Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Плоть от плоти (Гарштанг, апрель 1255)


Плоть от плоти (Гарштанг, апрель 1255)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время, место: остров Таннед, Гарштанг, 24 апреля 1255 г.
Участники: Ксардасиус фон Альбрехт, Вильгефорц из Роггевеена
События:

Уйдя в работу с головой Ксардасиус совсем забыл о своих чародейских собратьях на которых и так то обращал не слишком много внимания.
Очнулся он только тогда, когда собратья по цеху начали с интересом косится в его сторону с вопросом: " чем это он там занимается? Почему нас сторонится, на банкеты не ходит.  И чего вообще задумал, чем таким секретным занимается?”

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

0

2

— Готова, Лидия? Итак, — лениво расположился в кресле мэтр Вильгефорц, закинув длинные ноги на обтянутую красным сукном столешницу. Мыски сапог застыли в какой-то жалкой пяди от бледного лобика кроткой, милой умницы Лидии. Кроткой, милой, исполнительной умницы Лидии ван Бредевоорт, талантливейшей чародейки и не менее талантливой художницы, которая, на школьный манер прогнув спинку, чуть склонив голову вбок, ловила не просто каждое слово мэтра, но каждый вдох.
— Красная строка. «Глубокоуважаемый мэтр Ксардасиус!», — закусил ноготь левого указательного мэтр Вильгефорц. — Хотя с чего это вдруг «уважаемый»? Да еще и «глубоко». Нет, Лидия, вычеркивай.
«Быть может, ‘почтенный мэтр Ксардасиус’»?, — телепатически передала Лидия, аккуратно откладывая в сторону испорченный, доставая из стопки чистый, неисписанный листок.
Пальцы у нее были необычайно тонкие, с едва заметно испачканными охрой перламутровыми ноготочками, и — абсолютно ничего не выражающее лицо. Мертвое лицо, неподвижное — искусная иллюзия, тем не менее не способная укрыть от цепкого взгляда мэтра Вильгефорца чудовищное, прямо-таки до дрожи в коленках, навеки обезобразившее это некогда симпатичное личико уродство.
— «Почтенный» это, разреши спросить, в силу каких заслуг? — выгнул темные брови маг, картинно раздувая ноздри. — За невероятные достижения на поприще ничего?
«Если позволите, мэтр Вильгефорц, — телепатировала Лидия. — Ходят слухи, мэтр Ксардасиус достиг определенных высот в области боевой магии».
— А я превосходно играю в ножички. И что?
«Однако, — продолжала Лидия. — Основной специализацией мэтра Ксардасиуса, по слухам опять же, является некромантия».
— Некромантия? Вон оно! — резко убрав ноги со столешницы, выпрямился в кресле мэтр Вильгефорц. — Вот почему наша дражайшая Тиссая решила извлечь этого глубокоуважаемого почтенца мэтра Ксардасиуса на свет божий! Опасается, как бы глубокоуважаемый почтенец мэтр Ксардасиус не испоганил своими антинаучными экспериментами кристально чистую репутацию нашего Братства, что, разумеется, не идет ни в какое сравнение с пятнанием репутации ее чистейшей, белейшей архимагистратской попки? Понимаю. Теперь действительно понимаю. А что? Если Тиссая зашевелилась, может статься, наш глубокоуважаемый почтенец не такое уж бесперспективное бревно. Как думаешь, Лидия?
«Чернила сохнут, мэтр Вильгефорц».
— Тогда продолжим. Красная строка. «Дорогой друг…».

«Дорогой друг, мэтр Ксардасиус!

Члены нашего почтенного Братства глубоко обеспокоены таинственным безмолвием со стороны вашей талантливейшей персоны. От лица Братства и от своего собственного выражаю надежду — вы полны сил и пребываете в добром здравии, а ваше молчание продиктовано сугубо и только насыщенным трудом на общем для вас, и нас поприще — преодолении границ непознанного sicut in caelo et in terra*. Искренне уверен — в своих соисканиях вы достигли немалых высот!
В связи с чем сообщаю вам с превеликой радостью: вас ждут в Гарштанге! В нетерпеливом ожидании встречи сообщаю также следующее — встреча назначена на 24 апреля сего года.
Буду ждать вас в библиотеке.

С уважением и наилучшими пожеланиями, ваш скромный коллега по цеху мэтр Вильгефорц».

«Как предпочтете, чтобы я отправила письмо?», — телепатировала Лидия.
— Голубь? Ворона? Пошло. Как насчет журавля, Лидия? Символично, верно?

Лидия ван Бредевоорт была все-таки великолепной чародейкой — журавль вышел изящным, даже элегантным, с грациозной шеей и серебристо-черными перьями. Правда, немножечко редкими.
______________________
* — как на небе, так и на земле (лат.)
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

+3

3

"...вас ждут в Гарштанге! В нетерпеливом ожидании встречи сообщаю также следующее — встреча назначена на 24 апреля сего года.
Буду ждать вас в библиотеке. С уважением и наилучшими пожеланиями, ваш скромный коллега по цеху мэтр Вильгефорц."
Перечитал Ксардасиус заключительные строки письма, которое он получил так не вовремя. Письмо было важным, потому как "скромный коллега по цеху", как именовал себя в письме Вильгефорц, являлся очень уважаемым чародеем и среди братства магов, к нему прислушивались. Конечно, теоретически, Ксардасиус мог наплевать на письма Вильгефорца, так же как и на просьбы местных кметов из "Нового могильника" - небольшого села с обширным кладбищем, которое находилось неподалёку от башни, которую он так удачно приобрёл тридцать пять лет назад. Но последний раз когда он не согласился выслушать старосту "Нового могильника", с его "о, великий колдун" и "о, поштенный валшебник", и помочь кметам в каких-то там делах. Могильщики на кладбище, где он время от времени брал материал для своих исследований, заломили за тела, при чём не первой свежести, такие суммы, как будто были уверены в том, что "валшебник Ксардарисус" имеет немалый вклад в банке Новиграда. Нет, конечно, чародей мог обойтись и своими силами для "сбора материала", и даже не ставить в известность местных, но в таком случае, кметы могли бы подумать, что на погосте завелись  страховидлы. И ещё чего доброго, нанять ведьмака например, или привлечь внимание местного барона, а этого мэтру Ксардасиусу было совершенно не нужно.
   Но если, могильщики, в тот раз, просто подняли цены, то что может сделать Вильгефорц, разгневанный отказом, лучше было, даже и не задумываться. Поэтому пришлось пойти на встречу. И поэтому сейчас чародей Ксардасиус, облачённый в новую, синюю мантию и сжимающий в руке свой посох, стоял на пороге библиотеки дворца в Гарштанге, препровождённый сюда молчаливым слугой.
   На все вопросы слуга отвечал односложным "угум" или "агам", а так же имел привычку при каждом повороте или подъёме говорить: "Сюда, мэтр. Пожалуйста сюда. Осторожнее, мэтр, ступенька!" Как будто бы Ксардасиус сам был слеп и ничего не видел. Впрочем вежливость и учтивость слуги была вполне понятна, Ксардасиуса раздражало то, что слуга ничего не знал, или не хотел говорить о том, что происходит в замке. Однако делать было нечего, нужно было идти.
Ксардасиус, скорее по привычке, выработанной за годы странствий, чем специально, приготовил в уме два заклинания. Одно - щита, который может защитить от магии, второе - ледяной стрелы, которое являлось слабыми атакующими чарами. И постучавшись вошёл в библиотеку.

Отредактировано Ксардас (2017-06-13 22:40:31)

+2

4

Вильгефорц скучал. Не то чтобы явно, не то чтобы сильно, но скучал.
Общества себе подобных чародей из Роггевеена искал редко — находя, не испытывал ничего, кроме разочарования и отвращения.
Во-первых, потому, что без оглядки на истинные мотивы встречи рано или поздно всякое магическое собрание как-то само собой перерастало в дефиле блядей, где каждая блядь только и делала, что старательно набивала себе цену; во-вторых, потому, что, сколько себя помнил, блядей не терпел вообще. В особенности — из числа коллег по цеху.
Впрочем, нет. Какие коллеги? Какое взаимодействие? Каждая их встреча, негласных властителей Севера, каждое собрание, каждое заседание Капитула или Совета, было ничем иным, как тошнотворно лицемерным, насквозь театральным парадом мерзости.
Магов Вильгефорц ненавидел.
Ненавидел чисто, искренне, всем сердцем — иными словами, именно эта чистая, искренняя, пламенная, как первая любовь, ненависть была единственным связующим звеном между ним, Вильгефорцем из Роггевеена, и Братством. Потому что Братство ненавидело себя тоже, совокупно и по отдельности.
Удивляться, конечно, было нечему. По сути, как раз это общее на всех с нежностью взращенное лицемерие и было той самой причиной, почему, собственно, Братство до сих пор представляло собой не единое, но все-таки — целое. Бесплодные чародейки, пресыщенные экспериментами чародеи-импотенты — все они тоже жаждали удовольствия, жаждали чисто по-человечески, и его находили — в жарких диспутах о неизбежности всеобщего и горьковатой сладости собственного разрушения.
Вильгефорц поморщился.
Изредка, разумеется, попадались и другие. Те, для кого был важен не престиж профессии, те, для кого была важна сама профессия. Выскочки, самоучки, прошедшие обучение не потому, что мамочка с папочкой решили, будто бы вбухать колоссальные деньги в потенциального Йана Беккера (глупость) или хотя бы Хена Гедымгейта (глупо не менее) — именно то, что требуется; те, кто устилал путь к вершинам собственными костями, жилами и, безусловно, нервами. Вильгефорц относил себя к последним. За вычетом нервов, разумеется.
Нервы у Вильгефорца были крепкими.

— А, мэтр Ксардасиус! — улыбнулся Вильгефорц, протягивая руку для приветствия. — Давненько вас не было видно. Надо думать, трудитесь? И как успехи?
Да, магов мэтр Вильгефорц из Роггевеена действительно ненавидел. Однако не всех. Потому что некоторые, мизерный, прямо-таки невозможно малый процесс были или могли быть полезны.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

+1

5

Ну вот, сейчас начнётся, подумал чародей, обязательно ведь спросит потом, а над чем трудитесь конкретно. И что же мне ему ответить?.. " Да, так, достопочтенный мэтр Вильгефорц, вот некромантию изучаю помаленьку, хочу, понимаешь, армию создать из мертвецов, всех вас, сук чародейских поубивать, да занять место на вершине пищевой цепочки." Интересно, а он меня сразу распылит тогда, или поговорит ещё для вида? Нет, убивать всех чародеев и чародеек Ксардасиус вовсе не хотел, хотя, по его мнению, многие чародеи заслуживали хотя бы показательной порки. А многие, точнее почти все, чародейки, заслуживали бы принудительного курса молодой жрицы, с основами полового воздержания, да и вообще лекции о женщине и её места в современном мире. Так то, ведь, возомнили о себе, фиг знает что. А сами то, многие значит, о престиже профессии пекутся, а не замечают, что их тут же простой люд именует не иначе как шлюхами. Ксардасиус, вспомнил историю, приключившуюся с ним, около месяца назад. Когда, посевной сезон, кметы решили подготавливать. Из одной деревеньки, неподалёку, староста послал к нему свою дочь. Девочка была, щуплая, явно недокормленная и было ей не больше пятнадцати. Одета она была в простое платьице из шерсти, да в красивый красный платок. Так же девочка принесла с собой немного продуктов, пирожков, мяса. Но денег видно у кметов не нашлось. При всём, при этом, девочка была явно не прочь завести близкое знакомство. По крайней мере, создавалось впечатление, что её к этому готовили. Ксардасиус тогда, девочку накормил, отвёз обратно домой и всё ж таки помог деревне, чем смог. И постарался объяснить старосте, что для того что бы добиться его расположения, вовсе не обязательно, посылать к нему, словно к дракону невинных дев. При чём, чародей не был уверен, что староста понял о чём он толковал. Так что осадочек остался.
   В общем недолюбливал мэтр Ксардасиус, чародейское братство, однако, отвечать на вопрос Вильгефорца всё же было нужно.
- Приветствую вас, многоуважаемый мэтр Вильгефорц. - ответствовал чародей, пожимая протянутую руку и наклоняя голову, что должно было свидетельствовать, о почтении, выказанном с его стороны. - Да, вы правы, я работаю помаленьку. Помогаю местным кметам, в их заботах, но основная моя работа заключается в исследовании, которое направленно на благо всего нашего, чародейского общества. На его защиту. А успехи... Досточтимый мэтр Вильгефорц, к сожалению, я пока не достиг того результата, который хотел бы. Поэтому и докладывать особенно не о чем.
   Ну вот... сейчас начнётся, чародей постарался, что бы его лицо не выражало ни каких иных чувств кроме почтения и заинтересованности разговором.

+1

6

— Знаешь, Ксардасиус, — одними губами улыбнулся Вильгефорц, предлагая коллеге по цеху насладиться прогулкой вдоль стеллажей с книгами, которые — закрадывалась временами такая мыслишка — либо никто никогда не читал, либо и вовсе были муляжами.
— Я тоже не большой любитель долгих расшаркиваний. Но. Как мы оба слышали и, как хотя бы один из нас знает: соблюдать традиции важно. Правила — это важно. И этикет, представь себе, друг мой, тоже важен. Поэтому. Во-первых, не могу не выразить восхищения вашей, дорогой коллега, заботой о благе сирых и убогих, во-вторых… Во-вторых, — Вильгефорц сделал паузу.
— Мы подбираемся к сути нашей беседы. Так вот, Ксардасиус, какими бы многочисленными табу наше Братство не ограничивало работу себе подобных, помни: ни один эксперимент не является запретными до тех пор, пока он не становится успешным. Ты — глубоко извиняюсь за буколичность слога — можешь хоть до усеру ковыряться в мертвечине — а твои старательные заигрывания со смертью, поверь, ни для кого секретом не являются, — можешь даже сшить себе из этой самой мертвечины развеселого собутыльника — никто бровью не поведет. Ровно до тех пор, пока твоя развеселая мертвечина не нагрянет в трактир кадрить мамзелей. Выходи ты почаще в свет, мог бы заметить — наше Братство давно уже не увлеченный поисками Сакрального кружок по интересам. Наше Братство — гильдия, цех ремесленников. Наука? Плевать! Великая Цель? Плевать. Деньги, власть — вот она, первопричина и основа основ. Деньги, власть, а также репутация. Репутация, которую твои экзерсисы с мясными гомункулами могут вполне и очевидно подпортить. Конечно, если за ты не догадаешься вовремя обзавестись талантливым, уважаемым в Братстве куратором, — усмехнулся Вильгефорц. — Отсюда вопрос, Ксардасиус — расскажи-ка мне о своих планах на будущее?
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

+1

7

Пока вещал мэтр Вильгефорц, Ксардасиус испытал достаточно много не самых приятных чувств. Интересно, он точно знает о моих экспериментах с некромантией, или только догадывается, но делает вид, что знает? Подумал Ксардасиус, принимая приглашение чародея из Роггевеена и мерно шагая рядом с ним. И что теперь? Что мне ему сказать?.. Соврать сказав, что я занимаюсь чем-то, наподобие создания заклинания способного стирать города в пыль? Глупо, он не поверит. Вообще интересно, откуда такая осведомлённость в моих делах? Я же живу один, исследую всё тайно... Кметы... чёртовы могильщики точно! Только эти курвины дети могли меня сдать! Но, Вильгефорц ждал ответа и надо было что-то говорить.
- Уважаемый мэтр, - начал Ксардасиус. - я понимаю, как важны правила и традиции и нарушать их я не собираюсь. А забота о сирых и убогих... ну скажем так, мне ведь тоже надо на что-то жить. Что же касательно, моих исследований... - чародей остановился и сделал паузу. Ведь и в самом же деле, подумал маг, нет же абсолютного запрета на некромантию, да и не убьёт же он меня здесь, на месте. Хотел бы, убить, позвал бы куда-нибудь в сад, лес, придорожный трактир, мест много.
- Ну что ж, мэтр Вильгефорц, отпираться я не намерен. Не знаю, как вам это удалось, но вы меня раскусили. - решился наконец Ксардасиус. - Да, я изучаю кое-что из некромантических практик, однако, я не желаю власти, я не собираюсь, - усмехнулся чародей. - захватывать мир. Всё чего я хочу, это обезопасить наше братство от угроз, которые могут быть направленны на нас.
   Ксардасиус пробежался глазами по одной из полок, провёл рукой по корешкам, словно в задумчивости. И продолжил:
- Можете считать меня параноиком, но... вы должно быть знаете, что произошло в 1185-м году. Тогда, народ пошёл на ведьмаков, взяли вилы, мотыги, косы да пошли. А всё почему? Потому что, ведьмаки не такие как они. Потому что, кое-кому, удалось направить людское недовольство против конкретной цели. А вы никогда не думали, многоуважаемый метр. - Ксардасиус, сам того не замечая повысил голос. - Что когда-нибудь, найдётся тот, кто додумается направить народный гнев на нас - чародеев?! Короли жадные - виноваты чародеи! Войны ведутся - так это чародеи их устраивают! И что, что тогда?!! Что будет, когда народные массы хлынут к нашим башням и будут выволакивать нас на улицы и сжигать под крики толпы!! А если... вдруг случится так, что этот кто-то, будет из венценосных особ? Тогда на нас пойдут уже не кметы с вилами да кольями. Тогда на нас пойдёт армия!! Армия с мечами и арбалетами. Вы, многоуважаемый Вильгефорц, сможете в одиночку справится с армией? Я - нет. Нам для того, чтобы сотворить заклинание требуется время и концентрация. - чародей начал успокаиваться, вновь переходя на нормальный тон. - Концентрация и время. Арбалеты нам не дадут ни того, ни другого.
А кто из нашей братии, может сражаться в ближнем бою? Я слышал, мэтр, что вы в этом деле весьма неплохи. Я вот, тоже кое-что умею, а кто ещё? Но и это ещё не всё. Сражаясь мечом, мы не можем, не имеем возможности колдовать.
   Ксардасиус склонил голову и замолчал, но, ненадолго.
- Простите, мэтр, простите за этот порыв, но я просто, однажды, крепко об этом задумался и понял, что неплохо бы было чародеям обзавестись и своей личной армией. Пусть и небольшой. Армией, которая никогда не предаст и ничего не испугается. И, простите, но для меня не идёт речь о репутации, если на кону будет моя жизнь или жизни моих коллег. Да это может прозвучать странно, но я при всей своей нелюбви к нашей братии в целом, готов помочь каждому из нас.
Маг тяжело вздохнул.
- А все эти балы, банкеты... я не знаю, что мне делать на них... - продолжил он. - Обмениваться фальшивыми признаниями в дружбе с чародеями, которые порой напоминают змей. Обниматься и искать уединения с чародейками, некоторые из которых ничем не отличаются от, простите, шлюх. Да и все эти дублеты, наряды... не люблю я их. А без них приходить неприлично. Собственно, вот и все мои планы, мэтр Вильгефорц.
Закончив свою речь, чародей застыл и склонил голову. Странно, но теперь ему стало как-то легче и свободнее.

Отредактировано Ксардас (2017-06-17 16:09:58)

+1

8

«Как мне удалось? — едва не расхохотался Вильгефорц, внешне оставаясь все таким же безукоризненно участливым. — Как мне удалось прознать о твоих грязных делишках? Да потому что я чертов гений! Потому что у меня есть глаза и я, представь себе, дружок, ими не кашу хлебаю! Ну и шутник же ты… Вот только на твоем месте я бы поостерегся с шутками. Можно ненароком лишиться головы».
— Давай-ка я раскрою тебе небольшую тайну, — с легкой усмешкой в голосе начал Вильгефорц. — На ведьмаков напали не по причине их труднодоступной для среднего ума инаковости — во всяком случае не только благодаря ей, на ведьмаков напали потому, что их мало. Понимаешь? А ты подумай, Ксардасиус, подумай хорошенько. Даже дракон перестает быть страшным, если дракон — последний. Нет, друг мой, не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда. Ты можешь сколь угодно долго колотиться в страхе перед крестьянами с вилами, но, покуда они боятся тебя больше, чем ты их — по твою милейшую, озабоченную судьбами Братства задницу никто не сунется. Объясняю. Страх — вот самая надежная защита и самая крепкая броня. Ведьмак суть что? Ведьмак суть мутант, выродок, недочеловек. Но чародей… чародей — это, считай, полубог, далекий, непонятный, всемогущий, а потому пугающий до мокрых штанишек. А что предлагаешь ты? Поставить нас в один ряд с затраханным воеводой? Серьезно? Без шуток, Ксардасиус? Ты хочешь создать армию? Ну, право, мелко! Почему бы нам сразу не бросить вызов, допустим, Фольтесту? Или двинуть на Нильфгаард. Эффект будет примерно тот же — не страх, но ненависть. Ах, они собирают армию? А что потом? Надо думать, отнимут наши земли, примутся за дочерей и жен? Боги упасите, начнут спрашивать налоги? Ты хотя бы думай, о чем говоришь. И думай усердно. Твои мысли кощунственны, глупы, не говоря о том, насколько опасны. Не буди спящую собаку, Ксардасиус. Ни в коем случае не буди спящую собаку. И уж тем более не пытайся засунуть спящей собаке палку в жопу. Добрее она от этого, поверь, не станет. А вот обидится всерьез и надолго, — хрустнул костяшками мэтр Вильгефорц.
— Повторяю. Твои эксперименты остаются безвинной шалостью ровно до тех пор, пока не представляют угрозы для тебя, для меня и Братства. Как только представлять угрозу они все-таки начнут, первая и единственная голова, которая полетит с плеч, будет твоей, мэтр. И вовсе не потому, что мы недооцениваем степень нависшей над нами угрозы, не потому, что мы глупы, самолюбивы, эгоистичны, самоуверенны, не потому, что не видим мир дальше пышных воротников, потому, что — поверь — идиотов в Братстве хватает, но глупы отнюдь не все. Полагаешь Тиссаю де Врие дурой? И очень напрасно. Она умна. Умна дьявольски и никогда не позволит такому, как ты, развернуться во всю ширь его бесконечно творческой натуры. И будет права. Объяснения, надеюсь, не нужны. Но я объясню. Ты предлагаешь нам собственноручно связать петлю и собственноручно же затянуть на шее. Не будь кретином, Ксардасиус. Последнее, что нам необходимо; последнее, что необходимо нашему Братству — армия гнилух, вышагивающая под стенами Вызимы или Третогора. А вот хорошие ученые, ученые, которые видят грань между «наукой» и, прошу прощения, «смертоубийственной херней», такие ценились во все века. Поэтому будь добр — отбрось ненужные амбиции и сосредоточься на главном. На науке, Ксардасиус, на науке. И тогда ты увидишь… всенепременно увидишь, какими чудесными перспективами богат мир. Тот самый мир, который имеет тысячу и одну причину бояться тебя больше, чем ты его.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

0

9

Вот так-так... подумал, чародей. Ох, напрасно я решил, что хоть кто то , что, то поймёт. Ох, напрасно. От таких, как Вильгефорц можно ожидать всего. Но сейчас, главное понять, чего он хочет от меня добиться. Ведь для чего-то затевалась вся эта встреча, а в случае с мэтром Вильгефорцом, целью этой встречи не может быть простое похлопывание по заднице с целью перевоспитания или мантрами о том, что так делать нельзя, или "Армия Тьмы это плохо... Понятьненько.". Тут всё немного сложнее.
- Простите, мэтр, но, кажется вы меня не так поняли. - проговорил наконец Ксардасиус, стараясь, что бы его голос звучал ровно и не выражал эмоций. "Да... много бы я сейчас дал, за то что бы стать на это время ведьмаком"- промелькнула в сознании мысль и чародей продолжил. - Я не хочу и не собираюсь создавать легионы марщирующих в ногу, как бригада Наузика на параде, оживших болванчиков. И не собираюсь расстреливать кметов, используя подразделения конных скелетов-арбалетчиков. Нанося, таким образом упреждающий удар. - маг усмехнулся и развёл руками в театральном жесте, показывая, что всё вышесказанное это не более чем шутка.
- И я не собираюсь захватывать земли, троны и страны, что бы навешать на себя кучу регалий. Это даже звучит смешно и абсурдно. Думаю, мэтр, вы с этим согласитесь. И я не боюсь, местных кметов, потому что, как бы вы там себе не думали, но я не дурак, и вижу как они на меня смотрят, и какой угрозой от них веет. Опасаюсь я иного. - чародей посерьёзнел. - Прошу заметить, не боюсь, а именно опасаюсь. Я опасаюсь что некто, обладающей достаточной властью решит, что нам с вами не место беседовать тут, во дворце, а каким нибудь Йеннифэр и Сабрине, не место разгуливать на балах в вызывающих платьях. Он может решить, что мы все должны сидеть в башнях, под присмотром вооружённых людей и заниматься там исключительно полезной, государственной работой. Благо за примером далеко ходить не надо, посмотрите на юг, мэтр, и вы увидите как, живут маги в Нильфгаарде. Вы говорите, что мы как полубоги, что мы почти всемогущи. И это в каком то смысле, верно. Но в одиночку, никто из нас не сможет истреблять армии. Вы говорите о походе на Нильфгаард? Но никто из нас по отдельности, этого сделать не сможет. Все вместе, возможно да… Но помилуйте, мэтр, никто не способен нас собрать всех вместе, мы слишком разобщенны, и в этом тоже наша слабость. Посмотрите на тех же Йеннифэр и Трисс Меригольд, да они скоро друг с другом передерутся и из-за кого?! Из-за, вшивого, выродка ведьмака! Но и это не так важно. Вообще не важно, что я думаю, или чего опасаюсь. Каждый из нас может опасаться всякого. У каждого свои страхи. Главное же, это работа и результат.
Чародей прошёлся к высокому стрельчатому окну, и продолжил:
- Вы говорите заниматься наукой, мэтр, этим я и занимаюсь. Мои изыскания предельно просты. И пока, то чего я достиг, способность разговорить трупы. Я более чем уверен, что вы и многие наши коллеги знают как это делается, а кто-то подобное и практиковал. Но, да я иду дальше. Я хочу эти трупы оживить. Оживить и заставить выполнять какие-либо действия. - маг встав спиной к окну, облокотился о подоконник и продолжил, глядя Вильгефорцу прямо в глаза. - А теперь, внимание, многоуважаемый мэтр Вильгефорц. Как только я добьюсь какого либо, существенного прогресса в этом направлении, например, смогу создать два стабильно работающих экземпляра, которые смогут нормально выполнять команды, хотя бы простейшие. Я соберу материалы своих изысканий, оформлю их надлежащим образом и представлю Совету братства.
Чародей прошёлся обратно до книжной полки и огладил, сметая пыль, округлости канделябра, выполненного в виде прекрасной нимфы.
- Я так и собирался сделать изначально. Или же вы думаете, что я бы в тайне, у себя на болотах, создавал огромную армию нежити?.. Вы же сами знаете, что это смешно. Пока всё, что я делаю, это просто исследования недостаточно изученной области магии и всё. Однако, во всём этом действительно есть одна загвоздка. - чародей помрачнел.
- Некромантия и гоэтия, запрещенны к изучению Советом и Капитулом. Вы знаете это, даже лучше меня. И да, хоть запреты на некромантию и не такие строгие, как на гоэтию, но изучение теорий некромантии, официально возможно только с разрешения, Совета. Так что да, мэтр Вильгефорц, я злостный преступник, можете прямо тут, одеть на меня двемерит... - маг протянул Вильгефорцу обе руки в символическом жесте. А потом, с улыбкой и озорным огоньком в глазах продолжил.- и отвести к, упомянутой вами ранее, госпоже де Врие, дабы она взяла плётку и реализовала со мной все свои грязные мысли!
Тут, чародей не сдержался и рассмеялся. Впрочем, он быстро взял себя в руки. И проговорил уже совершенно серьёзно:
- Простите мне эту шутку, мэтр. Просто захотелось разрядить обстановку. Однако я ни госпожу де Врие, ни, тем более, вас, за дураков не держу. Но я и не могу прийдти к вам и сказать, что я такой вот индивид, что решил начхав на все запреты и законы заниматься запретными изысканиями. Поэтому и хорошо, что вы, сами, пригласили меня. Я прекрасно понимаю, что я не могу просто так, прийти к Совету с изысканиями по некромантии и сказать: "Смотрите! Чего я достиг!". Однако, если, как вы упомянули ранее, у меня будет уважаемый в братстве куратор, то на эти исследования могут посмотреть и по другому. А уж там дальше, как их использовать и для чего применять буду решать ни я, а все вы. Поэтому, хочу вас просить, стать моим куратором в этом вопросе. - чародей наклонил голову. - А также направить меня в нужную сторону в моих исследованиях, дабы они действительно принесли братству пользу.
Иными словами: " Чего тебе от меня наконец надо, вэликый и ужасной мэтр, любитель бедных, немых девочек?" Подумал Ксардасиус, он уже начал уставать и от этого разговора и от Вильгефорца. Будь, что будет, решил он.

0

10

Ватрушки, плуг, коза, ручей, испачканные краской тоненькие пальчики Лидии, арифметика, котята, щенята, сраный куст жимолости на сраном рассвете — Вильгефорц готов был думать о чем угодно, лишь бы не слышать все этой пустопорожней брехни. Брехни, думать о которой не позволял себе ни один мало-мальски сообразительный чародей, как минимум, с тех самых пор, как успешно — ну либо же не очень успешно — переборол в себе гормональный кордебалет, спровоцированный наступлением полной дум о сиськах и мировом господстве половой зрелости.
Слушать Ксардасиуса было тяжко. И вовсе не потому, что Ксардасиус, подобно всякому начинающему и, что важно, самопровозглашенному гению, начинал карьеру со всяких разных, вариативной гнусности экспериментов — в конце концов, озорство с мертвечинкой в той или иной форме практиковали без исключения все, — потому, что в очередной и на сей раз с невиданной крепостью начинал ненавидеть Ее Умнейшество Фурункулессу, Тиссаю де Врие.
Подгадила так подгадила, стерва. Могла ведь, ничто ведь ей не мешало подослать к этому патриотичному некроманту одну из своих бесценных девок — глядишь, и преуспела бы.
Девка есть девка: раздвинула ножки, а все прочее — дело техники.
«Я запомню, Тиссая, — думал Вильгефорц, вроде как внимательно слушая откровения коллеги. — Запомню, Тиссая. И ты пожалеешь. Си-и-и-ильно пожалеешь».
— Почему бы, собственно, и нет, — пожал плечами мэтр Вильгефорц из Роггевеена. — Профессиональное мастерство не рождается на пустом месте, каждому из нас рано или поздно требуется учитель, равно как многим из нас рано или поздно требуется ученик. Я согласен. Без шуток, дорогой мой друг Ксардасиус, отныне высекать искру знания из тьмы невежества ты будешь строго и только под моим чутки контролем. Полагаю, это пойдет на пользу нам всем. В перспективе на будущее, надо полагать, — в том числе.
«Ну что, довольна, Тиссая? — усмехнулся чародей мысленно. — Ты своего добилась. Отняла у меня время. Мое драгоценное время. Вот только это не конец, Тиссая. О-о-о, это далеко не конец. Потому что я все равно умнее, потому что я все равно моложе, а ты… ты, хоть ты тресни, никогда не сможешь сложить из букв «з», «а», «в», «и», «с», «т», «ь»  слово «Победа». Старая ты, напыщенная стерва».
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

+1

11

Он согласился уф..., с облегчением подумал Ксардасиус. Значит, теперь мне ничего смертельного не грозит, пока, во всяком случае. Тем не менее, всё равно нужно соблюдать осторожность. Никогда не знаешь, чего можно ожидать от чародеев такого класса. В слух же чародей произнёс, добавляя в голос положенного почтения:
- Благодарю, Вас, досточтимый мэтр Вильгефорц! Со своей стороны, я обязуюсь, докладывать Вам, обо всех своих успехах и неудачах, равно как и запрашивать Вашего разрешения на все свои эксперименты.
  “Я абсолютно лоялен, абсолютно лоялен Совету и Капитулу.”, прокручивал у себя в мозгу словно мантру фон Альбрехт. Нужно вести себя и выглядеть так, чтобы ни у него, ни у этой “светлой королевы” Тиссаи, не закрались сомнения в том, что я могу повести себя как-либо наперекор их воле, или же, тем более, их предать. Пусть считают меня просто начинающим практиком в некромантии, простачком, трясущимся за свою задницу, пусть даже считают меня идиотом. От идиотов не ожидают подвохов и ударов в спину. Нет, конечно Ксардасиус ни собирался, ни становится врагом Тиссаи, ни предавать Вильгефорца, прежде всего потому, что ему этого было не надо. Да и силы свои он всегда старался оценивать трезво. В лоб, ни с Тиссаей, ни, тем более, с Вильгефорцом, ему не справится. Однако, он ни при каких обстоятельствах ни собирался отказываться, от своих изысканий в некромантии. Покориться для вида, сделать вид, что подчиняешься, это да, на это он готов был пойти. Но, по мимо контроля над его экспериментами, шефство Вильгефорца так же давало и положительные стороны, потому как, во-первых, Тиссая, скорее всего, его больше не тронет. А во-вторых: вполне возможно, что и сам великий мэтр, расщедрится и поделится с ним какими-то известными ему знаниями.
  Чародей, посмотрел в высокое окно, за окном постепенно вечерело и небо окрасилось алыми цветами. Ну в общем то разговор, для меня, оказался весьма продуктивным, подумал Ксардасиус, осталось только спросить есть ли у досточтимого мэтра ко мне ещё вопросы.
-Есть ли у Вас, мэтр, ещё какие-то вопросы относительно моей скромной персоны? Либо же указания?

+1

12

Возможно, это было колоссальной ошибкой. Возможно, ему стоило послать этого… неизвестно даже, кого именно на все четыре стороны с дружеским пожеланием после каждого эксперимента хорошенько мыть руки с мылом, но. Но. Это означало бы проигрыш в их с Тиссаей негласном пари, в их небольшом соревновании, где на кону стояла, страшно сказать, его, Вильгефорца из Роггевеена, репутация. Репутация мага, способного поиметь — и «поиметь» во всех смыслах — выгоду даже с дерьма, присохшего к подметке.
Она, проклятая Фурункулесса, испытывала на прочность его нервы, его терпение… и многое другое тоже. А сдаваться Вильгефорц не привык. И как знать, не вырастит ли однажды из этого мэтра Ксардасиуса нечто такое, что заставит Тиссаю де Врие кусать локти от страшной, просто невыносимой тоски по упущенным возможностям.
В борьбе за власть не бывает достойных и недостойных инструментов; в борьбе за власть одинаково годятся как сталь, так камни и палки.
— Вопросы и указания, хм-м-м-м, — задумчиво протянул Вильгефорц из Роггевеена, прослеживая взгляд коллеги. Вечер, по всей видимости, будет ясным и теплым.
— Вопросов нет, указаний… указаний, пожалуй, тоже не будет, — многозначительно улыбнулся чародей. — Пару дружеских советов дам всенепременно. Во-первых, дорогой мой друг Кардасиус, рекомендую тебе почаще выбираться в свет. Как ты знаешь, личности чересчур таинственные, личности чересчур загадочные вызывают слишком много совершенно не нужных нам вопросов. К тому же ни тебе, ни мне скрывать от широкой публики нечего. Во-вторых, рекомендую обзавестись домиком в каком-нибудь более-менее крупном городе. И подружиться с его протекторами: с бургомистром, графом, совсем хорошо — с герцогом. Людям нашей профессии — что бы они там не думали — никак не обойтись без друзей. И чем, скажем так, статуснее эти друзья, тем лучше. На этом все. Думаю, вскоре мы с тобой еще встретимся.
«Встретимся, еще как встретимся. Деваться нам теперь все равно некуда».
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/RJ4Oy.png[/AVA][NIC]Вильгефорц[/NIC][STA]Вильгефорц из Роггевеена[/STA][SGN]Не стоит путать небо со звездами, отраженными ночью в поверхности пруда.[/SGN]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Плоть от плоти (Гарштанг, апрель 1255)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC