Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » О людях и чудовищах » Quiproquo (Цинтра, март, 1269)


Quiproquo (Цинтра, март, 1269)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s4.uploads.ru/t/7Xi91.jpg

Время: март 1269 г.
Место: Цинтра

В Цинтре, придавленной железной пятой Императора Эмгыра, не смолкают призывы скинуть душащее все возрастающими налогами и податями ярмо Нильфгаарда, выжечь очищающим огнем имперскую ересь и отворотить лицо от Королевы-Блудницы, восседающей на золотом троне в самом сердце зла.
Проповедников покамест приказано хватать и публично сечь плетьми за подстрекательство, но у людей на голове имеется аж по два уха, и не все, влетевшее в одно, из другого вылетает. А еще ходят слухи, что видели у Яруги вооруженный легкоконный реданский отряд.
Смута нарастает: в околотках теперь среди ворья и мокрушников все чаще попадаются торговцы, решившие возместить хотя бы часть грядущих издержек поджогом собственных складов и на том попавшиеся; дворяне, кто поумней, спешат в гости к родичам прочь из столицы; ночная братия в конец обнаглела, повадившись устраивать погромы средь бела дня.
Цинтра, подобно медному котлу, медленно закипает, но одно ясно - что-то будет.

Отредактировано Ренавед (2017-06-20 22:16:40)

0

2

Цинтра, столица Цинтры, королевский дворец

Ваардис аэп Варн, военный атташе при генерал-губернаторе Цинтры Вальфриде Монграле, единственном законном представителе верховной власти в отсутствие Ее Высочества Королевы Цириллы Рианнон, опираясь на широкие, покрытые изморозью перелила балкона королевского дворца — того самого балкона, сиганув с которого, героически расколола череп Львица из Цинтры, Калантэ Фиона Рианнон, — задумчиво разглядывал нависшие над городом тучи.
— О чем задумался, Ваардис? — поигрывая резной, деревянной трубкой, но почему-то забывая раскурить ее, жевал губы Его Превосходительство граф фон Вальдорф, генерал-губернатор Цинтры Вальфрид Монграль.
«О том, дорогой мой дружище, — молча вглядывался в тяжелое, хмурое небо Ваардис аэп Варн, — что я вижу, как у тебя дрожат руки. О том, что мне известно, как часто ты просыпаешься в холодном поту по ночам, а дабы не создать о себе ложного впечатления, ссылаешься на мучительные приступы изжоги, клопов и сырость. И о том, что нам обоим прекрасно известно, кто именно это все затеял и к чему именно «это все» ведет».
— О верфях мэтра Рудди де Кастья, — вслух произнес аэп Варн, ловя на широкую, мозолистую ладонь крохотную, почти невидимую снежинку.
— И верно, — усмехнулся Вальфрид Монграль, после долгих, невероятно мучительных размышлений — в бледных лучах мартовского солнца, отметил про себя аэп Варн, нестарое еще лицо генерал-губернатора казалось губчатым и серым — убирая трубку за пазуху. Рука действительно дрожала. — Я забыл тебя поблагодарить. Кабы не твои «Хорьки», страшно представить, какая бы разыгралась трагедия…
— Вальфрид, — растер переносицу аэп Варн, — давай ты оставишь придворный тон придворным дамам? На мне искусство дипломатических конверсаций упражнять не обязательно. Все равно не оценю. К тому же, Фрид, ты все еще мой брат.
— Кузен.
— Причем младший, — усмехнулся Ваардис аэп Варн, снежинка на ладони растаяла. — Ну да черт с ним. В одном ты прав — парни сработали гладко. Жаль только, ничего оно нам не дало.
— Так уж и ничего?
— Совсем, — резко ответил Ваардис. — Потому что взяли мы исполнителей. Обыкновенные юнцы с острым свербежом в жопе. «Ничего не вижу, ничего не знаю, свобода Цинтре!».
— Зато обошлось без пожара, — дернул плечом Вальфрид. — Недурно, как по мне.
— Недурно, — согласился Ваардис, сжал кулак, раскрыл ладонь — долго, сосредоточенно рассматривал огромную, точь-в-точь вязаная кружевная салфетка, снежинку. Природе явно было чему поучиться у магии. — Правда, есть один нюанс: не вспыхнуло сегодня — вспыхнет завтра. Это уже тенденция. Система. Крысы умнеют, Фрид. Бегут прежде, чем корабль сойдет со стапелей. Вот это мне действительно не нравится.
— Не нравится, — завороженно глядя в пустоту, кивнул генерал-губернатор Цинтры.
— И ладно бы только крысы. Засуетились животинки покрупнее.
— Ты о старых домах? — опустил ладони на ледяные перила Вальфрид Монграль. — И старых-добрых традициях? Суверенитет суверенитетом, а на троне Цинтры должен сидеть король? И дьявол с ним, что трон такой же устойчивый, как колода под висельником…
— Может, в чем-то они и правы.
— Не говори глупостей, Ваардис! — отмахнулся Монграль. — Кем бы ни была их королева, истинной наследницей престола или фальшивкой, они должны целовать нам ноги! Мы отстроили их засратую Цинтру с нуля! Дали им денег! Надежду, курва мать! Этого мало? По-твоему, этого мало?
— Чего ты от меня хочешь? — скрипнул зубами Ваардис. Снежинка соскользнула с раскрытой ладони, медленно-медленно кружась в воздухе, полетела вниз. — Пламенную речь? О долге? О чести? О патриотизме? Не того просишь, Вальфрид. Мое дело маленькое — любой ценой не допустить повторения пройденного… чтобы твое тело, братец, — по собственной воле или при чьей-то поддержке — перемахнуло через вот эти вот чертовы перила. И поверь, братец, ты — не Львица из Цинтры, о тебе горевать не будут. Великое Солнце! Что за бред…
— Ваардис.
— Что?
— Слухи о раубриттерах в долине Марнадаль правда?
— В долине Марнадаль? — выгнул брови Ваардис аэп Варн, растирая левым мизинцем шрам на щеке и переносице — неизгладимое напоминание о Битве при Соддене. — Неужто я забыл в рапорте? Они уже здесь, Фрид, они уже здесь. В городе. Но ты не беспокойся, дворец мы защитим, — усмехнулся чародей. На ладони вспыхнуло маленькое, сотканное из белого огня солнце. Узкие, тонкие лучи-жгутики потянулись к бледному, худому лицу генерал-губернатора, подсветили оранжевым бороду цвета пшеницы и седеющие усы.
— Пользуйся моментом, Фрид. Даже не знаю, когда тебе выпадет следующий шанс от души покурить.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T7eRy.jpg[/AVA][NIC]Ваардис аэп Варн[/NIC][STA]Военный атташе при генерал-губернаторе Цинтры[/STA][SGN]Внешний вид[/SGN]

+5

3

Цинтра, окраина столицы

Минна Ерсэль Карнош, а коротко Минна из Аттре, восседала на высоком стоге сена в шумном и крайне тесном деревенском сарае. По правую руку от неё высокий юноша в грязных доспехах с упрямым взглядом светло-карих глаз. В их лицах можно обнаружить бесспорное сходство – тот же мягкий овал лица, прямой нос и несколько близко посаженные глаза. Цвет последних у Минны несколько отличался. Очи у неё были ярко-голубые, почти синие при правильном освещении. Молодая женщина была облачена в серебристые доспехи, не менее грязные, чем у юноши по соседству. Она устало провела ладонью по спутанным, влажным от снега волосам. Юноша наклонился и шепнул Минне на ухо что-то невнятное, что-то от чего леди Карнош недовольно нахмурилась.
- Перестань Дитрич. Мы потеряли пятерых. Пятерых молодых сильных и, главное, тренированных солдат. Я знаю, что они будут молчать…. Но потраченные ресурсы и время. Этого не вернуть. – дочь генерала Карноша, лорда-командующего королевской гвардии самой Львицы из Цинтры, расстроенно потёрла виски. Брату Минны, Дитричу, едва минуло одиннадцать, когда отец пал при защите донжона, последнем оплоте независимой и свободной Цинтры, и который по указанию монарха перебил всю спасшуюся знать, заточённую в королевских покоях, в том числе и горячо любимую жену на четвёртом месяце беременности. Он со слезами на глазах стал свидетелем смерти драгоценной королевы, когда та камнем летела вниз с самого высокого балкона цинтрийского дворца. Те же солёные слёзы стояли на глазах, когда он дрожащей рукой перерезал собственное горло, тешась мыслью, что его дети – Минна и Дитрич – были спасены, как и маленький Львёнок, принцесса Цирилла, которой суждено было восседать на потерянном престоле. Впрочем, Цирилла престол свой обрела, правда, не в при самых благоприятных обстоятельствах. Минне неожиданно вспомнилось, что девчонка, а нынче законная королева Цинтры, была ровесницей её беспутного брата.
- Верфи нетронуты. Ни оружейных запасов, ни сожжённых кораблей. НИЧЕГО… Минна, абсолютно ничего. Этим сраным «хорькам» кто-то дал наводку, кто-то из наших! А мы здесь сидим, распиваем эль, тешась мыслью, что завтра будет лучше…  что каким-то хуем нильфгаардцы решат оставить Цинтру и вернутся восвояси. Проснись Минна, без решительных действий и открытой агрессии в столице мы ничего не добьёмся. В Аттре вовсю идут партизанские бои, а мы здесь рассиживаемся как ебанные курицы в курятнике, ждём пока Вальдорф не пощиплет нам перья… - Минна решительно повела рукой, заставив брата замолчать.
- Мы делаем, что нам было сказано делать. Это война, Дитрич, а не бандитские разбои… приказ он есть приказ. А операцию мы просрали самостоятельно, не смотря на то, что нас нильфгаардцы там явно поджидали, и крысы крысами, но выбраться мы могли полным составом… если бы… - молодая женщина выдохнула, - пустой болтовней делу не поможешь. Голова разболелась от твоего нытья, Дитрич, - Минна замолчала и потёрла ушибленный бок. Только сейчас заметила, что на неё смотрели. А ведь как ни крути она была дочерью легендарного генерала Карноша, старшая внучка графа ди Эрлена, род которого когда-то владел плодородным землями и непроходимым лесом Эрленвальдом. Дитрич и Минна в рядах цинтрийских партизан («партизанами» их назвать можно было, однако, с натяжкой) были личностями известными. Если младшего брата знали, как оттаянного и местами опрометчивого юнца, то Минну за глаза прозвали малой медведицей, истинной дочерью генерала Карноша, смертоносного полководца из Аттре. Во времена отчаянные люди нуждались в вере, они нуждались в символах и знамёнах. Непроизвольно, эта невысокая, но крепкая девица стала таковым. В густых тёмно-рыжих волосах теплилась надежда, ведь они были одними из немногих представителей сословного дворянства, которым удалось выжить падение Цинтры. Однако, несмотря на непроизвольную известность детям генерала Карноша не делались поблажки. Их операция завершилась полным провалом, потерей людей и возможно утечкой неважной, но всё же информации о расположении оппозиционных сил. Чем меньше Его Превосходительство граф фон Вальдорф, генерал-губернатор Цинтры, знал о существующей опасности, тем лучше. Пускай сожжение верфей было всего лишь наёмничьей работой, и они группка молодых, но немногочисленных ополченцев, но в груди каждого собравшегося горела лютая и неописуемая ненависть к Нильфгаарду. В своём большинстве они крестьянские дети, вскормленные на харчах южных захватчиков, но горько помнящие отцов и матерей, павших девять лет назад при кровавой содденской бойне. Ещё меньше среди них было выходцев из дворянства, последних в своём большинстве перебили. От благородных и идейных осталась маленькая горстка – юные, в меру опытные, отчаянные и чаще разрозненные. Их поджоги и разбои нильфгаардской собственности вдохновляли проповедников-подстрекателей, которые восхваляли на рыночных площадях подвиги «аттренских соколов», так прозвали их в народе. Пускай они всё чаще грабили и жгли за звонкую монету, но зато в сердцах кипел праведный гнев на узурпатора и убийцу Вар Эмрейс.
Когда двери небольшого сарая раскрылись впуская идейного лидера и, пожалуй, единственного участника их небольшого предприятия, которому удалось перешагнуть сорокалетний рубеж, Минна из Аттре поднялась, салютуя высокому темноволосому мужчине.
[STA]Малая медведица[/STA]
[NIC] Минна из Аттре[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/1AO9I.jpg[/AVA]

Отредактировано Арника Мейнар (2017-10-12 02:19:07)

+4

4

Они приближались: воздух уже стал солон и напоен теми особыми нотками, которые бывают только в воздухе городов, расположенных на побережье. Дыхание помимо её воли стало более частым и каким-то жадным. Они приближались: сквозь окно кареты она видела уже не только кружащее воронье, но и парящих чаек. Глаза сами собой распахнулись во всю ширь и наполнились прозрачной влагой, соленой как вода в море. Они уже совсем, невыносимо близко: вот показались шпили башен, пронзающие весеннее небо. Сердце стучит как сумасшедшее, норовя выпрыгнуть из груди и помчаться вперед, полететь быстрее всей этой сонной процессии, ворваться в город, чтобы…
- Ваше величество, приберегите слезы, они вам еще понадобятся и не раз, - взгляд и  голос графини Лиддерталь, сидевшей напротив, был всегда спокоен, при любом климате и  погодных условиях.  – Так во время речи о безвременно ушедшем господине после, будет вполне уместно пустить слезу, поэтому не растрачивайте этот ценный ресурс понапрасну, дитя мое.
Советы «матушки-императрицы» были как всегда уместны и очень ценны. Однако, Её Величество и сама кое-чему уже научилась:
- Это все холодный и соленый воздух, Ваше Сиятельство. Я просто отвыкла от него и потому глаза слезятся. Но не волнуйтесь, это скоро пройдет и потом уже не повториться.
Они улыбнулись друг другу, Императрица и её «матушка». «Матушка» улыбалась идеально, с точки зрения придворного этикета, но при том, совершенно искренне, ибо причин к тому было две и обе очень веские. Во-первых, Её Величество, наконец, научилась вполне сносно лгать. Во-вторых, там, где она говорила правду, были все основания верить, что это не пустые слова: «Это, действительно, не повториться. Она сможет держать себя в руках. А эту маленькую слабость ей можно простить, в её-то положении».
Улыбка Императрицы, напротив, по-прежнему была далека от эталона принятого при дворе Белого Пламени, а все потому, что даже улыбаясь лишь уголками губ, она улыбалась еще и глазами, отчего лицо её приобретало пусть и заметное лишь в близи, но совершенно отчетливое … свечение.  «Северное сияние», так остроумно не добрые к Её Величеству языки, прозвали  эту неистребимую особенность в её облике. Но если раньше она этого стыдилась, то с недавнего времени, напротив, держалась всеми силами за эту маленькую искру внешней непокорности, довлеющему влиянию юга. Ибо когда тебе предстоит разжечь новое Пламя, Пламя народной любви, важна и ценна каждая искра, даже самая маленькая.
Незабудка выглянула в окно кареты и улыбнулась вновь. Молодой мужчина, ехавший верхом в паре шагов от них, совсем недавно вернулся с севера.  Отправлялся он туда лишь исполняющим обязанности, а вернулся уже  командором. Точных причин скачка карьерного роста командора Кеххо , Её Величество не знала, однако, с учетом того, что раненый во время визита на север Его Величество предпочел повысить своего верноподданного, а не отсечь ему голову, говорило о многом. По этой причине, а еще потому, что Кеххо аэп Кейлара был одним и тех крайне немногочисленных людей, кому Императрица могла доверить свою жизнь, он снова оказался на севере.
Они подъезжали. Имперский эскорт, следующий по городу вызывал недоумение у всех горожан, но более всего, пожалуй, будет удивлен Его Превосходительство, генерал-губернатор, ожидающий Её Величество никак не раньше, чем дней через пять, ну может четыре. С учетом поздней в этом году весны, а значит того факта, что дороги не успели превратиться в грязевое месиво, а все еще стояли скованные холодом и кое-где даже припорошенные легким снежком. Официальная причина отклонения от графика была понятна и даже, скажем так, похвальна – здоровая предусмотрительность и осторожность. Бунты и анти-монархические настроения в Цинтре ставили под серьезную угрозу жизнь и здоровье Императрицы, а потому конспирация была совсем не лишней. А то, что её пришлось сочетать с легкой дезинформацией, так это – издержки, необходимые для большей надежности предприятия. Но была и еще одна причина, куда более важная для Незабудки, чем беспокойство о том, что в окно кареты может полететь пара тухлых томатов или, что более вероятно, учитывая не слишком сытую нынче в Цинтре жизнь, кусков дерьма. Она хотела смутить, ошеломить своим присутствием, заставить суетиться по мелочам, и бегать в панике, пытаясь хотя бы частично соблюсти этикет, дабы не навлечь на себя недовольство Императрицы, за которым может последовать куда более страшное недовольство Императора, а уж последствия этого явления были хорошо известны всем. За беготней, суетой, с виновато опущенными глазами,  её слишком уж сильная усталость и не лучшее самочувствие останутся не замечены или, по крайней мере, будут не столь бросаться в глаза.  Нельзя было давать и малейшего повода для подозрений, что вернувшийся в Цинтру Львёнок ослаблен, а уж тем более, что это не Львенок вовсе.

+5

5

Поезд, состоящий из бронированной гвардии на крепких конях и кареты, медленно и торжественно двигался главной улицей города. Широченная сама по себе, она, по пути ко дворцу, перетекала в две площади. Кеххо буквально кожей чувствовал настроения толпы, прижатой кородонами стражников к стенам домов, оттесненных с пути кортежа, загнанных в тесные и грязные переулки между домами. Казалось, не меньше народу свисает с окон и балконов - с тех, куда не хватило поставить имеющихся в распоряжении арбалетчиков.
Но едва они въехали на первую площадь, Кеххо осознал, что уютнее было все же на улицах Толпа, наводнившая все свободное пространство между торговыми рядами и статуями, зашумела. Рыцарю на миг показалось, что их взяли в "котел" - в этом шуме он ясно слышал угрожающие нотки, затаенное рычание побитого зверя, все еще готового вцепиться при возможности.
Камни никто не швырял. Говном тоже не пахло. Местные власти, ведя борьбу не только за военное превосходство, но и за умы местных жителей, провели достойную работу по установлению авторитета новой власти. Граф фон Вальдорф одинаково грамотно работал как палкой, так и пряником.
Подкованные копыта гвардейских коней зазвенели по брусчатке. Кеххо, выпрямив ноющую спину, посматривал вокруг, на дома, на кипящее море черни и стройные ряды пехоты, отделявшие королевскую карету от верноподданных.
Кеххо, пользуясь своим положением, заглянул в окно кареты. Он был обязан знать как себя чувствует императрица, но как это обычно бывает с людьми, чье чувство долга подкреплено дополнительным, не менее сильным чувством, молодой рыцарь посматривал на точеный профиль Цириллы Фионы Элен Рианнон куда чаще, чем требовали его обязанности.
Внезапно, словно по команде, через головы образовавших почетный коридор солдат полетели цветы. За короткое время, которое понадобится ловкому всаднику, чтобы сесть на коня и дать ему шпоры, грязная мартовская брусчатка покрылась разноцветным ковром из цинтрийских теплиц, сочно захрустевшим под нильфгаардскими боевыми конями.
[NIC]Кеххо аэп Кейлар[/NIC]
[STA]Командор Императорской Гвардии[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/wRM6T.jpg
[/AVA]

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-06 10:33:45)

+4

6

— Неужели мы перепутали даты? — заметно нервничал Вальфрид Монграль, то и дело проверяя, не забрался ли складками парадный мундир и не перекрутилась ли где тяжелая цепь губернатора. Руки дрожали.
— Никак не могли, Ваше Превосходительство, — сухо ответил Ваардис аэп Варн, в отличие от генерал-губернатора, одетый в скромную черную куртку без шевронов и такой же ничем не примечательный плащ.
— Обыкновенная обманка, дорогой братец, — гораздо тише добавил аэп Варн. Здесь, во внутреннем дворе королевского дворца, было, прямо сказать, тесновато. — И стандартные меры безопасности. Наоборот, было бы удивительно, прибудь Ее Величество строго по графику.
— Ах, ну да… ну да, — поспешно кивнул Вальфрид Монграль, убирая руки за спину.
«Не по этикету, но в сущности правильно», — мысленно одобрил Ваардис, вслух добавил:
— Тебе не о чем волноваться, Вальфрид. Сейчас мы поприветствуем Ее Величество, затем — скучная процедура обмена любезностями, а похороны… похороны, полагаю, уже завтра.
— Дьявол! — стиснул зубы Монграль. — Похороны… Мы ведь готовы?
— Все улажено. Я даже озаботился вопросом плакальщиц. Восемь штук. Невероятных талантов дамы.
— Хорошо… Очень хорошо.
— Еще бы, — улыбнулся уголком изуродованного рта Ваардис. — Ты же знаешь, на меня всегда можно положиться.
— Знаю, — на сей раз необыкновенно серьезно ответил Монграль. Потому что знал: не будь Ваардис магом, вполне мог бы побороться за кресло Ваттье, а с его умом – пожалуй, и за трон императора. Впрочем, что это я? Глупость! Глупость какая!
— Все, едут. Выше голову, Ваше Превосходительство! — шумно втянул воздух Ваардис аэп Варн, с удивлением – хотя, по сути, чему удивляться? — даже отсюда чувствуя легкий цветочный аромат. Нарциссы? Или, может быть, ландыши.
В целом к встрече высокой делегации они подготовились неплохо. Доспехи королевской гвардии — выстроенной в две шеренги от ворот до чуть ли не ступеней дворца — красиво и патриотично сияли. Нильфгаардцы, замершие по стойке смирно за спинами королевской гвардии, выглядели, конечно, не так эффектно, зато куда более грозно.
«Очень символично», — подумал Ваардис аэп Варн.
Как бы не был грозен цинтрийский лев, и он тоже – сущий котенок под сенью могучих крыльев Нильфгаарда.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T7eRy.jpg[/AVA][NIC]Ваардис аэп Варн[/NIC][STA]Военный атташе при генерал-губернаторе Цинтры[/STA][SGN]Внешний вид[/SGN]

+3

7

Цинтра, окраина столицы

Мариус Тереу идейный лидер доморощенных цинфтрийских повстанцев, правда, оказался мужчиной высоким, настолько высоким, что чуть ли не касался затылком низкого потолка крестьянского коровника, который по счастливому стечению обстоятельств оказался их штаб-квартирой. Штаб-квартирой временного порядка. Он внимательным взглядом окинул собравшихся. Немногочисленная горстка желторотых юнцов. Ничем иначе их не назовёшь. В сарае толпилось чуть больше тридцати человек, что было половиной их вооруженных сил. Пятерых уже потеряли в стычке с нильфгаардской стражей. Пять здоровых молодцев, готовых пожертвовать своей жизнь во имя высшего блага. А чем именно являлось это благо не знал никто. Даже Мариус. Тереу было чуть больше тридцати пяти, высокий, суховатый, но от этого ни разу не слабый. В нём чувствовалась сила и выносливость, а также непередаваемая словами… опасность? Во взгляде тёмных глаз плескалось задорность смертника и человека, готового пойти на многое в борьбе за так называемую свободу. Потеря солдат – была меньшей на его взгляд проблемой. Куда важнее оказалось понимание того, что в ряду этих отчаянных молодцев затесалась крыса, которую он должен был выловить. Стукачей он не любил. Ещё с тюремной скамьи, когда темерских каторжников заставляли голыми руками рыть траншеи, в надежде, что те спасут от беспощадных нильфгаардских захватчиков.
Мариус прокашлялся. Гул затих. Все взгляды были обращены только на него – лидера и вдохновителя. Где-то в этой немногочисленной толпе оказалась и Минна. Молодая девушка стояла прямо, глядя на Тереу немигающим взглядом, в котором читалось беспокойство, растерянность и, главное, стыд. Ведь под её командованием было потеряно пятеро. Минна с ужасом представляла, что сотворят с выжившими бедолагами «чёрные». При таком раскладе – смерть казалась более милосердным приговором.
- Приветствую, - мужчина махнул рукой. Присутствующие закивали. Кто-то, как и Минна, отсалютировал Тереу, - к моему сожалению, сегодня мы собрались по весьма печальному поводу. Вчерашняя акция у верфей оказалась большой неудачей. Наших ополченцев поджидали в засаде «хорьки». Пятеро братьев по оружию было потеряно. Трое пали при облаве, двое были схвачены, и их местоположение на данный момент неизвестно. Горько осознавать, но они вряд ли переживут допрос. Я бы живыми их не отпустил, - Мариус пожал плечами. В голосе звучало искреннее сожаление и тревога, причём настолько искренняя, что в подлинность его чувств нельзя было не поверить.
- Но поминать павших братьев и сестёр мы сегодня не сможем… среди нас оказался предатель. О данном мероприятии знало только несколько человек, не считая непосредственных участников. Мы все оказались сегодня здесь по одной причине – предатель находится среди нас.
По помещению раскатился недовольный ропот. Новость была не просто неприятной, она была опасной. Опасной для жизни всех присутствующих. Дитрич, до этого молча стоявший подле Минны, неожиданно громко заговорил.
- Мы потеряли пятерых по вине предателя. Если вам плевать на павших, подумайте о себе. По доброй воле нашего так называемого «собрата», мы все окажемся на виселице. Причём виселица будет самым благоприятным исходом. Нильфгаардцы не отличаются особой состраданием по отношению к противникам установленного порядка. Здесь и сейчас у вас есть возможность сообщить о ваших подозрениях… - Дитрич замолк, бросив взгляд на главу повстанцев, словно щенок, ищущий одобрения хозяина. Мариус кивнул. Минна проследив за немногословным обменом любезностей, поморщилась. Она хорошо относилась к Тереу. Он собрал их вместе, вложил в руки меч, научил драться за то, что принадлежит им по праву рождения. Но было в Мариусе потаённая тяга к драматизму, и любовь к неоправданным рискам.
- Беспочвенные обвинения в духе «он предатель, потому что он мне не нравится», пожалуйста, оставьте при себе. Нам нужны только факты. Если вы что-то видели. Или слышали. Любая наводка должна помочь нам выйти на стукача, - продолжила за братом Минна.
- А может ты и брат твой те самые стукачи? Ведь с верфей спастись удалось только вам. Может вы ребятушек наших там оставили… когда налетели хорьки. А теперь разводите тут фарс… Мариус, разве не так? – спросила высокая девица, стоявшая в обнимку с тяжёлым арбалетом.
- В лояльности Карношей я не сомневаюсь, Лианна, - коротко ответил Тереу и обвёл присутствующих задумчивым взглядом.
Женщина повела плечами, по всей видимости, несогласная с мнением лидера их движения.
- Мариус, никто ж не отзовётся на открытом собрании… даже если что-то и видели. Это, считай, нарисовать на своей спине мишень для нильфгаардских прихвостней!
С последних слов светловолосой Лианны по сараю прокатился гул, который позже превратился в многоголосый ор. Молодые юноши, немногочисленные девушки повставали со своих мест, шумно обсуждая только что услышанное.
Мариус заметил в паре метрах о себя мальчишку. С виду – не старше шестнадцати лет, но рослый, высокий. Он неуверенно, с некоторым стеснением поднял руку, словно был смущённым школяром. Тереу жестом пригласил паренька вперёд. Тот неуклюже шагнул навстречу и негромко начал говорить. Голос подростка потонул в нарастающем гуле, но Мариус прекрасно его расслышал. От слов мальчишки Тереу улыбнулся. Улыбнулся улыбкой недоброй и опасной. 
- Я, кажется, знаю, кто сдал нас «хорькам», Мариус, - произнес парень.
[NIC]Мариус Тереу[/NIC]
[STA]Во имя высшего блага[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/ne6CT.jpg[/AVA]

Отредактировано Арника Мейнар (2017-10-12 02:31:19)

+4

8

Цинтра, окраина столицы
Рэнд устроился "у подножия" стога, на котором восседала Минна со своим братом, откинувшись спиной на мягкое сено. Перевязь с мечом валялась рядом, пальцы перебирали струны потертой в приключениях лютни, подбирая то один аккорд, то другой. В окружающий гомон он вслушивался вполуха, вырисовывающаяся в уме мелодия новой баллады занимала его гораздо больше. Он вообще не любил все эти долгие, шумные обсуждения. Он любил действовать. А на этой сходке торчал только потому... а почему бы и нет? По крайней мере, тут было тепло и мягко. В какой-то момент игнорировать разговоры стало сложно. Услышав реплику Медведицы, менестрель вздохнул и покачал головой, закатив глаза: опять это "нам было сказано", опять "приказ есть приказ", ну что такое? Вот Дитрич ему нравился - он был отчаянным и по-хорошему злым.
- А Дитрич дело говорит, - Рэнд запрокинул голову, поглядел на Минну снизу вверх со своим привычным дерзко-шутовским выражением на роже. - Коль наших и так взяли, все, что надумано до этого - насмарку. Нам бы хату теперь сменить и бить туда, где они нас не ждут. А второй раз на верфи нас ждать не будут - решат, кишка тонка повторить. А мы сможем. Да что там, спорим, я один там шороху наведу? Заполыхает так, что они надолго запомнят! "Паруса горяяяаааат!!! Парусааааа!.." - загорланил он на весь сарай, поудобнее перехватив лютню.
Как раз в этот момент и пришел Мариус. Стало как-то не до песен - разговоры пошли, разговорчики... Мариус, потом Лианна, а потом так и вся кодла дружно загомонила...
- Ерунду городишь, Лианна, - Рэнд присоединился ко всеобщему не в такт не в лад высказыванию мнений. - Ерунду полную и чушь собачью! Чтоб "хорька" найти, не на то надо смотреть, кто на дело ходил. Чтоб сдать наших ребят, на дело ходить с ними и не надо было, знать, куда пойдут - достаточно. А на то надо смотреть, кто куда отлучался да по какому делу. Да с кем шептался из местных.
Ясное дело, это был кто-то из тех, кто планировал этот налет. Или же тот, кому один из главных ненароком или по доверию проболтался. Только ли об этом налете проболтался, вот в чем вопрос? Потому как, если "хорьки" хлеб свой недаром едят, то не будут они даром силы переводить, вылавливать их по налетам, а нагрянут на сходку, то есть прямиком сюда. И ему-то что, он сразу на крыло и в небо, а вот Дитрича жаль будет. Да и Минну тоже.

[NIC]Рэнди Хиява[/NIC]
[STA]плохой, хороший, злой[/STA]
[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/09/f495c3d715a717b4fd912e1252959877.jpg[/AVA]
[SGN]Я музыкант - видали идиота?
Мы, музыканты - странная порода.
Быть идиотом - верная работа
В скверные, глухие времена.[/SGN]

Отредактировано Ланц Тройме (2017-10-12 23:25:44)

+3

9

- Пароль!
- Ой, да брось, Руфус, ты меня сто лет знаешь и знаешь, зачем  я здесь.
- Ладно, Ханна, проходи, только тихо, там собрание идет.
Самый юный, но оттого не менее бравый, «аттренский сокол» Руфус сделал шаг в сторону, оглядываясь по сторонам и открывая перед девушкой дверь в совершенно обычный с виду, не то сарай, не то хлев. Девушка шагнула навстречу духоте и шуму голосов, крепко прижимая к себе спрятанные под плащом несколько новеньких, свежевыкованных мечей. На войне всегда нужны оружие и броня, а потому очень востребованы услуги кузнеца. Особенно такого умелого, как отец Ханны. Лучший кузнец в столице, а по мнению дочери так и во всем королевстве, он умел создавать такие сплавы, в которых отборная сталь нильфгаардских мечей, идущих на переплавку или высокого качества руда, предназначавшаяся исключительно для нужд армии, смешивалась с более бедной породой, при этом не теряя существенно в качестве и не имея видимых отличий. Свое умение  «грамотно разбавлять» кузнец использовал  вовсе не для обогащения, что было бы вполне понятно, учитывая голодные времена и большую семью. Нет, он был патриотом, всем сердцем верящим в свободную Цинтру. И потому из образовавшихся в результате его умения излишков стали он тайком ковал оружие и доспехи для партизан. А его старшая дочь, Ханна, рыжеволосая, сероглазая девчушка, не сильно старше бравого Руфуса, но смышленая и физически достаточно сильная, была его курьером. Курьерская её работа была крайне опасна – ещё бы, молодой девушке, прячущей под плащом мечи, облаченной в новенькие доспехи, случись ей быть пойманной стражей, было бы крайне сложно объяснить, на какое такое свидание она собралась, вооружившись до зубов.  Но Ханна была смышленой, очень осторожной и город знала, как свои пять пальцев, поэтому всегда ей удавалось обходить патрули. По крайней мере, так все думали. И никто даже не догадывался, что однажды ума, осторожности и знаний Ханны не хватило, чтобы избежать внимания стражей порядка. Допрос был недолгим и относительно безболезненным, ибо обстоятельства её задержания были красноречивей любого признания. Девушке был предоставлен выбор: либо она «идет на сотрудничество», либо будет казнена вместе со всей своей семьей. И вот на хрупкие плечи лег тяжкий выбор между патриотизмом и зовом крови. И этот выбор был сделан в пользу второго. А потому, войдя сейчас в помещение, отыскав среди присутствующих своего приемщика и, по обыкновению раскладывая перед ним свою ношу, Ханна внимательно прислушивалась к разговорам. Услышав речи о предателе среди партизан она напряглась и вся превратилась в слух, когда же один из собравшихся заявил о том, что знает имя, она замерла, как громом пораженная. Благо ни сидевшему рядом приемщику, ни вообще кому бы то ни было из присутствующих не было дела до дочки кузнеца, когда творятся такие дела – разоблачение «крысы» с рядах «соколов».
[AVA]http://se.uploads.ru/t/Q5DTG.jpg[/AVA]
[STA]Крыса среди соколов[/STA]
[NIC]Ханна[/NIC]

Отредактировано Незабудка (2017-10-13 13:50:26)

+4

10

Напряжение достигло апогея, когда они въехали на центральную площадь. Пока императорский кортеж, пусть и прибывший не по расписанию, но все же легко узнаваемый, чинно двигался по извилистым улицам столицы, сюда, на площадь, стекались люди. И вот теперь вокруг было настоящее человеческое море, правда, слишком тихое. Цокот копыт в этой тишине звучал, словно гром среди ясного неба, а может так просто казалось напряженно-собранному и потому обостренному восприятию. От первого удара о дверцу кареты фрейлина, сидевшая рядом с графиней Лиддерталь, вскрикнула. Удар был совсем слабым, всего лишь приглушенный звук, в обычных обстоятельствах не вызвавший и тени тревоги. «Матушка-императрица» бросила на фрейлину  грозный взгляд, отчего та притихла, но была все ещё бледна и напугана. Затем звуки ударов посыпались со всех сторон, словно звуки дождя, барабанящего по крыше.
- Выгляни в окно и скажи, что это, - тоном, не терпящим возражений, велела Её Сиятельство фрейлине.
- Там … цветы! Они кидают цветы!
- Что?
- Да. Вся площадь усыпана цветами.
Незабудка прильнула к окну, даже вопреки призыву графини соблюдать осторожность.
Это было невероятно красиво: золотистые нарциссы, желтые тюльпаны и голубые …. незабудки. Настала очередь бледнеть Её Величество. Она медленно вернулась на своё место, распрямляя спину и поднимая голову до подобающей высоты подбородка – такой теперь  была её неосознанная реакция на страх.
«Это ещё ничего не значит. Ровным счетом, ничего, - Пыталась она взять себя в руки, - Может, просто совпадение, может, желание подобрать цветовую гамму, вторящую старому гербу Цинтры. Да, наверняка, это намек, может даже укор королеве, бросившей свою страну. Скорее всего, так. Даже если подозревают о подмене, они не могут знать об имени, которое дал мне Он».  Остаток пути Её Величество так и проделала в полном молчании и с высоко поднятой головой.
Въезжая за стены замка, наблюдая через окно ряды цинтрийских и нильфгаардских гвардейцев, она подумала: «Как символично. Даже нарочито символично. Надо будет в ближайшее время выяснить, кто этот организатор торжественной встречи и любитель символизма. Не стоит путать верность цинтрийского львенка, хотя нет, теперь уж новой львицы, Великому Солнцу и Белому Пламени с отсутствием у этой львицы зубов». Карета остановилась.
- Вы готовы, Ваше Величество? – спросила графиня Лиддерталь. Вопрос был риторический, ибо она и так прекрасно знала – готова.
Императрица и её наставница обменялись краткими взглядами, а затем дверь открылась и пугливая фрейлина, а за ней Её Сиятельство выпорхнули из кареты.
Она ступила на эту землю впервые, спустя … нет, не столь уж долгое время, но казалось, будто прошла вечность. Незабудка, еще до того, как она получила это имя, бывала в замке. Он остался точно таким же, каким она его помнила, разве что теперь казался меньше. То ли начинало сказываться напряжение, то ли свежий воздух неожиданно сильно «ударил в голову», но Её Величество слегка пошатнулась. Если бы не Кеххо, подававший руку выходящим из кареты дамам, вовремя уловивший шаткость походки Императрицы и ловко сумевший вернуть ей равновесие умелой поддержкой, случилась бы катастрофа.  Как иначе можно назвать обличение собственной слабости сразу по приезду? А она не могла даже посмотреть в его сторону, чтобы поблагодарить хотя бы взглядом. Заметили или нет? Надо постараться дать им более стоящую пищу для размышлений, замучив капризами. Однако, капризничать тоже нужно умеючи, ибо это капризы не какой-нибудь купеческой доченьки, а внучки самой Калантэ.
- Ваше Сиятельство, - обратилась она к генерал-губернатору, демонстративно удостоив стоящего подле мужчину лишь вскользь брошенным взглядом. Её Величество ехала на родину подготовленной и вооруженной, прежде всего, информацией о тех, кого она там встретит. Ваардис аэп Варн был именно тем столпом, что удерживает власть, а вовсе не его кузен, уступавший и по твердости духа, и по уму и в амбициозности, хотя о последнем информация была не точной, лишь на уровне слухов и догадок. Уж не он ли тот самый любитель символизма?
- Вижу вы решили не утруждаться соблюдением этикета. Что ж, в таком случае, и я позволю себе пожертвовать любезностями во имя эффективности. Потрудитесь распустить парадный строй, уверена, на улицах гвардейцы сейчас нужнее, чем в стенах хорошо защищенного замка. Мои покои и покои моей свиты вы подготовили, я надеюсь. Нам нужно немедля устроиться и затем, я жду вас с докладом. Похороны проведем завтра,  только на сей раз, будьте любезны, организовать все как полагается. Да, вот еще что. Родственникам покойного я принесу соболезнования лично и сделаю это сегодня, после вашего доклада. Организуйте аудиенцию.

Отредактировано Незабудка (2017-10-13 17:39:20)

+4

11

— Слушаюсь, Ваше Величество, — с полным достоинства видом поклонился Его Сиятельство Вальфрид Монграль. И ни один мускул на лице не дрогнул.
Не мог дрогнуть, с удовлетворением отметил Ваардис аэп Варн, военный атташе при генерал-губернаторе Цинтры. Потому что при всех своих недостатках — суетливость, необоримая страсть к бюрократии, обусловленная чересчур хорошим воспитанием тяга во всем и всюду следовать этикету (Ох, и обидела тебя, должно быть, Ее Величество! Ох, и обидела!) — драгоценный кузен был все-таки хорошим чиновником, даже очень хорошим. В противном случае давно бы морозил кости в фамильном склепе.
— Сделали, что могли, Ваше Величество, — продолжил меж тем Вальфрид Монграль, жестом отдавая приказ гвардейцам возглавить торжественную процессию. — Ваши покои и покои для вашей свиты готовы полностью. Вопрос с похоронами решен также. И если позволите, моя императрица, безопасность улиц вашего беспокойства не требует — милостью Его Величества недостатка в стражах мы не испытываем, — вежливо улыбнулся генерал-губернатор Цинтры. — Император, как всегда, щедр и, как всегда, полон решимости сохранить на подвластных ему землях мир. Родственников усопшего о вашем желании оповестим тотчас же. Ваардис?
— Слушаюсь, Ваше Превосходительство, — склонил голову набок Ваардис аэп Варн, продолжая с профессиональным любопытством изучать свиту императрицы. Из общего фона он бы, пожалуй, выделил двоих: Стеллу Конгрев, графиню Лиддерталь, знаменитую невероятно гибким умом и столь же нетривиальным патриотизмом, а также — командора гвардии Кеххо аэп Кейлара, которого пусть и не слишком тесно, но все-таки знал лично.
«Головокружительная карьера, — отметил про себя маг. — И какой пример для остальных».
— Командор, — ровняясь с Кеххо, начал аэп Варн. — Надеюсь, в дороге обошлось без происшествий? Весна в этом году на редкость холодная. Зима была не лучше. Отсутствие добычи гонит из леса волков. И других охотников тоже. Было бы откровенно печально слышать, что родные края приветствовали Ее Величество не так сердечно, как следовало бы. Кхм, командор, к вашему налокотнику что-то прилипло. Незабудка? Да, очень похоже.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T7eRy.jpg[/AVA][NIC]Ваардис аэп Варн[/NIC][STA]Военный атташе при генерал-губернаторе Цинтры[/STA][SGN]Внешний вид[/SGN]

+4

12

Кеххо первым ступил на каменные плиты двора. Слезая с лошади, он успел окинуть внимательным взглядом высокие стены, украшенные по верхам зубцами, узкие окна. На миг представил, как отражается зарево пожара в уцелевших витражах, как сверху свистят болты.
Его здесь не было, когда императорские войска брали Цинтру, но почему-то он точно знал, как гудит на улицах пламя и как грохочут по ступеням замка рыцарские сапоги.
У этого места была память и командор чувствовал её всем своим солдатским естеством.
Двор был черным от нильфгаардцев. Лишь на реющих полотнах синело цинтрийское поле с золотыми львами, деля их напополам с императорским солнцем.
Кеххо подал конюху украшенные медными шишечками поводья и открыл дверь кареты. Его овеял цветочный аромат, определения которому рыцарь дать не мог, хотя его нос, достаточно чуткий, чтобы определить конскую усталость или качество оружейной стали по характерному кисловато-металлическому запаху, и подсказал ему - это букет из нескольких цветов. И букет донельзя хороший.
Находясь возле Незабудки он порой позволял себе легкие фривольные пассажи в духе наслаждения её духами. В остальных случаях Кеххо с легкостью выбрасывал такие вещи из головы. Тем не менее, на твердость его руки и ловкость реакции это не влияло и он, поддержав Цириллу одной рукой, второй потянулся к завязкам шлема.
Свежий воздух приятно овеял лицо, особенно чувствительно отозвавшись на той его половине, где бордово горел полученный недавно шрам. Его командор до сих пор ощущал достаточно свежо, даже помимо обычной для таких случев стянутости кожи. Свежо и холодно на улице - горячо в тепле.
- Никаких происшествий, Ваша милость. Вполне скучная дорога без каких-либо трудностей. - Ответил командор. - Впрочем, солдаты умеют ценить скучную дорогу.
Ваардис аэп Варн, стараясь выглядеть максимально просто, таковым не был. У простых людей не бывает таких отметин на лицах, как у аэп Варна. Или у самого Кеххо аэп Кейлара. Негде простым людям заработать такие неснимаемые регалии.
- Холодная... Мне кажется, Ваша милость, на Родине зима теплее, чем на Севере - лето.
Холодный ветер трепал волосы. Шрам ощущался, словно к щеке приложили отрезок мерзлой железной проволоки.
Держа шлем под мышкой, командор потянулся к согнутому локтю, и аккуратно извлек из щели между пластиной и кольчугой небольшой голубоватый цветок. Взяв его двумя пальцами поднес к глазам.
- И верно. Похоже. Ваша милость дока в цветах.
Кеххо улыбнулся сдержанной солдатской улыбкой, сделал небрежный жест и маленькая, нежная незабудка исчезла за отворотом кавалерийской перчатки.
Кеххо аэп Кейлар не верил в знаки.
Он верил в Неё.

[NIC]Кеххо аэп Кейлар[/NIC]
[STA]Командор Императорской Гвардии[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/wRM6T.jpg[/AVA]

Отредактировано Лето из Гулеты (2017-10-19 23:32:42)

+3

13

«Забегали, засуетились, возможно, даже обиделись, Ваше Сиятельство.  А вот аэп Варн… Кажется, вы, мэтр, доводитесь Его Сиятельству кузеном, да, точно. И чародеем вы тоже доводитесь, и вообще, в целом, доводитесь – должны доводиться, вы же не Белое Пламя, а всего лишь человек», - размышления Её Величества, которым размеренная речь возможно обиженного, но держащегося молодцом, генерал-губернатора никак не мешала, были прерваны репликой совершенно точно  доводившегося Ваардиса аэп Варна.
- Командор, к вашему налокотнику что-то прилипло. Незабудка? Да, очень похоже.
«Похоже, пора от капризов переходить к доводам», - Незабудка вежливо улыбнулась в ответ Его Сиятельству.
- Генерал-губернатор, моего беспокойства требует все. Иначе меня бы здесь не было. И то, что вашей императрице лично пришлось прибыть для урегулирования беспорядков, не смотря на милость, щедрость и решимость вашего императора сохранить мир на подвластных ему территориях, вызывает самое большое беспокойство. И замечу, не только у меня.

Кнут и пряник – старая, добрая, действенная методика. Однако,  никогда не лишне придать старому трюку немного оригинальности. А посему, кнут достанется одному, а пряник – другому братцу. Крепость семейных уз лучше всего проверяется именно разительным отличием в уготованных жизнью «подарках». Главное, не ошибиться, что кому дарить.

- Аашка, помогите мэтру аэп Варну организовать встречу с родственниками. Важно, чтобы они правильно поняли – для их королевы это не простая формальность. Род Эйлемберт давние друзья короны и его смерть, настоящая трагедия для всех нас.

Чем больнее бьет кнут, тем слаще должен быть пряник. В сладости «пряника» - своей молодой фрейлины,- судя по её известной притягательности для мужчин, Незабудке сомневаться не приходилось. А вот порку Её Величеству, видимо, придется взять на себя.

Отредактировано Незабудка (2017-10-28 04:40:21)

+2

14

— Если ваш визит и вызывает беспокойство, Ваше Величество, — все тем же без меры любезным тоном продолжил генерал-губернатор Цинтры, — исключительно потому, что ваш народ так долго не имел чести лицезреть вас воочию, что, сдается мне, начал забывать — оказывается, помимо Императора, у него есть еще и королева. Поэтому я бесконечно счастлив — как и многие в вашем королевстве, Ваше Величество! — что вы наконец-то нашли возможность навестить ваш, нисколько не сомневаюсь, родной и любимый дом.
«Осторожнее, Фрид!», — мысленно аплодировал Ваардис аэп Варн, в то же время не сводя пристального взгляда с командора.
«А, может быть, они все не правы? Может быть это хрупкое создание — действительно подлинный Львенок из Цинтры? Дьявол задери! — ахнул про себя Ваардис. — Если это – внучка? Какова же была бабка?».
О Калантэ в Цитре по-прежнему слагали легенды. И довольно-таки скабрезные баллады.
Ее любили. Любили, похоже, все поголовно.
— Разбираться в цветах — моя обязанность, — едва заметно улыбнулся командору Ваардис аэп Варн. — В конце концов, я — маг. И, скажу по секрету, изредка позволяю себе гнать… всякие разные экстракты. К слову о секретах. Если не будет возражений, прежде чем принять помощь любезный Аашки, я бы хотел побеседовать с вами, Кеххо, лично. Нет, никаких тайн. Всего лишь скучные моменты обеспечения охраны и эскорта Ее Величества.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/T7eRy.jpg[/AVA][NIC]Ваардис аэп Варн[/NIC][STA]Военный атташе при генерал-губернаторе Цинтры[/STA][SGN]Внешний вид[/SGN]

+3

15

Мальчишку, гордо заявившего, что знает кто предал аттренских соколов Мариус отвёл в сторонку. Паренька звали Имар и своё волнение он едва ли мог скрыть. Ладони его были влажными от пота, и он неуверенно переминался с ноги на ногу, взволнованно глядя на Мариуса Тереу, идейного вдохновителя и главу их маленького движения. Мужчина положил руку на плечо паренька и лёгонько его сжал, надеясь, что тем самым поможет Имару собраться с мыслями. Эффект был обратный – парнишка вздрогнул и неуверенно мотнул головой.
Молодой кмет помедлил, но всё же начал свой недолгий, но однозначно интересный рассказ.
- Давече, недели две назад, шёл я вечером по городу и увидел…

Голос мальчишки потонул в общем гуле, гуле громком и монотонном, напоминающим звуки пчелиного улья. Как бы не силился Дитрич расслышать о чём говорили Мариус и Имар, он не мог выловить и слова. Бросив на Минну многозначительный взгляд, Карнош-младший покачал головой.
- Не нравится мне это… одно дело заявить о том, что в наших рядах есть предатель, другой – через пять минут найти последнего. Удивительно удачное стечение обстоятельств, - протянул парень.
- Мы не знаем, что именно расскажет Имар. Информация может оказаться стоящей, - Минна пожала плечами, но тут же улыбнулась, проследив взгляд Дитрича, который беззастенчиво разглядывал рыжую девчонку, стоявшую в сторонке. На себе у неё была перевязь, по всей видимости тяжёлая, ведь Минна узнала в ней дочку местного кузнеца, который, не смотря на опасность, согласился помочь аттренским соколам с обмундированием и мечами.
Молодая женщина лёгонько толкнула брата в спину.
- Ну чего стоишь как пень? Иди уж! – Дитрич хотел было отмахнуться, но в кои-то веки послушав сестру, шагнул вперёд.

Пробраться к Ханне было непросто. Девчонка стояла в отдалении, пришлось тесниться сквозь толпу шумных и воинственно настроенных молодцев, но Дитрич уверенно шёл к своей цели, пока наконец не оказался прямиком перед рыжеволосой девушкой. Волосы у неё были яркого огненного цвета, словно полыхавшей в иссушенным солнцем лесу пожар. То был другой оттенок красного, не тот, который мелькал в тёмно-рыжих волосах Минны. Дитричу иногда казалось, что он в видел в этих огненных кудрях солнечных зайчиков, прячущихся за вьющимися прядями. 
Отогнав от себя чарующее наваждение Дитрич заговорил, немного робко, что было совершенно не характерно его шумной и буйной натуре.
- Здравствуй, Ханна. Как поживает твой отец?
Минна, наблюдавшая за развернувшейся картиной со стороны, лишь довольно хохотнула, но её смешок тут же оборвался, стоило ей только заметить, как Имар понуро отошёл в сторону. Разговор с Мариусом был закончен.
[NIC]Дитрич[/NIC]
[STA]Aттренский сокол[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/C7PzX.jpg[/AVA]

Отредактировано Арника Мейнар (2017-11-05 23:44:31)

+3

16

Аашка ван дер Ротте всю дорогу чувствовала себя несколько сонно, дорога ее вымотала, в довершение ко всему, сон посещал ее последние несколько дней мало и рвано. Но по прибытии в Цинтру, сонливость благополучно исчезла. Некогда прекрасная столица теперь напоминала один сплошной клубок напряжения, кажется, ступи за пределы кареты, и напряжение которое витало в воздухе, можно было ножом резать. Насколько было известно фрейлине при Ее Величестве, народ если не в полном отчаянии, то весьма близок к этому, и ему явно не по духу будет возвращение внучки Калантэ. И их тоже можно было понять, народ и за меньшее клеймил своих государев предателями, а Цирилла по их мнению с потрохами отдалась в когтистые лапы черной птицы. Аашка кинула тревожный взгляд на императрицу Незабудку, надо будет приглядывать за ней хотя бы одним глазком, а за окружением думается лучше всеми двумя.
Когда карета благополучно прибыла во дворец, ван дер Ротте смогла облегченно выдохнуть, словно бы с души упал тяжелый камень. Приветствие же с нынешней властью Цинтры вышло несколько скомканным и явно напряженным, что в сложившейся ситуации, впрочем, ожидаемо. До тех пор, когда не прозвучало собственное имя девушки, она лишь только слушала и ни коим движением не выдавала своего присутствия. Однако, после слов госпожи Незабудки, нильфгаардка коротко кивнула Ваардису.
Аашка сняла темно-серые дорожные перчатки и направилась к представителю временного правления. Предстояло много забот, много беготни и переговоров при организации, но это была прекрасная возможность освоиться во внутренних порядках дворца. Девушка улыбнулась и подошла к мэтру аэп Варн. Он был, высок, военная выправка и ясный взгляд, почти эталонный образ человека, посвятивший себя военному делу или как минимум профессии достаточно близкой к этому, хотя от Аашки не ускользнула информация, что военный атташе еще и магик. Девушка сделала легкий реверанс на цинтрийский манер в знак приветствия. Игнорируя тупую боль в пояснице, долгая дорога не проходила бесследно даже для молодого тела, которому пришлось находиться долго в одном положении.
- Доброго дня, господин Ваардис аэп Варн, мое имя Аашка ван дер Ротте, я фрейлина  при свите Ее Величества. Я много читала об этом прекрасном Княжестве, большинство книг написано еще при правлении львицы Калантэ и я прекрасно осознаю, что в нынешней ситуации все несколько иначе, искренне надеюсь на несколько добрых советов относительно светской жизни Цинтры. - Девушка снова мило улыбнулась, ей всегда нравилось казаться миленькой мазелькой, которая со стороны, словно бы, ничего толком из себя не представляет. Болтает и щебечет точно птичка.

- Ох, мне было бы тоже не плохо, хотя бы отдаленно и в общих чертах быть осведомленной в вопросах охраны Ее Величества, что же, постараюсь не отвлекать, а после сразу приступим к подготовке.
Разговор же Ваардиса с Кеххо, Аашка слушала, хотя делала вид, что не слишком заинтересована в диалоге. В подобные разговоры, особенно если говорят мужчины, лучше было не вмешиваться, конечно, до поры до времени. Девушка с удовольствием рассматривала архитектуру строений и убранство. Упаднические настроения витали во всем, хотя накануне кто-то уверенно наводил лоск, но все быстро, словно бы еще вчера этим никто не занимался долго время.

Отредактировано Аашка ван дер Ротте (2017-11-05 20:58:58)

+3

17

Во двор въезжали оставшиеся рыцари эскорта. Выстроенный, как и замок, по цинтрийским меркам, он не был рассчитан на военную мощь нильфгаарда и от количества гостей, коней и вооруженной охраны уже становилось тесновато.
Поднимаясь по фасадной лестнице земка рядом с магом, Кеххо держался лишь чуть позади Императрицы, так, что с легкостью мог бы дотянуться до нее рукой.
- Надо думать, - усмехнулся командор, - в целях магических и лечебных?
Ему доводилось пробовать различные сорта вина, ликёров и настоек. Особенно во времена его курсантской молодости, когда будущие офицеры императорской армии время от времени устраивали хоть и скромные по армейским меркам, но все же попойки. Происходило это нечасто, но очень разнообразно по количеству потребляемого пойла.
Гораздо позже он приобщился и к другому алкоголю, который с помощью сложных лабораторий и многоступенчатых этапов перегонки, делали маги. За целебность Кеххо ручаться не мог, но вкус явно был лучше, а примесей в нем - меньше.
Кеххо жестом подозвал к себе одного из подчиненных ему офицеров и отдал пару коротких приказов.
- Если нужно, думаю, свободная минута у меня найдется.
Они отошли в сторону, к каменной колонне, украшающей свод с затейливым барельефом в виде львов и батальных сцен.
- Слушаю, Ваша милость.
Кеххо не верил в знаки. Но если бы он в тот момент знал, что они с Ваардисом аэп Варном встали прямо под нацеленным копьем высеченной в камне Калантэ, это сподвигло бы его на некоторые размышления.
[NIC]Кеххо аэп Кейлар[/NIC]
[STA]Командор Императорской Гвардии[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/wRM6T.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » О людях и чудовищах » Quiproquo (Цинтра, март, 1269)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC