значимость наблюдения и правильной координации собратьями.
Две фигуры, что в спешке покинули поле действа так же не остались незамеченными эльфским мародером. Проведя беглецов взглядом до того момента, пока те не скрылись средь стволов деревьев, он легким кивком головы дал своим подчиненным понять - обстрел прекратить. Способных сопротивляться на дороге не осталось. Дело за малым - добить тех, кто еще чудом дышит, собрать стрелы да присвоить добро, после чего держать путь в лагерь. Схема давно изученная и простая, не требующая дополнительного контроля. Посему, изъяв меч из ножен, в несколько крупных прыжков Йорвет спустился наземь, увлекая жестом за собой еще трех подчиненных. Почему так много всего на двух дхойне? Все та же мелочная причина - свести риски к минимуму.
Слишком хорошо лесные жители изучили этот лес. Слишком хорошо умели читать следы. Слишком быстро среагировали. Видел ли эльфский командир детей в руках у беглецов? Разумеется, видел. Однако, молодое поколение никогда не было преградой для жажды мщения и ярой справедливости, бурлившей в сознании темноволосого. Нет, напротив - эльфских детей никто не щадил. Дхойне насиловали молодняк, не разбирая пола, гнобили по деревням, гноили в темницах, обплевывали на эшафотах. Нет, таким существам нет прощения и род их не имеет права на жизнь.
Лишь недавно взявшись, тонкая корка льда хрустела, ломаясь под легкой поступью эльфов. Взор уже улавливал меж унылой порослью цели, когда зеленоокий командир подал сигнал собратьям. Мгновение и пара острых стрел тихо запели, стремительно сокращая расстояние до спин удаляющихся, что ранее сопровождали процессию.

+1

6

Кое-что не меняется, Так или иначе живые существа будут убивать друг друга, а те кто наделен разумом, будут убивать друг друга куда изощренее и изобретательнее. Даже драконы не избегали этого... Но все же, Виллентретенмерт не смог просто ускакать отсюда. Он должен был рискнуть, должен был попытаться спасти эту кметку, чье имя он даже не запомнил. Может быть, потому что она была добра к нему, и даже не захотела брать плату, сказав что где один младенец, там и двое, может потому что не стала кричать, обвинять благородного в своих бедах, не впала в панику, хоть и готова была принять свою судьбу безропотно. На это Борх просто не мог смотреть, и потому тащил её за собой, проламывая тропку через колючие кусты. Дети к счастью спали, и не были разбужены даже свистящими стрелами. Борх даже не пытался скрываться, зная, спрятаться от эльфа в лесу практически невозможно, но... Делать эту глупость он не собирался, собирался рыцарь сделать другую глупость, куда более оправданную. Колючие кусты не помогут запутать следы, но, возможно эльфы все же не пожелают в них лезть. Если они все же больше хотят получить припасы, чем вырезать всех кого только можно. На что надеяться не приходилось, даже не учитывая вполне очевидное правило, "не хотите потом неприятностей - никаких выживших", которому в состоянии следовать даже довольно тупые кметы, решившие разбойничать неподалеку от своей деревни. не говоря уж об эльфах, которым, по-крайней мере некоторым, точно должно было быть больше сотни лет.
Среди кустов отыскался небольшой овражек, заполненный до половины жидкой грязью. К счастью из зеленой ряски торчал измазанный в ней же пень. Ни секунды не сомневаясь - Борх забрел в овражек, пачкая сапоги в тине, скинул простреленный плащ, и постелил его на останки неопознаваемого уже дерева, крякнув усадил него крестьянку с детьми на руках. Саэсентессис все еще спала, а мальчик проснулся, но только смотрел вокруг голубыми глазенками и тихонько лепетал. Рыцарь выломал толстую, более или менее прямую ветку, зашипел, сунул пораненный палец в рот, и зашагал обратно, обрывая на ходу шипы с импровизированного... Жезла? Тропинка за его спиной чудесным образом исчезала, словно бы он не проламывал себе путь через кусты, а ветки сами уступали дорогу, и теперь решили вернуться на место. Выбравшись из колючих зарослей, Борх начал стучал веткой, которую уже ободрал до состояния палки по стволам деревьев, и орать громко и не слишком мелодично.
- Милсдари эльфы! Эй! Ау! -
Словом, вел себя так, как если бы выбрал весьма странный способ свести счеты с жизнью.

0

7

Глупо пытаться обхитрить эльфа в его же стезе. Глупо убегать, самонадеянно пологая что тот не заметит примятой травы, ломанных веток и прочих следов, что хранит лес. Глупо надеяться на спасение.
Йорвет понимал, что полной женщине, на руках которой покоилось два свертка с потомством, бежать некуда. Она и не пыталась. Еще когда он с товарищами рассыпались по лесу, загоняя дичь, окружая, эльф на перед просчитал возможные исходы событий, учитывая окружающий ландшафт. Молодой командир зашел со спины, бесшумно изымая оружие из ножен. Холодная сталь сверкнула отблеском, что и привлекло внимание кметки. Прижав к себе оба свертка, она лишь бессвязно всхлипывала, пытаясь изречь слова.
-Детей.. Детей не трожь, ирод.
Остроухий почувствовал как отвратительная грязевая субстанция просачивается в один сапог.
Давно стоило озаботится новыми...
Ветер лютовал, в то время как температура значительно падала, щипая лицо. Через плечо обреченной дхойне, зеленоокий мог наблюдать как щеки одного из младенцев, что сонным не ведающим взглядом изучал мир, краснеют, а на глаза наворачиваются слезы, предвещая скорый крик.
Детей Йорвет не любил. Не потому, что с ними много возни, нет. Он просто не понимал с какой стороны к этому срущему и вечно орущему комку подходить, что бы оно не доставляло беспокойства. Так же не испытывал умиления, глядя на это нечто, что периодически в моменты истерик меняло свою цветовую палитру начиная от карминового и заканчивая фиолетовым.
Послышались первые всхлипы, набирающие амплитуду и перерастающие в стандартный детский рев. Пар из открытого беззубого рта выходил с каждым выдохом, сопровождаемым неприятными слуху звуками. Казалось, мгновения переросли в часы. Занеся оружие над головой кметки, эльф повременил.
- Нет нужды. Лес убьет их сам. - лишь вымолвил убийца на прощания, наблюдая как у жертвы искажается лицо. Она все поняла верно. Дети по наступлению морозов окоченеют, если до того момента их не растащат дикие звери. Тут даже руки не было смысла пачкать - младенцам в лесу выжить без вариантов.
Лезвие рубящим движением пронзило плоть. Короткий предсмертный крик, а после гробовое затишье. Тело дхойне обмякло, выпуская шумящий сверток из рук. Неуклюже завалившись на бок, весом тела погибшая вынудила кокон, сделав несколько оборотов, разматывая светлые пеленки, упасть вниз. Глухой всплеск, прерывистые младенческие стенания, вперемешку со всхлипами. Чистое полотно, в которое был завернут младенец, быстро набиралось влагой, тяжелея, все глубже опускаясь в жидкость. Всего через несколько минут, детский плачь прекратился, так как у ребенок просто захлебнулся плотной, черной грязью. Удивительная картина отрезвляющей реальности.
В то время, пока командир убирал свидетелей, его подчиненные продолжали следовать за последним выжившим, окружая того. Когда же одинокая фигура отчетливо стала виднеться среди скудных деревьев, вновь послышался свист выпускаемых стрел - лесные жители не желали церемонится. Побег и так не входил в их планы.

Отредактировано Йорвет (2017-08-17 14:29:26)

+1

8

Невероятное стечение обстоятельств повторилось в очередной раз, сразу две стрелы вонзились в неуклюже занесенную для удара палку, еще одну, немного припоздавшую палка сбила уже налету, а остальные, что вовсе невероятно - прошли мимо. И там, где стоял человек, в лесу для эльфа - легкая добыча, уже не было никого, только кривой дрын мягко воткнулся в густой мох у подножия дерева и стал заваливаться в сторону. И среди пасмурного неба видимо возник просвет, или может наоборот где-то вдалеке началась гроза, потому что среди деревьев промелькнула золотая вспышка.  В следующий момент на луке одного из эльфов лопнула тетива, рассекая ему запястье, другой, зашедший с самого края едва успел отскочить от падающего ни с того, ни с сего ствола, успел, и... В следующий миг назад шагнул назад как от толчка в грудь, и был погребен под грудой веток, успев издать только слабый вздох. Еще один скоя'таэль попытавшийся подбежать к непонятно как попавшему под довольно медленно падающее дерево - вдруг запутался в собственных ножнах и упал на острые обломанные сучья. Остальные эльфы начали озираться, и невольно сходиться друг к другу, стараясь встать спина к спине. Делали они это не очень быстро, и видимо потому и спаслись, успев прыснуть в стороны почти как настоящие белки, когда огромный, покрытый мохом валун пролетел через густые заросли и впечатался в сломанный ствол, окончательно погребая под собой тела двух эльфов.
Человек возник среди деревьев так же, как и пропал, словно из воздуха, словно бы в него превратился упавший с дерева листок или он самозародился из грязи под ногами. Медленно, тяжело загребая воду прошел, наклонился и осторожно перевернул тело мертвой женщины, на миг остановился, глядя на нее.
- А я слышал, что эльфы могут ходить по воде, или по-крайней мере по жесткой грязи. - Голос звучал ровно, и был какой-то... Нечеловеческий. Не бывает у людей такого бесцветного голоса, без следа каких-то эмоций, без своего отличия. Но следующую фразу он произнес уже иначе, слышалась в ней давняя привычка к выпивке без особой меры, и даже не злая в общем-то насмешка. - Брешут как дышат.
Он выпрямился держа на руках... Выкарабкивающегося из мокрых тряпок небольшого дракончика.
- Выходит нужен был небольшой дискомфорт и все... Пожалуй можно это было бы воспринять как одолжение. - Рыцарь наконец поднял глаза, похожие на два хорошо отполированных камня, только зрачки светились потусторонним светом. - Но я не люблю одолжений от тех, кто слишком увлечен убийствами.
Он шагнул вперед, и это было даже не угрожающее движение, так кмет, после того как утром выйдет на крыльцо и потянется разминая спину - шагает вниз, чтобы вырвать разросшиеся у дома сорняки, прежде чем идти на поле.

+1

9

Посторонние звуки, треск, шум, исказившийся магический фон - все происходящее заставило эльфа покрепче вцепиться в гарду обеими руками. Первая мысль, посетившая черноволосую голову поведала о том, что противник товарищей оказался чародеем. Чародеем, который отчаянно пытается выглядеть как не слишком доблестный рыцарь. Возможно, беглец. Впрочем, детали были вовсе не важны, так как вся эта гнилая чета, чародеи то есть, очень давно и мастерски доставляли Сеидхе неприятности. Чего стоит одна лишь Энид, которую сам Йорвет позиционировал в первую очередь именно как чародейку, и уже во вторую как эльфку.
Однако не успел командир опомнится, как между дерном буквально из ниоткуда возник тот самый так-себе рыцарь который предположительно маг. Таких чар ранее одноглазому видеть не доводилось, более того - он не разу о таком не слышал. На телепортацию перемещение похоже не было, ровно так же как и на проекцию. Маг оказался более чем реален. Под его шагами неприятно чавкала грязь, в то время как незнакомец, проигнорировав стоящего в другом конце поляны остроухого, направился к телу убитой кметки.
Сказать, что остроухий растерялся - слишком размыто. Нет, такой роскоши молодой командир себе позволить не мог. Его голова отчаянно пыталась анализировать сложившуюся ситуацию, основываясь на жалких зацепках, на отрывках увиденного, на поведении противника, который до сих пор не проявлял агрессии словно знал, что Йорвету уже никуда не скрыться. Даже скверная шутка казалась зеленоглазому слишком напыщенной, раз незнакомец позволяет себе пустословить.
И лишь  когда из бесформенного свертка пеленок, в котором совсем недавно покоился второй, выживший младенец показалось нечто, напоминающее ребенка драконида, Сеидхе начал понимать. Сперва, он просто не поверил своим глазам. Недоверчиво сощурившись, лесной житель все же отыскал в своей памяти требуемые знания, приобретенные еще в детстве.
-Впрочем, как и о том, что золотых драконов не существует.
Невероятно. Полиморфия была присуща лишь одному виду драконидов, что считались и вовсе выдумкой. Однако, своим глазам отступник привык все же доверять больше, нежели людской молве. Наблюдая как чешуйки маленького, извивающегося дракона отблескивают золотом, эльф все же ни на секунду не ослаблял бдительности. И в тот момент, когда противник все же сделал шаг на встречу к нему, вновь возвел меч.

+1

10

Борх покачал головой, устроил Саэсентессис на руках поудобнее, и тихо произнес.
- А вот тут как раз таки правда. Золотых драконов... - Он сделал ударение на окончании этого слова. - ...не бывает.
Он устроился на пне, сапогом отпихнув мешающий труп как обычную корягу. Всего чему можно было сочувствовать в этой кметке - уже здесь не было, а разницу где тело станет едино с землей, драконы не видели. Рыцарь погладил пальцами некрупные пока чешуйки на голове дракончика, посмотрел за различимый, но все же, скорее угадывающийся, чем явный золотой блеск, и вздохнул.
Поднял глаза, вздохнул снова.
- Похоже я недооценил тебя. - Это не было пустым комплиментом, фактически наоборот, это была практически единственная искренняя фраза, которую двуногий мог услышать от дракона, не сочащаяся при этом презрением, или хотя бы превосходством. Виллентретенмерт был необычным драконом, очень необычным, но все же, такое он говорил не слишком часто. Борх чуть повернул голову, он слышал как скоя'таэли переговаривались в лесу. - Либо же... Наоборот.  Опусти меч.
Он говорил спокойно, продолжая поглаживать Саэсентессис, вцепившуюся в плащ рыцаря, и трущуюся головой о его шею. Спокойно, без малейшей угрозы. И размышлял о том, успел и конь уже доскакать до зерриканок, и где они находятся сейчас. Тэя и Вэя не кинутся в лес сломя голову, однако все же, ему совсем не хотелось бы чтобы воительницы попали под прицел эльфийских луков. О, это вовсе не означало бы гарантированной победы белок, но не означало бы и обратного.
- Если бы я хотел напасть, то уже сделал бы это. - Продолжил сидящий на пеньке рыцарь, и глаза его сверкнули золотом. - И хотя вас в лесу довольно много, но начав стрелять из засады... - Борх улыбнулся, и улыбка была совсем недоброй. - ...можно напроситься на неконвенционное оружие.  - Он наконец поднялся. - Обычно, с тем кого собираются убить предпочитают не точить лясы. Как видишь, я горазд чесать языком. А вот ты... - Рыцарь сделал широкий жест правой рукой, и затем она упала и была закрыта полой плаща. - ...довольно молчалив, сейдхе.
Саэсентессис, издала негромкий переливчатый звук, и махнула хвостом, слегка задев Борху ухо, и разметав его волосы. Тот выглядел совершенно безобидно, пасторально даже, счастливый отец с дочерью. Вот только за спиной вместо "родового гнезда" были кривоватые стволы деревьев, и в глазах рыцаря оставалась золотая искорка, озорно плясала в их глубине.

+1

11

Чего только не увидишь в Аэдирнских лесах. Какие только забытые, убогие твари там не водятся. Но вот встретить дракона, да еще и с отпрыском молодой командир никак не ожидал. Воочию лицезреть магию, которой обладают эти древние существа было крайне ценным опытом. Действительно, ни один чародей на такие чудеса не способен. Что не могло не настораживать.
Нет, Йорвет вовсе не хотел разжиться трофеем в виде шкуры молодого драконида. Кем кем, а живодерами Сеидхе никогда не были (разве что если считать человеков за зверье). Более того, остроухий вполне трезво оценивал реальные шансы и исходы такого боя. Верить на слово кому либо за свой непродолжительный век зеленоокий зарекся, а посему и оружие в ножны не убрал, лишь слегка опустил острие, тем самым давая понять существу свои нейтральные намерения. В разрез громким слухам о том, что драконы существа злобные, он все же не видел резонных поводов продолжать схватку.
Не в меру болтливый рептилоид продолжал манерничать, ухищряясь совмещать подобные выпады с тетешканьем своего чада, в то время как Вольный все еще сохранял молчание, наблюдая за каждым движением собеседника и отмечая про себя забавную волю случая, решение которой привело к смерти именно человеческого ребенка, в то время как драконье потомство осталось в живых. Кто знает чем бы все обернулось, пребывай кметка в момент смерти в другой позе, выпустив оба свертка из рук.
-Вас не тронут. -наконец изрек Йорвет, в несколько крупных шагов выходя из чвакающей грязевой лужи. Зоркий глаз зверя мог заметить, как после этих слов направленные на него стрелы, выжидающие на тетиве, были опущены. Поспевшие на выручку лесные жители, что успели окружить поляну, вполне корректно поняли приказ.
Признаться честно - более никак сотрудничать с драконидом остроухому не хотелось. Слишком хорошо Сеидхе осознавал возможную разрушительную мощь, коей был наделен сей странный индивид. В тот момент, когда эльфские фигуры стали исчезать между деревьями, сам командир сделал тоже несколько шагов с намерениями ретироваться прочь, оставив счастливую, вновь воссоединившуюся семью наедине и дальше вести монолог, барахтаясь в грязи. Возможно, грязевые ванны у драконов это какое-то особое мероприятие, важность которого темноволосый оценивать решительно не желал. Особенно учитывая тот факт, что этой самой грязи и так были полны сапоги.
Вскоре, ночь полноправно примет бразды, выпустив на волю то, что днем скрывается в глубоких пещерах, выжидая. А посему, стоило поскорее распределить добычу, засев в лагере, сменить дневальных. Словом - заняться было чем.

Отредактировано Йорвет (2017-09-04 22:53:03)

+1

12

Борх Три Галки улыбнулся. Похоже что все сложилось самым наилучшим образом. Точнее все складывалось наилучшим образом для той ситуации в которой он уже оказался. На самом деле дракон порядком рисковал, эльфские стрелы - это не то, что можно просто так игнорировать, хотя в него и нельзя было попасть так просто, но выстрели белки сразу со всех сторон... Нет, он бы его не убили, и даже не задели бы  Саэсентессис , но множество неприятных мгновений Виллентретенмерт испытал бы. Впрочем, эльфы бы тоже испытали неприятные мгновения. Каждый по одному.
Ничего такого Борх не желал, поскольку вмешиваться в каждый их конфликтов людей и эльфов... Впрочем, когда он был моложе... Но тогда все было совсем иначе, а сейчас Виллентретенмерт вовсе не горел желанием вступать в конфликт где не было правых и виноватых. В итоге все равно кто-то попытается обернуть его вмешательство в свою пользу, а убей он этих эльфов... Нет, что-то подсказывало ему - поступать так не стоит.
Так что он вышел из низинки, баюкая на руках  Саэсентессис, и направился к дороге, так чтобы выйти на нее перед тем местом где остановилась "голова" каравана, если все пойдет как должно - то он выйдет туда как раз к тому моменту, когда там окажутся зерриканки с его конем. Как только Борх вышел из овражка, сапоги его тут же стали сухими и чистыми, словно бы он только что не месил ими жидкую грязь.
Прежде чем пройти между деревьев, он обернулся и произнес.
- Послушай меня, командир. Ты больше чем имеешь право на свою ненависть. Но пусть это будет твоя ненависть... А не ты - её. -
После чего повернулся, и продолжил путь. Неплохо бы еще успеть подыскать подходящее место для ночлега, а вся эта история с обозом задержала его порядком. Рыцарь вздохнул. Доброта, как много раз бывало до этого - кончилась ничем, люди все равно умерли, а он потерял время. Впрочем, Виллентретенмерт мог позволить себе подобную... сентиментальность.
Разбитая дорожная колея уже зачавкала грязью под сапогами, и вдали послышался звук приближения всадников.
Взобравшись в седло, Борх еще раз оглядел окрестные деревья, и улыбнулся чему-то. Назад, на останки обоза - он не оглядывался.

Отредактировано Борх Три Галки (2017-09-06 21:12:02)

+1

13

Благо, удалось обойти углы и избежать конфликта. А с таким существом, как драконид, мерятся силами эльф не желал ни в коей мере. Да и подчиненные, что перешептывались, сохраняя дистанцию, не скрывали своего волнения, вполне отчетливо слыша разговор командира.
Далее притягивать ситуацию за уши не было смысла, особенно учитывая что ныне были куда более насущные проблемы. Ветер усилился, терзая резные хрустальные снежинки, заставляя те с силой разбиваться о замерзшие щеки, царапая. Небо, что и ранее не радовало чистой синевой, ныне грозило темными, тяжелыми тучами, скрывая холодный блеск звезд от взора.  Даже ребенок, наблюдая такое, мог без труда догадаться - грядет снежная буря. Холодная, лютая и беспросветная. Ночь обещала быть тяжелой, отчего стоило поспешить в лагерь и приготовится к суровой непогоде, укрывшись в пещере, что как раз была облюбована ранее для такого случая.
Спрятав наконец оружие в ножны, остроухий поежился, ощущая как промокшие сапоги промерзли. Пройдя десяток метров с драконидом в одном направлении, командир уже намеревался сменить траекторию движения, устремившись вслед за своими людьми. Однако, его остановил зверь, что никак не желал успокаивать свое словесное недержание. Впрочем, на этот раз он был на удивление вкрадчив и даже, как показалось самому Йорвету, угрюм.
Предостережение зеленоокий выслушал. Но не услышал. Молодой командир не желал воспринимать подобные нравоучения от древней рептилии, хотя и никакой резкости в ответ не выдал. На миг, он остановил ход, раздумывая.
С молодых ногтей, остроухий не страдал от ощущения вины. Оно сковывало и не позволяло свободно действовать, посему никогда не тревожило расчетливый разум разбойника. Но что заставило его совершить следующее действие и сам Сеидхе толком понять не мог.
- Надвигается буря, дракон. Ты можешь переждать ее в нашем лагере.
Приглашение вышло не слишком вежливым, более того Йорвет обращался к магу будучи развернутым к нему спиной. Тут же продолжив свой путь, темноволосый был встречен недоумевающими взглядами собратьев.
-Ты спятил?! Он сожжет нас всех! Это же дракон. Он убил Альба!- твердили они в один голос, кто-то громче кто-то тише. Мало кто остался безучастным. Возможное соседство с неведомым существом не могло не пугать. Однако решение командира не оспаривалось и эльф всем своим видом дал понять подчиненным, что иначе быть не может.
Когда бригада наконец добралась до пещеры, во всю уже валил снег. Ветер завывал, высвистывая тревожные трели. Околевшие студеные каменные своды никак не могли нагреться от нескольких костров, зато для ветра место в убежище не было. Стряхнув пушистый снег с мехового воротника, мародер окинул взглядом добычу - не густо.

+1

14

Теперь, когда не пришлось бы тащиться позади обоза, разбивающего чуть подмерзшую дорогу вдрызг, поехали они куда быстрее. Но все же сейчас дорога не звала их за собой...
Саэсентессис свернулась в складках плаща, и кажется вновь задремала. Ничего удивительного,  все же маленькие драконы еще не вполне способны регулировать температуру а к вечеру прилично похолодало.
Тучи в небе собирались в одну, огромную и хмурую, и скоро должен был пойти, просто повалить - снег. Но трое верховых вовсе не планировали останавливаться. Это просто невозможно, замерзнуть в дороге, путешествуя вместе с драконом. С золотым драконом во всяком случае. Но даже если ты не боишься снежной бури, все равно она для тебя не станет чем-то вроде приятного летнего бриза, во всяком случае, если ты создание огня и Юга.
- Добро. - Многословие Борха словно бы иссякло. Неясно что было тому причиной, но ореховые глаза с золотыми искорками в глубине приобрели отрешенное выражение, и смотрели словно бы сквозь все окружающее. Рыцарь спрыгнул с седла, и взял коня под-уздцы. Зерриканки последовали его примеру. - Веди. 
Сам Три Галки остался глух и безучастен к голосам эльфов, хотя без сомнения, просто не мог их не слышать. Тэя и Вэя, возможно не поняли что именно сказали скоя'таэли, однако вполне уловили тон, и в свою очередь неодобрительно заворчали на языке Зеррикании, и одинаковым мягким движением огладили рукояти сабель. Но Виллентеретенмерт молчал, и более воительницы ничего не сделали. Они последовали за командиром эльфов, и войдя в пещеру - зерриканки достали из седельных сум - бурдюк с добрым вином, и котомку с провизией. Да, они ехали вместе с обозом, но делить с теми людьми пищу - уговора не было. Вокруг Борха тем временем распространилось... Словно бы невидимое сияние, рядом с ним просто становилось тепле, и сложно было удержаться от того, чтобы сделать шаг ближе, даже представляя, кто скрывается под обликом рыцаря.
Тэя произнесла несколько звучных фраз, уже совсем другим тоном, чем на дороге, и Борх поглаживая по чешуйкам сонно моргающую Саэсентессис, перевел скорее механически. - С кем не стыдно скрестить клинок, с тем и сидя в кругу у костра, стоит пустить чашу по кругу.

+1

15

Эльфы не спроста считались народом, что из-за своей гордыни были готовы многое стерпеть. Негласно выделив один очаг пламени дракону и его весьма странным на вид спутницам, остальные члены эльфской бригады стали устраиваться у двух оставшихся костров. Открыто конфликтовать и высказывать недовольство с решением командира не решались, но и смиренно терпеть соседство с тем, кто всего пол часа назад убил одного из товарищей, никто не хотел. Впрочем, молва о том, как безжалостно Йорвет расправляется с несогласными, были не просто словами, поэтому все ограничивалось косыми взглядами.
Сам же командир занялся более детальным изучением добычи. Острие ножа воткнулось в шероховатую поверхность плетеного мешка, что был опоясан тесьмой. Увеличив полотном надрез, тем самым расширив отверстие, эльф проверил содержимое. Мелкие, желтые крупинки тут же начали высыпаться из сделанной дырки в вовремя подставленные ладони подчиненного.
-Пшенка - констатировал собрат, бережно собирая высыпавшееся, при этом зрительно находя того, кто уже держал в руках казан с водой. После дела всем требовалась пища.
Похлебка получалась жиденькая - нужда экономить не позволяла слишком разойтись. Когда в следующий раз удастся так же поживиться на пришлых караванах - не известно, а пища нужна каждый день. На охоте в такой сезон далеко не уйти. Емкости, что отдаленно напоминали посуду уже мелькали в руках собравшихся на приятный, хоть и простенький, запах что раздражал обонятельные рецепторы. Сам Йорвет, сбросив перчатки, позволил себе закурить трубку, издалека наблюдая за процессом. Признаться, за последнее время он изрядно устал. Не в состоянии прокормить подчиненных должным образом, он не мог найти альтернативы, из-за чего постоянно прибывал в некой задумчивости, лишаясь ко всему прочему еще и сна.
-Йорвет, есть будешь? - вывел из прострации остроухого женский голос. Отозвался он не сразу, рассеянным кивком подтвердив и без того очевидный ответ. Эльфка лишь улыбнулась - ей нравился командир. Зеленоглазый разбойник, что в большинстве случаев был у себя на уме и, что более часто, в себе. Лишь испод тяжка наблюдая, женщина могла разглядеть острые черты лица, длинные ресницы, темные волосы цвета вороного крыла.
-Лана.. - остановив уже собиравшуюся вернуться к остальным, девушку, убивец поднял на нее пронзительный, холодный взгляд: Дракону тоже предложи.
На лице подчиненной мгновенно калейдоскопом пронеслась буря эмоций. Растерянность, страх,  обида, скорбь. Она не хотела этого делать, но отказать не могла. Повисла неловкая тишина, под испытывающим взглядом эльфка отвела взор.
-Как скажешь..
-Впрочем.. - поднимаясь на выдохе на ноги, небрежно сбрасывая стеганые, кожаные перчатки с рук: не важно. Я сам.

+1

16

Эльфийский век долог, очень долог по меркам двуногих, и он позволяет взрастить по-настоящему сильную ненависть... Вот только драконы живут намного дольше. Но к сожалению или к счастью - Виллентретенмерт был не совсем обычным драконом. И хотя ненависть белок к людям, в отличии от такого чувства своих собратьев, он вполне понимал, но все же не разделял. Дракон сидел, и смотрел в огонь, не обращая внимания на косые взгляды, бросаемые на него время от времени скоя'таэлями.  Они были усталыми, грязными и озлобленными. Обычными солдатами, какими их делает затянувшаяся война. Все же солдатами, а не разбойниками. Пускай их собственная маленькая война была почти бессмысленной и уже довольно затянулась, но все же... Есть нечто, отличающее воина от обычного бандита, и дракон вполне был в состоянии это почувствовать. Как и гнев. Гнев и скорбь по погибшему товарищу. Борх не испытывал гордости из-за этого убийства, как и особой жалости, как обычно. Будь он обычным человеком - эти эльфы истыкали бы его стрелами как ежа, и на следующий день забыли бы о его существовании. Почему он должен был поступить иначе? Если командир белок... Йорвет, зачем-то решил позвать его сюда, значит тому была причина. Рыцарь сидел, и смотрел на огонь, одной рукой прижимая к груди спящую Саэсентессис, смотрел не моргая, и костер отражался в его глазах как в зеркале. Зерриканки не встретив у эльфов, которых они посчитали достойными воинами - того же отклика, синхронно фыркнули, и уселись у костра. По очереди отхлебнули из бурдюка с вином, затем Тэя протянула его Борху. Тот сначала просто смочил губы, потом словно бы осознав что у него в руке, сделал несколько больших глотков, и вдруг прервал свое молчание.
- Здесь пахнет... Смертью. - Он сделал долгую паузу. - Не только той, о которой можно подумать сразу. Не только огнем, сталью и кровью. Другой смертью. - Борх наконец поднял глаза на Йорвета. - Потому ты позвал меня сюда?

0

17

Похоже, драконид уже ждал эльфского командира, формулируя интересующие его вопросы. Все это время, безумная семейка вела себя вполне раскованно, не смотря на сложившуюся ситуацию. Йорвет не желал вникать в обиды тех или иных, в причины косых взглядов. Он знал, что собратья винили Борха в смерти воина, что был им другом. Однако, не желали признавать тот факт , что это была самозащита. И пусть молодой предводитель был достаточно строг и бескомпромиссен, нынче поводов раскапывать топор войны не видел.
-У меня нет ответа на твой вопрос. - подавая одной из Зерриканок несколько ущербных посудин, в которых плескалась похлебка, Сеидхе обратил взор на собеседника: У меня нет никакой корысти, ежели ты об этом.
Драконы, ходила молва, были существами мудрыми и весьма образованными. Посему, Йорвет диву давался отчего же Борх сделал такие выводы. Что он, Йорвет, мог с него поиметь? Чего вообще можно получить с существа, которое до сего момента считал глупыми россказнями?
- По утру, ты со своими спутницами покинешь наше убежище. Мы так же сменим место дислокации. Оставаться и дальше тут опасно. Так наши пути и разойдутся, дракон.
Речь про смерть остроухому осталась непонятна. Что именно имел ввиду чешуйчатый и имел ли что-то вообще, а не щебетал обыденные задумчивые прозы, не имело смысла. Что можно подразумевать под "другой смертью"? Как можно трактовать сказанное, если это метафора? Либо же, Борх был приверженцем одной из тех религий, что разделяют смерти на насильственную, суицидальную и прочее, связывая это с последующим существованием души? Бред да и только. Смерть всего одна, да и воняет она не сталью, огнем и кровью. Она источает миазмы гнили, гноя, мочевины и дерьма. Не бывает красивой смерти. Ровно так же, как и продолжения пути.
Хмыкнув своим не слишком увеселительным мыслям, эльф вернулся к своим, что бы скоординировать утренний выход. Стоило спланировать дальнейшие передвижения, сбор награбленного груза, распределить тех кто будет заниматься его транспортировкой, а кто конвоировать. Эльфские тропы пролегают через глухие чащобы и редко пересекается с человеческими дорогами. Но перестраховаться всегда нужно.

+1

18

Дракон покачал головой. Возможно ему показалось. Возможно. Ему казалось очень редко, но все же он мог признать и то, что даже взор дракона иногда может застить пелена ошибок. Он знал это очень хорошо, возможно лучше любого другого из долгоживущих ящеров. Борх невольно улыбнулся, ненароком подслушав мысли эльфа. Нет, он вовсе не собирался делать этого специально, просто в этот раз Йорвет подумал очень уж громко, и раз уж на то пошло... Ну ладно, драконид и дракон это конечно большая разница, но с остроухих станется обозвать к примеру человека - обезьяной, в чем будет свое доля правды, однако же от обезьян что сейчас обитают скажем, в Офире - человек так же отличался как дракон от вилохвоста, но улыбнулся Борх даже не потому. И не потому что он вполне способен различить запах стали, а смерть, смерть на самом деле не пахнет ничем, а то о чем подумал командир, это... Уже не смерть, это её последствия. Неприятные, прямо скажем, но тому кто умер - уже все равно. Его смерть предваряло совсем другое, а теперь... Он хотел бы сказать что мертвые обретают покой, но... Золотой дракон знал многое, но не все...
Но, неужели эльф в самом деле подумал, что в состоянии оскорбить того, для кого и век Сейдхе короток? Тем более своим гостеприимством. Однако это Борх только лишь подумал, и ничего не сказал. Если ему только  показалось, или если им повезет, тогда тот, от кого повеяло смертью, или лишь иллюзия из старых воспоминаний, или просто их дороги разойдутся, и тогда не будет смысла переживать за эльфов. И в конце концов, какое ему дело... Какое ему дело было до каравана, который вовсе даже не караван, где местным купчишкам до гордых странников пустыни, и какое ему дело до эльфов - белок. Борх покачал головой. Ему было дело. Он знал это. Если не до всякой живой твари, то многих, и не в последнюю очередь тех, кто оказал ему гостеприимство. Значит, значит ему на всякий случай лучше считать, что не показалось.
- Послушай. - Борх достал из котомки сухарь, и размочив в похлебке дал его проснувшейся Саскии. Все же маленький дракончик куда проще в уходе и присмотре, нежели маленький человек, куда проще. - Если все так и сложится, замечательно. Пусть так. Но тогда... Лучше не возвращайтесь в эти леса в ближайшее время, даже если здесь и не будет идущих по вашему следу отрядов. У обозов на этой дороге могут появится проблемы серьезнее чем эльфские стрелы.

+1

19

Предупреждение дракона достигло слуха эльфа. Достигло, и он даже на мгновение остановил свой ход. Но ничего более не ответил, не удосужился даже кивком. Он был еще слишком молод, слишком самонадеян. Пусть и понимал, что век драконов идет на тысячелетия, но прислушиваться к тому, кто имеет весьма смутное представление о жизни отрядов в лесах, не желал. А посему, молодой командир покинул общество мифического существа, что самым материальным задом ныне восседал посреди пещеры, облюбованной эльфами.
Время шло, трапеза была окончена. Холод усиливался, а скудные костры, что требовали много пищи в качестве хвороста и отдавали скудно мало тепла, были скорее источником света, нежели обогрева. Отряду стоило отдохнуть, прежде чем рано утром они покинут пещеру и отправятся в длительный путь.
Рассвет был поздним. Когда утреннее зарево едва осветило горизонт, эльфы были на ногах. Перемещения их были тихими и размеренными - процессия быстро покидала обжитый лагерь, собрав скудные пожитки. Кутаясь в высокие воротники, укрываясь от колких резных снежинок, остроухий народец ступал по сугробам, что выросли за ненастную ночь. Весь отряд был пешим, не смотря на наличие нескольких скакунов. Животные были не более чем запасом мяса, в будущем предназначались для забоя. Прокормить лошадь, что бы та была в состоянии преодолевать расстояния по заснеженной тропе  для Сеидхе в нынешней ситуации было не реальной задачей. Не большой, растянувшейся лентой тонкие силуэты мелькали меж уродливых, темных стволов деревьев, что вырастали из снежной белизны аки чудовища, порожденные сопряжением сфер.
Через плечо Йорвет окинул взглядом своих странных знакомых, чьих имен он даже не знал. Дракон в паре со своим потомством и вольно одетые две зериканки, которые словно не ощущали всех тягот зимних температур. Возможно, когда-нибудь на дороге жизни он встретит существо куда более причудливое, нежели это. А может, как и было предсказано ящером, сгинет где-то в пучине лестных дорог.
Хмыкнув себе под нос, зеленоокий эльф неаккуратно вступил в сугроб, отчего нога тут же до колена просела в белый, пушистый плен. Тонкая обувь не была предназначена для зимнего периода, отчего Сеидхе сполна ощутил ледяное дыхание природы, отчего тихо выругался на старшем наречии. Впрочем, из таких вот мелких тягот и состояла его весьма блеклая жизнь. Вряд ли когда-то что-то изменится. Он еще не ведал что ждет его впереди... Но был уверен - просто так не погибнет.

0


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Стрелы и пламя (Аэдирн, 1249 год)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC