Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Ограбление по-каэдвенски (Бан Глеан, 1268)


Ограбление по-каэдвенски (Бан Глеан, 1268)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[float=left]http://s5.uploads.ru/KGDEF.jpg[/float]✔Время: 1268, лето;
Место: в дне пути от Бан Глеана;
Участники: Сабрина Глевиссиг, Олька;


Каэдвен - страна лесов, труднопроходимых дорог и рзбойничьих шаек, которые в достатке разбойничают себе там, где скоя'таэли не успели. Пару месяцев назад Олька, пользуясь своими навыками и особой харизмой, присоединилась к одной из шаек. И вот же грабители удивятся, когда в карете обнаружат не богатую мазельку, а одну из могущественнейших чародеек Севера! И уж точно самую злобную.

0

2

“Каэдвен — это земля возможностей. А возможности только для тех, кто не стесняется жизнь за сиську хватануть”, — глубокомысленно рассудил про себя господин Хольт и стряхнул свою личную гордость и повод зваться самым мужикастым мужиком в отряде. Зашнуровав штаны и подтянув ремень, он неспешной походной двинул назад к лагерю. Это сегодня они бандиты с большой дороги, но вот завтра-то всё точно изменится. И до чего странно осознавал себя славный ветеран битвы под Бренной, зная что грядущий приз ему организовала девка. Но зато какая!

Вернувшись в лагерь, Хольт упёр руки в бока и с удовлетворением окинул своих людей, которые расселись у трёх костров и готовились к завтрашнему делу. Парни своё дело знали, а потому взглядом он искал совершенно другую фигуру:
— О! Сонька, воротилась уже? Подь сюды, — Хольт, наконец, эту самую фигуру нашёл и поспешил к ней. Не терпя задержки, он грубо ущипнул её за зад, — Хорош лясы точить! Подь сюды, говорю, дело обсудим!
Вообще, Хольт — славный малый. В прошлом солдат Бурой Хоругви, участник многих битв. Но, как водится, понял он однажды, что жизнь солдатская ему опостылела. Как человек совестливый, дождался он времени когда война окончится, да и дезертировал со столь же свободомыслящими соратниками. И в послевоенном хаосе оказалось, что в Каэдвене люд грабить просто, приятно и сытно. Но была у Хольта мечта — открыть свою корчму, где усталый путник найдёт кров, а солдат девку. Красивая и простая мечта: он так отчетливо её видел, что иногда нет-нет, да и пускал слезу по небритой щеке.

— Так вот, значит — что про бабу благородную узнала, это ты молодец. Если мы девку фон Заксов схватим, то выкуп такой будет, что всем и поровну достанется. Чуешь что?, — Хольт и Сонька подошли к его, атаманской, палатке, у входа в которую предусмотрительно были установлены грубый стол и пара пеньков. Хольт зажёг свечи и достал из под стола бутыль да пару деревянных засаленных стопок, — Большое дело это, Сонька, большое! И я вот, по-людски так сказать, спасибо тебе говорю, что навела.
Лидер шайки разлил водку по стопкам и одну пододвинул к девушке. Сморкнувшись, он медленно и довольно  кивнул: вот не прогадал же когда в шайку брал! Сразу видел этот, как его — потенциал. И хоть на правах солдатни он, Хольт, был представителем народа тёмного и неучёного, к девке он относился с уважением и всякому это наказал — она тут у них не чёрти что, а соратница. Теперь, к тому же, указавшая ему на добычу, которая была столь сладка, что и брать сходу было как-то боязно.
— Пей, девочка, пей. Твоё здоровьице да наш завтрашний успех! Мы тут, короче, с парнями план набросали. Тут такую барышню брать будем, что нельзя абы как. Вот, значит, поступим как: брать будем у Гусьего озера, там ещё поворот такой крутой. Ты сидеть на склоне будешь, обозревать. Как увидишь, что парни выходят на дорогу — достаешь лук и снимаешь кучера. А там уж и спереди наши, и сзади наши. Возьмем эту барскую бабёнку за жопу, да и тащим в лагерь. Ну а дальше уж мы учёные — письмо родне, выкуп и делим барыш.

В успехе Хольт не сомневался. Сопровождение разного рода рыцарей ожидать не приходилось, Сонька и до этого разведывала, да всегда точно. Куда одинокая мазелька фо Закс отправилась: на блядки ли, к бабке ли, ему было всё равно. Важно то, что взять её можно будет без всяких сопутствующих проблем и даже погони. Ещё и коней угнать недурно бы.
— Эх, хорошо!, — Хольт махом осушил свою стопку и тут же заполнил её до краёв снова, — Хорошо, Сонька! Ну что, поцелуешь старика на удачу?
***
   Звонко цокнув языком, Сабрина недовольно покачала головой. Что же за манера у благородных разъезжать на каретах! Порою там и ноги не вытянуть. Но план есть план, а потому отступать от него не стоит. К тому же, судя по мнению Ольки, бандиты будут подстерегать её не так далеко, чтобы поездка успела наскучить. Конечно, Сабрина могла просто открыть портал в их лагерь, если бы её верная разведчица указала ей точное место, а уже там учинить расправу, но из-за разгула разбойников в Каэдвене госпожа Глевиссиг решила не ограничиваться физическим уничтожением грабителей, но и сделать своеобразное послание всем, кто решит по какой-то причине хозяйничать на дорогах вверенного ей королества:
— Кучер, трогай!
[AVA]http://s9.uploads.ru/ARJbT.jpg[/AVA]
[NIC]Хольт[/NIC]
[STA]Мужикастее не найти[/STA]

+1

3

Иногда Олька думала, что в последнее время происходило, на удивление, часто, что в такие затяжные операции ей отправляли… чтобы просто не видеть и не слышать. Хрупкую девушку, отправляют в лес, на шайку каких-то разбойников-бродяг с намеком на «возьми их под каблук, не важно, что ты их не носишь». Хорошее развлечение.
Ещё Олька в очередной раз поняла, что далека от этих всех хитрых дел. Если Сабрина действительно заботится о безопасности дорог, по которым даже не передвигается, то почему нельзя просто перебить всех бандитов? Или просто натравить шайки друг на друга? Это бы было проще. Нет, ей принципиально нужно было нападение, чуть ли не с погоней и свистом стрел, чтобы все было совсем по-настоящему и дух захватывало.
Может, этим чародейкам живется скучно? Но Ольку то тогда зачем к бандитам отправлять? Бандитов на дорогах, как грязи.
А Ольке, точнее Соньке, тут не нравилось. Зато она тут всем нравилась… Только ведь Сабрину вряд ли это волновало.

Нужно было возвращаться в лагерь, даже если компания мха и комаров была явно приятнее. Начнут ещё мужички беспокоиться...
В лагере ничего не поменялось ровным делом. Разговоры, шутки и звук камня, скользящему по чьему-нибудь острию. Олька задумалась. В пятый раз проверить стрелы? Да, мож..
Она тихо взвизгнула. Ух, до чего же у Хольта противная была привычка, чужие задницы щипать. Рука у него большая, сильная, синякиоставляющая, и делал он всегда это неприятно настолько, что эти ручущи оторвать хотелось.
Но нет, она держалась и не наезжала. Поздно было уже что-то менять, коль все время терпела. Харизма, говорите? Олька подозревала, что некие формы её тут и держали.
Пошла за Хольтом. Один день продержаться осталось, да?

Он что-то говорил, и лучница почти внимательно его слушала.
- Чую? Денег много будет? – несколько неуверенно предположила Олька, не зная, что ещё предположить. Чуяла она много чего: запах костров, немного леса и большой успех. Ещё, правда то, что от атамана пахло не очень приятно, но вряд ли это стоило озвучивать.  Девушка нехотя шла к палатке. Ну, туда зачем? Не секреты же ей он будет озвучивать. Ах, поблагодарить хотел. Ну-ну.
- Так это… это меньшее, что я… ну, сделать могла, - почти смущенно пробубнила Олька, несколько завороженно глядя сначала на бутылку, а потом и на налитую стопку. Не к добру. Взяла, залпом осушила, скривила недовольную мину и вытерла проступившие слезы.
- Че так ядрёно-то? – но, видимо, это она была не очень привыкшая к разным пойлам, Хольт и глазом не моргнул. План она выслушала. Покивала пару раз. Хороший план. На удивление, даже поправок не хотелось вносить.
Хольт налил себе стопку снова, Олька себе не дала. Не очень ей нравилось, что он так по-тихому её спаивать решил. Может, он и иногда планы хорошие думал, но от других мужиков точно не отличался.
- На удачу? – девушка растеряно захлопала глазками, чуть приблизилась к атаману.
«Ну, началось».
– Мы же это…. Тока выпили за успех, тогда удача… незачем? - сама наивность. – Но после всего этого… дважды.
Схватила полную стопку, отпрыгнула от мужчины, залпом выдула водку и вышмыгнула из палатки, ругаясь на последнюю стопку.  Нужны было срочно проверить стрелы, пока старший чего-нибудь ещё не вспомнил.

Кажется, сегодня Олька была совсем не в духе.

*

На склоне было хорошо и тихо. А ещё почти одиноко. А ещё лучница видела весь бегающий в деревьях люд и тихо вздыхала.
«И зачем нужно все это?»
Если бы она хотела, она бы могла снять пару тройку разбойников до того, как те сообразят, что произойдет. Пока они поймут и захотят мести, она повыше заберется. Возможно, ей даже повезет, и ни один живой не доберётся до неё. Только, у кого-то точно был арбалет. И кто-то мог из него стрелять.

Интересно, а Сабрина разрешит отвести себя в лагерь? Вот уж интересно будет. И как они с ней обходиться будут? Олька очень хотела на это посмотреть, она ни разу ещё не видела захваченную чародейку. Но что-то подсказывало, что эта самая чародейка не оценит такое положение дел. Но, если подумать ещё немного, будет же проще зачистить лагерь в самом лагере. Тогда почему она не захотела зачистить лагерь изначально? Или, быть может, у колдовства какие-то ограничения есть?
От этих сложных и недоступных рассуждений заболела голова, но вывод пришел один. В который раз один и тот же: «Колдуны – странные существа»

Тихий шум с той стороны дороги, цоканье копыт и стук колес кареты о дорогу. Едут. Все, наверное, заметили. Олька достала стрелу из колчана. Не хотелось ей стрелять куда-то вдаль, хотелось подпустить поближе. Момент потянуть? Чтобы забеспокоились соратники, поунывала чуть дольше в карете Сабрина? Нет, не поэтому. Просто хотелось меньше топать до самой кареты после выстрела. Потянула, насколько можно было, но выпустила стрелу. Главное ведь результат.
- Кем бы ты ни был, а твоя жизнь спасет множество других... - обратилась она к кучеру, что, вероятно, мог её услышать каким-нибудь призрачным ухом. Лошади ещё продолжали движение и кто-то выскочил из-за деревьев и начал их тормозить. Муравьишки начали сползаться к сладкой капельке.
«Не утоните».
Олька подтянулась ко всем, продолжая держать лук со вложенной стрелой. На всякий случай.

- Мазель фон Заксов, - особо говорливый парнишка пролез к карете и открыл дверь, посчитав, что с дипломатичной частью бесед дела обстоят у него лучше, чем у всех остальных. – Советуем пройти с нами в лес, для вашей же безопасности, добровольно. Вас поймали. Иначе мы того… силой вас.
Олька удержалась, чтобы не прыснуть со смеху, кто-то смешки не сдержал. Но образовавшуюся паузу лучница быстро заполнила своим голосом, скорее, чтобы обозначить свое присутствие, нежели действительно обеспечить Сабрине некоторую защиту. Не маленькая она, в конце концов.
- Я послежу, чтобы к тебе не хуже, чем ко мне отнесились, - и, как всегда, без лишнего уважения.
От кареты начали отстегивать коней, на одну из лошадей Олька даже глаз положила, уж слишком хорошо кобылка выглядела. Некое волнение начало бушевать в теле, особым комом застревая в горле. Таки, не каждый день видишь, как твоего шефа окружают и ловят. Минутка злорадства.
- Мазель фон Заксов?.. – деловито повторил парнишка.

+1

4

— Ну, чертовка!, — только и сказал Хольт, лихо закинув в себя ещё одну стопку. Поморщился, разгладил усы. Очертания бутылки водки манили, возбуждали и всячески трогали за разные струны души, но нет — атаман свою меру знал, а потому дважды знал когда и кончать пора. Завтра большой день, а потому негоже будет напиваться, разве что ещё стопочку для спокойного сна. Но с утра выглядеть надо подобающе. Хоть Хольт и стал, что называется, мордой разбойной, корону и благородных своей многострадальной родины он всё же уважал. Но по-свойски.
***
Карета мерно качалась на неровной дороге, рискуя усыпить Сабрину. Нет, стоило всё вынудить Ольку внедрить данные, что дворянская мазелька отправится в свой путь-дорожку к вечеру, а лучше к закату. Но никак не к полудню! Проведя всю ночь в научных изысканиях — а молва всё равно скажет что в блуду да распутстве — госпожа Глевиссиг явно не была настроена на такие ранние вояжи. Но план есть план, а потому пришлось придерживаться. Что, однако, только сильнее её злило. Где это видано, чтобы великая местресса не могла самостоятельно выбирать время подъёма!

Вынужденная сейчас бездействовать, Сабрина нетерпеливо мяла подол платья. Внешность Анны фон Заксов она скопировала с безукоризненной точностью, пусть и весьма грубым методом — всего лишь иллюзией. Едва ли в банде мог оказаться хоть сколько-то приличный маг, а потому преждевременного раскрытия она не боялась. Ровно как и не опасалась столкнуться с двимеритом, это существенно бы осложнило дело. С сомнением Сабрина подняла свой взгляд на уровень, на котором должен был находиться кучер. Стоило, наверное, взять Джори. Просто на всякий случай. С другой стороны, одной Ольки будет вполне достаточно, чтобы разделаться с небольшой шайкой. Достав небольшой зеркальце, Сабрина оглядела себя — корсаж, строгое платье с декольте и чёрные волосы. Совершенно точно не она. Теперь на ближайшие часы она беззащитная Анна фон Заксов. Но чародейка решила для себя, что если разбойники перейдут грань допустимого, то она мигом сорвет маску. Вероятнее всего ударив в лицо кому-нибудь молнией.

Не успела советница Хенсельта-Единорога по-настоящему заскучать, как вдруг кони заржали, дали резко вперед и остановились. “Началось”, — мелькнуло в голове Сабрины и она сделала глубокий вздох, всеми силами стараясь изгнать из себя чародейку. Ждать долго не пришлось, совсем скоро дверь кареты с зашторенными окнами открылась, впуская в экипаж солнечный свет:
— Батюшки мои! Не нужно, не нужно силой! Я пойду, — залепетала вскинув изящные ручки замаскированная чародейка, являя собой просто идеальный образец послушания и покорности. Неловко и, как умея, изображая испуг, Сабрина неуверенно вышла из кареты. На выпад Ольки она не обратила никакого внимания: обе они играли свою роль здесь. Хотя воспитательную беседу провести потом было бы всё же не лишним. Хотя как же её отчитывать? Анхелику хоть до слёз довести можно, а эту …, — Прошу вас, будьте благоразумны! Мой отец заплатит вам столько, сколько захотите.
Девятеро. Тот, с сединой — Хольт, служил в Бурой. Девка, ясное дело, Олька. Остальных она знала только от своей внедренной Лисицы, а потому могла быть уверена, что ничего стоящего они из себя не представляют. Сабрина внутренне смаковала подробности кого и каким заклинанием атаковала бы, случись потасовка. Хотя всей своей чародейской душой понимала, что придется обойтись молниями да барьером. Это был бы не первый её бой на передовой. Болтун собирался что-то добавить, но на плечо ему опустилась тяжёлая ладонь атамана:
— Будьте, что называется, уверены, мазель, у нас благоразумения с лишком будет. Так что, это, не доставляйте нам неприятных тех самых и всё хорошечно будет, — ветеран битвы под Бренной пронзительно свистнул, — А ну! Отвязали коней? Чего стоите тогда? Да оставьте эту телегу, Эмгыр с ней. Уходим!
***
Хольт невозмутимо орошал кусты в привычном для него месте. Этот свой заветный уголок он любил и ценил — именно тут его всегда посещали глубокие думы о случившемся, да о том, что только ещё произойдёт.
“Вот как-то она совсем легко, значится, отдалась. Нечисто, ох нечисто. Ещё и стыдоба такая — думает мы её папашке продадим! И все же интересно, зачем им девка-то дворянская сдалась? Ну да не моего ума дело”, — задумался разбойник, неприлично долго провозившись с ремнем. И здесь Хольт допустил главную ошибку любого авантюриста, стремящегося взять свой приз: задумавшись об ожидающем его куше, он начисто забыл о любых предосторожностях. Вернулся к лагерным кострам он мрачнее тучки — монеты монетами, а предчувствие было откровенно хреновое. Такое хреновое, что даже Соньку за зад щипать настоя не было:
— Сонька! Поди сюда. Слушай, сходи-ка глянь как там наша гостья дорогая, а? И харчей ей каких-нибудь снеси. Ну там потрепитесь ещё о чем-нибудь бабском, я не знаю. С неё бы глаза вообще не спускать!, — Хольт кивнул в направлении палатки, разбитой у мощного ствола сосны, где к этому самому стволу они дружелюбно, но предусмотрительно приковали Анну фон Заксов. Но со всем уважением: не за ногу, а за ручку, — К закату свернемся и тогда уж двинем к месту встречи. Нас там, это самое, ждать уже будут.

Отдав распоряжение и рассудив на том, что его дела как организатора окончены, Хольт рухнул на поваленное бревно и с готовностью принял от товарища бутылку каэдвенского стаута. Нет, всё же как-то складно всё выходило. А может так оно и надо? Говоря откровенно, сошла бы любая дворянка, но тут уж ничего не попишешь, жребий выпал фон Заксов. А память уносила старого солдата далеко отсюда, в старую корчму, где к нему подсел незнакомец. Подсел, да и снабдив малой суммой со странной медалькой, исчез. Покопавшись в кармане куртки, Хольт извлек странный маленький диск с непонятными письменами и какой-то жуткой тенью, вдавленной в металл. Сам он этой штукой не интересовался, да и другим в нос не пихал. Опознавательный значок! И какая к бесу разница что там на нём изображено?
— И все же, зачем им мазельки-то, — тихо пробубнил под нос Хольт, приложившись к бутылке. Зачем девки нужны он знал, но вот для чего благородные — только догадывался.

[AVA]http://sa.uploads.ru/5Htlq.jpg[/AVA]
[STA]Анна фон Заксов[/STA]

Отредактировано Сабрина Глевиссиг (2017-07-01 11:35:13)

+1

5

Похищение прошло успешно. Настолько успешно, что Ольке не понравилось. Слишком уж спокойно Аннушка отнеслась к тому, что её ловят. Конечно, согласиться бы пришлось, но... но не так же! Придется ей рассказать, как лучше вести себя при поимке так, чтобы никто ни о чем не догадался. Потерпеть неудачу из-за плохой игры чародейки, которая явно постарше Ольки будет,  как-то не очень хотелось.
Но, повезло, и Сабрину, точнее Аннушку схватили без лишних проблем. Поэтому Олька и перестала обращать на неё какое-то внимание. В благоразумности не своей команды она не сомневалась, глянула мельком на то, как пленницу устроили да и пошла к кострам. Намеренно избегая Хольта, а то вспомнит вдруг про те два поцелую, решит ещё, что пора забирать обещанное.
Не хотелось, в общем.
Поболтала с одним, поспорила с другим, уселась к Ярику, который начал готовить свой «знаменитый суп». На суп, кончено, походило не очень, но мало кто жаловался. У этой водички был хотя бы вкус. Олька даже помогла немного, слишком скучно уж было, а время, как на зло, начало тянуться безумно медленно. Явившегося из кустов Хольта лучница хотела не заметить, и даже сделала вид, что не слышала, только соседский локоть в бок намекнул на другое действие. Подошла к нему, нехотя, почти изобразила радость на лице, которую весьма с натяжкой радость и можно было назвать. Странный главарь немного был, ещё вчера такой бодрый, да и пару часов назад тоже был… живее. А сейчас лица на нем не было – смотреть страшно. Такой и в лесу напугать сможет, если из-за дерева вылезет. Идея, правда, которую он высказал неплохая была: остаться с Сабриной наедине было кстати. Покормить? Возможно, она заслужила. Потрепаться о бабском – они уж потреплются.

- К закату? Так скоро! – искренне удивилась девушка, но поспешно добавила. – Оно и лучше. Я займу ее.

Совсем не лучше. Никак не лучше. Поболтать с батькой Анннушки он бы не успел за полдня. Как же крики и ругань? Споры и договариваниями? Ещё поездки туда-сюда. Они.. Они только вот сейчас поймали, а их уже ждут где-то в закате. И если бы Олька  знала, что у Хольта есть мысли дурные, последила бы за ним. Но она решительно не могла вспомнить, вел ли он себя подозрительно в последние дни. В закатах, между прочим, ждут нехорошие люди, что не желают показывать днем свои лица. Кто-то, а Олька знала это. И от этого становилось не радостнее. И вряд ли стоит это в себе держать. Да и не вышло - её беспокойство все на лице проявилось.

Лучница плеснула в миску мутную жижу, в которой вроде плавало что-то съедобное, и направилась к указанной палатке. Нет, все же позаботились, могли же и без палатки оставить, так, к дереву прибить и все. Надеется, что денег отсыплют побольше за хорошее обращение? Ах, точно, это все хорошие манеры.
Но проще было без них. Был один минус у палатки – к ней можно подкрасться незаметно и подслушать, а Олька не любила, когда ее подслушивали. Но пока все восемь человек, а их девушка пересчитала, грелись у огонечков и отмечали победу.
Девушка шлепнулась на землю прямо у входа в палатку, и, поглядывая в сторону костров, произнесла.
- Мне сказали потрепаться с тобой о бабском… Хм… Ну.. это…Ты личиком ничего вышла, - поднесла миску к губам и громко втянула себя супчика. И пожалела – горячий был ещё! Аж слезы навернулись. -  Только… Притворяешься ты, скажу честно… хреново, - Олька  не боялась, что в нее пырнут заклинанием или придушат цепью. Это бы заметили остальные, это бы привело к увечьям Ольки и... неужели она не справиться с какой-то чародейкой? Справиться, конечно! Девушка ещё отпила из миски. Лишнего позволила? Конечно, нет! Должна же и Сабрина знать свои промахи.
Но потом она все же выпустила посудину из рук и поставить рядом с собой, на случай, если чье-то нежное сердечко не выдержит такой критики. Быть облитой горячим супцом – такое себе удовольствие. А чтобы это сердечко ещё и чем-нибудь злым не разразилось, Олька почти поспешно добавила.
– «Свернемся на закате, двинемся, нас там уже ждут». Это ведь не входит в наши планы? 

+1

6

Сабрина совершенно справедливо рассудила — не создавай проблем другим и не обрящешь своих. А потому в образе Анны она была тиха, кротка и податлива что ломоть масла на раскалённой сковороде. В конце концов, у неё был план. И в соответствии с этим планом она должна была благополучно попасть в лагерь и, уже оттуда, выйти на нанимателей Хольта.

Хищной лисицей Сабрина обошла мощный ствол сосны. Сначала в одну сторону, потом в другую. Палатка была совершенна пуста — было хорошо заметно, что её установили специально для пленницы. Что ж, приятные условия. Вот только настоящая фон Заксов едва ли осталась бы довольна. Чародейка мельком помнила её на каком-то приеме в Ард Каррайге с год назад. Или около того. Скверная девица, а уж стервозная! Но, надо сказать, столкнувшись с недвумысленной демонстрацией силы, Аннушка становилась кроткая как овечка. А Сабрине оставалось лишь улыбнуться — пара таких манёвров и бабы королевский замок будут разумно обходить стороной.

В палатку вошли. Как оказалось, Олька. В сущности, единственный приятный человек из всей этой разбойной компании. Но языкастая!
— Что же это получается, мазель Олька. Как же это я … притворяюсь, — в притворном ужасе искривила лицо Сабрина, всеми силами стремясь достигнуть того самого выражения, которое поэту именуют не иначе как “ликом напуганной лани, и медленным неуклюжим движением подтянула ноги к животу, — Я ведь так старалась, а вы ругаетесь!

Сабрина игриво показала убийце язык. Она была одной из Лис и не было никакой нужды корчить перед ней невесть кого. В конце концов, Хоругвь видела её и в таких состояниях, что единственным способом сохранить при них лицо была бы немедленная казнь. Интересно, а сами-то они хоть раз об это задумывались? Чародейка кивнула на цепь, соединяющую её изящное левое запястье и ствол сосны. Не ожидая от неё сопротивления, разбойники даже не потрудились приковать вторую. Это могло бы стать роковой ошибкой: с одной рукой арсенал боевых заклинаний Сабрины существенно сокращался, но не до такой степени, чтобы она была не в состоянии справиться с толпой проходимцев.

— Однажды, Олька, ты поймёшь, что притворяться уместно лишь перед королями да не очень умелыми, пусть и крайне милыми, любовниками на сеновале. Ни первых, ни вторых я тут не наблюдаю. Но если ты вдруг чувствуешь себя обманутой, я всегда могу изобразить злую ведьму, которая не прочь полакомиться гуляшом из кишок строптивой лучницы, — Сабрина недовольно фыркнула, — Но не будем разочаровывать моих любезных похитителей. О бабском так о бабском. Как ты считаешь, есть ли будущее у общества, где простая кметка лишь для того приспособлена, чтобы раздвигать по первому требованию ноги да скверно кухарить?

Не дожидаясь ответа Ольки, Сабрина погрузилась в свои мысли. Значит, к закату. Слишком поспешно, будто всё было распланировано заранее. Но и о маршруте лже-фон Заксов они узнали совсем недавно. Ольку подобное перемещение удивило, а значит можно даже не рассматривать вариант с какой-нибудь хитрой системой курьеров. Вероятнее всего, Хольта ждут. Каждый месяц, неделю, день и час. Едва ли из-за его бесконечной обаятельности, а значит двух мнений быть не может. Сабрина мельком глянула на своего агента. Всех подробностей дела она, разумеется, не сообщала, но кажется они на верном пути. Только в минувшем месяце пропало две благородные девицы. Про одну, конечно, трубили на всех перекрёстках, зато относительно второй заранее решили, что просто сбежала с любовником. Слишком грубые совпадения. И богатая почва для спекуляций. Особенно когда ты Анна фон Заксов.
То не мертво, что вечность охраняет, Смерть вместе с вечностью порою умирает.
— Отнюдь. Ваша шайка начинает движение. К тому же, схватив солидную добычу. А теперь слушай внимательно — вероятнее всего, когда мы двинемся, руки мне свяжут. Я могу только догадываться о том, что нас ждёт, поэтому просто заруби себе на носу две простых истины: Хольта не убивать, но можно калечить. Если начнётся заварушка, а она определенно случится, сунь мне в руку древко от стрелы. Без оперения, без наконечника. Усекла?
[AVA]http://sa.uploads.ru/5Htlq.jpg[/AVA]
[STA]Анна фон Заксов[/STA]

Отредактировано Сабрина Глевиссиг (2017-07-27 00:55:52)

+1

7

я сделял
Сабрина... Она была такая сабринистая. Вот так скажет иногда, что отрежет. Или не иногда. Учила бы только поменьше, не мамка всё-таки, и… нельзя говорить, что цены бы ей не было, но нравилась бы она тогда Ольке чуть больше.
- Обманутой? Да, я чувствую себя обманутой!  - вспылила девушка, довольное тихо, чтобы не привлечь к себе ненужное внимание. -  Этот Хольт... ах.. да, бабское,  - спохватилась, заткнулась, пару раз вздохнула и продолжила, словно и не возмущалась сейчас вовсе. В конце концов, он был обычным мужиком, и не очень было удивительно, что его обещания начали расходиться с его действиями.
-  Ну ты, мать, загнула ты в своих размышлениях. Или это то, что нынче девиц знатных беспокоит? Или не только знатных, но способностями одаренных?  По мне, так вот тех,  - девушка указала пальцем в сторону костра, -  такой исход вполне устраивает. Мне хватает того, что я не простая кметка. 
Но порой Олька даже представляла себя в роли кметской дочери, родившейся в какой-нибудь… дыре. Нет, такая жизнь казалась ей совсем скучной. И небезопасной. И крайне неприятной. И очень короткой. А так пристанет кто к Ольке – поймет, что так делать не нужно. А гордо погибнуть в бою было бы намного приятнее, чем напороться грудью в сене на потерянные вилы.
Но ещё лучше было не напарываться не на кого и дальше жить.
Девушка закончила говорить и думать, а Сабрина, кажется, и не слушала вовсе. Ну и пожалуйста, не больно-то и хотелось болтать о таком. Девушка фыркнула, подхватила лежавший рядом прутик и начала ковырять им землю. Сейчас даже захотелось пойти туда, к костру, сесть с этими разбойниками, послушать их разговоры и несмешные шутки. А надо сидеть здесь и ничего не делать. Правда, мысль о том, что там есть Хольт, которого Олька избегала, помогла сообразить, что здесь сидеть будет лучше и спокойнее. Хотя бы потому, что Сабрина не щепается и не пристает.

Чародейка за спиной подала признак жизни, да ещё и довольно серьёзный.  Важное что-то говорить начала, сразу видно. Значит, так же серьёзно нужно слушать и мотать себе куда-нибудь.
-  Это ещё прекрасную стрелу так ужасно портить?  - с миной полнейшего оскорбления произнесла девушка. Однако отказа в голосе слышно не было. -  Значт, Хольта почти не трогать, а тебя оружием снабдить. Как надо все будет, если ты меня, за своей спиной спрячешь.
И тут не в трусости было дело, а в нежелании подставлять сою тушку паре тройке острых клинков. С древком или без него - Сабрина явно быстрее отмашется от надоедливых разбойников. А Олька лучше в сторонке понаблюдает, да оттуда поможет, если и надо будет.
- Вот только чего понять я не могу никак. Хольт то  тебе зачем? Заварушка не начнется до того, как мы прибудем на место, так ведь? Ну, так всегда бывает, не тронут же тебя они до... в общем, сейчас. Нужны же тогда будут те, кто там ждать нас будет, а не этот разбойник. 
Хольт что-то знает и не говорит. Сабрина что-то знает и не говорит. А Олька из-за этого чувствует себя ребёнком, который знает, что у родителей есть тайна, которой они не делаться и, как минимум, не собираются. Шутка, не чувствовует, хотя бы потому, что в такие ситуации не попадала.
Но и сейчас было не очень приятно.
- Или тебя интересует что-то личное? Я могу спросить у Хольта, почти от твоего имени.

+1

8

— Не хами, — Сабрина устало вздохнула. Всё же для какого-то приличного плана их было мало, а потому придется действовать неприлично. Даже если для этого Ольке придется попротить свою драгоценную стрелу. Ну да ничего, и не такие капризы оплачивает каэдвенская корона, — У Хольта можешь спросить, как он в жопу пороться предпочитает: чтобы он или всё же чтобы его. Только не от моего имени, приличные мазели так не выражаются.

Олька была права. Заварушка начнётся только тогда, когда они придут на место. В противном случае это лишено всякого смысла, с бандой можно было разделаться где угодно. Но на месте встречи должны быть и наниматели. Иначе каким раком они собираются, кхм, опробовать качество товара, прежде чем пустить его в непосредственное использование? Кстати, само использование по-прежнему оставалось секретом. Сабрина искренне надеялась, что благородных девиц не сдают в какой-нибудь особо извращенный бордель. Было бы чертовски миленько, но так тривиально и скучно! Но она была уверена в том, что Хольт её не разочарует.

— Олька, солнышко ты моё тугодумное, расскажу всего один раз, а потому слушай внимательно, — чародейка серьёзно глянула на лучницу, всем своим видом давая понять, что игры, если такое и были, окончены, — Что-то происходит. Что? Я не знаю. Пока не знаю. Эти уродцы хватают благородных. Но выкупа не требуют. Хольт у вас тут за главного, верно? Значит, ему нужно выжить. А потом я всласть дам тебе понаблюдать, что такое чародейская пытка и какие чудесные результаты она приносит. Кстати, и нанимателя не спеши убирать. Уверена, он тоже сможет рассказать много интересного.

***

Процессия медленно брела по лесу. Что удивило Сабрину — молча. А потому ей только и оставалось, что играть свою роль: периодически неловко падать, жаловаться на натирающую ноги обувь, да канючить, мол, отпустите меня, добрые разбойники, папенька вам всем сполна заплатит, честно-честно. Но ганза Хольта была непреклонна и следовала к своей цели. Шутки Глевиссиг могла оценить разве что Олька, но и с ними пришлось завязать, когда один крепкий детина пообещал ей врезать, если та не заткнётся. Сабрина только пожала плечами — скоро чары спадут и милашку фон Заксов сменит злобная и мстительная ведьма. И уж кого-кого, а его она запомнила. Будет думать в следующий раз, как угрожать чародейке. Но, справедливости ради, наука не пойдёт впрок: следующего раза уже не будет. Ни для одного из них.
— Так, вниманье, значит! Прибыли почти что. Нам вот на холмик, к тем камням, — Хольт махнул рукой вперед. Чем ближе они подбирались к месту встречи, тем сильнее у него сосало под ложечкой. Решительно что-то шло не так. Ну да что теперь голову ломать? Бабу сдадут, деньгу получат и пока-прощай, не забывай писать.

Процессия поднялась на холм. Руки Сабрины, как она и предсказывала, были связаны. Достаточно сильно, чтобы она не могла освободить руки. Но недостаточно, чтобы не могла творить колдовство. Особенно если Олька в точности исполнит её указания и снабдит стрелой. О, браство магов, какая глупость! Чтобы она, Сабрина Глевиссиг, да творила магию с помощью волшебной палочки! Кому-нибудь рассказать — описаются со смеху. Да что уж тут попишешь, посох с собой было не взять. А если и взяла бы, то наверняка потеряла бы в плену. Они поднялись к камням. При ближайшем рассмотрении камни оказались импровизированным храмом: они шли кругом вокруг одного-единственного. Гладкого, покрытого какими-то непонятными символами. Часть из них Сабрина уже видела, а потому заметно напряглась. Всё загаданное сбывалось с поразительной точностью.
— Привели, я смотрю.
— Привёл, незнакомец, как же, — Хольт бросил тому медальку, а человек в чёрном, появившийся из-за одного из камней, с поразительной ловкостью её поймал. Бегло глянув на неё, он удовлетворённо кивнул, а Хольт, положив руку на рукоять меча, продолжил, — Так что, сам видишь — дамочка фон Заксов, первая кровь королевства, считай. Так что давай-ка быстро рассчитаемся и мы пойдём своей дорогой.
Сабрина резко взглянула на Ольку и широко раскрыла глаза, мол, ну и где?
[AVA]http://sa.uploads.ru/5Htlq.jpg[/AVA]
[STA]Анна фон Заксов[/STA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Забытые воспоминания » Ограбление по-каэдвенски (Бан Глеан, 1268)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC