Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Из мышеловки (Аэдирн, январь 1269)


Из мышеловки (Аэдирн, январь 1269)

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Эния наконец-то успокоилась. Она среди своих, которые точно не причинят ей вреда. Холод хоть и был сильный, но все, же несколько потеплело и, хотя солнце еще не выглядывало из-за тучек, но снег переставал валить.
Скоро, очень скоро, должно было стемнеть, а значит, нужно было добраться до чего-то хотя бы приблизительного жилого. Ну, или большего, чем этот, отряда своих. Путешествовать зимой на холоде ночью юной эльфийке как-то не улыбалось. Боевого запала у девушки хватало даже на то чтобы скакать еще несколько суток на морозе, а вот силы ее начинали покидать.
Хотя Эния не была бы Энией, если бы крепко не сжимала в руке свое единственной оружие-стилет, заботливо оставленный ей глупым Гарром. Сам-то он остался без оружия и конечно попал в лапы к солдатам Розы.
«Интересно, что сейчас с Дубом? Порубили его на ветки, али жив, остался и меня вспоминает недобрым словом?
Девушка усмехнулась своим мыслям, вспоминая, как звал ее мужчина, когда они были разделены друг от друга, непроходимой стеной из снега и ветра. Ей было невдомек, с чего это он решил, что она побежит за ним, имея шанс оторваться, утепленные ноги, да еще и оружие…
От веселых мыслей о Гарре, которого пытают и «отрубают ветки» в виде рук и ног, Энию, отвлекла ее новая знакомая, которая сообщила, что они приехали. Девушка завертела головой, но ничего похожего на жилье, привал или хотя бы следы отряда собратьев эльфийка не увидела.
А ее сестра по расе отправилась к какому-то к обычному кусту орешника и большому странному сугробу рядом с ним.
Смеркалось. Это давало возможность деревьям отбрасывать на снег зловещие тени, что напоминали чудовищ из людских сказок для детей.
А удача, как капризная принцесса, все таки покинула Энию, забыв сказать прощай. Это стало ясно, когда рядом со свистом прилетела стрела и попала в бок лошади. Эния вскрикнула, Петер грязно выругался, а Вайет весь подобрался и застыл как напряженная струна.
Несчастная лошадь захрипела и стала завалить на бок, в ее глазах появилась смертельная тоска и удивленное непонимание несправедливостью судьбу и человеческой злобой того, кто служил всю свою жизнь лишь на благо.

+1

22

Лошадь завалилась на бок. Отругавшись, Петер, не теряя момента, поразительно проворно для человека его возраста сиганул под телегу.
«А хорошо, что сани не починил, — думал Петер. — Хвала лени!».
— Не двигаться? Окружены? Не в наших интересах? — сперва скривилась, затем неожиданно для всех громко расхохоталась Сольвейг. — Дурак ты, человек! Аха-ха! Глупый, глупый, глупый дхойне!
Среди почти скрытых толщей снега сучьев орешника она разглядела то, что разглядеть уже почти не надеялась — миниатюрный веночек, аккуратно сплетенный из тонких сухих веток. Это был знак. Маленькое, но жизненно важное знамение.
— Взять их! — распорядился Одрик фон Кройпе, рыцарь Ордена Пылающей Розы, под чьим командованием здесь и сейчас мерзло шестеро жадных до схватки братьев. — Вперед!

«Вперед… — машинально повторил вслед за рыцарем Петер, слыша, как стремительно их компанию настигает лязг доспехов и не сулящее ничего хорошего лошадиное ржание. — Вперед? Эх, а права она, права Сольвейг: дурак ты, человек!».
Потому что смотреть нужно было вверх.

Когда Сольвейг, пользуясь тем, что рыцарь отвлекся на своих людей, буквально нырнула в сугроб, из которого показались мечи и другое — черт его знает, какое именно — оружие, хохотала, как проклятая; с деревьев юркими, грациозными тенями посыпали белки.
И было их много.
Двадцать, тридцать… Теперь это уже не имело значения.
Рыцари гибли. Гибли, даже не понимая, что именно стало причиной их смерти. Падали наземь, булькали горлом, обмякали в лужах крови, будто ежи — гротескные ежи, страшные ежи, — утыканные стрелами.

— Аха-ха! — смеялась Сольвейг, любуясь, как сияет в лучах солнца только что подобранный с земли меч одного из рыцарей.
Рыцарь был еще жив. Ранен, но жив.
Одрик.
— Знаешь, что мы с ними сделаем? — выискивая взглядом Энию, хрипловатым голосом произнесла эльфка. — Сперва сдерем шкуру, а потом… а потом трупы развесим на деревьях вдоль тракта… Пусть знают, пусть помнят глупые, глупые, глупые человечишки: белки — аха-ха, белки! — знают толк в мести!
— Сольвейг! — окликнул подругу Вайет.
— Заткнись, Вайет! Это наша земля! А люди… люди, — голос Сольвейг дрогнул. — Полагают нас ни на что негодными животными. Ну что ж, раз так, то и поступим мы с ними.... по-зверски. Правильно говорю, Эния?
[NIC]Сольвейг[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/t/rg1EW.png[/AVA][STA]Белка[/STA]

+2

23

Она среди братьев и сестер. Наконец-то! На этот раз долгожданное спасение пришло полностью, так как это уже получался целый отряд из своих. Не то чтобы Эния не доверяла своим попутчикам, но их было мало, учитывая рыскающих то тут, то там, словно голодные волки или вылезший из спячки медведь, рыцарей Розы.
Теперь тут было больше тридцати, готовых к бою и неплохо вооруженных белок. Их давно тут ожидали в засаде.
«Ага, а ты вспомни, сколько вас было в отряде твоей матери под Аэдрином! Помнишь? А осталась ты одна».
Правда у девушки оставалась еще маленькая надежда, что кто-то мог и выжить, но точно она не помнила, ни сколько казнили, ни как именно их казнили, ни сколько оставалась. Единственное что отпечаталось это крики ее мамы. Последнего человека, который был для эльфки родным и которого, как и отца, забрали у нее дхойне.
Сейчас дхойне гибли, то есть у кого-то тоже забирали отцов, братьев, сыновей или мужей. Только вот этих Энии совсем жалко не было. Один из рыцарей был еще жив, раненный, с горящими ненавистью глазами. Тот самый, что до этого так бодро и смело предлагал им сдаться. То есть добровольно согласиться на смерть...
- Права, то ты права,- неуверенно проговорила Эния, спрыгивая в снег, рядом с соплеменницей. - Но может он что-то знает. Что-то важное. Я бы его допросила сначала. А потом уже казнила…
Спокойный, приятный во всех отношения, а главное уравновешенный Вайет нравился Энии куда больше чем импульсивная и дикая Сольвейг. Наверное, потому что на черноволосую эльфку была похожа сама Эния. Она тоже руководствовалась чувствами, бурлящими через край эмоциями и порывами сердца. А это не помогает, мешает, притом приводит к скорой гибели. И не только себя самой. Эния очень четко начинала это понимать.
Девушка коснулась случайно руки Сольвейг и практически задохнулась. Глаза потеряли всякое осмысленное выражение, как, обыкновенно, и бывает у медиумов, когда их накрывает...
Перед мысленным взором Энии Альварес замелькали яркие насыщенные картинки. Се они касались именно Сольвейг.
-Огонь… Рыцари… Костры… И гвозди… Смерть, смерть, смерть! Ты сгоришь, сгоришь в огне!

Отредактировано Эния (2017-07-29 19:03:54)

+1

24

— Что? Что ты сказала? — сама не ожидая от себя такого, вздрогнула Сольвейг, отступая от сестры не по крови, но по Предназначению на шаг.
Она никогда не боялась пророков, она никогда им не верила. Может быть, что никогда прежде вот так — лицом к лицу — с ними не сталкивалась.
А сегодня, поди ж ты, столкнулась. И в груди стало холодно-холодно, тогда как щекам — жарко-жарко.
Идеально красивое лицо, что для эльфки было естественно, вспыхнуло.
«Дурость, дурость, дурость, — сглотнула Сольвейг. — Просто она слабачка!».
— Аха-ха! — широко запрокинув голову, обнажая ровные, мелкие зубы, в бессчетный раз рассмеялась эльфка. — Сгорю, значит? Я сгорю? Ах, какая неожиданность! Придумай что-нибудь получше, Эния!
— Прислушайся к ней, — все тем же неизменно спокойным, дружелюбным тоном произнес Вайет, ровняясь с Сольвейг, но почему-то опуская узкую ладонь на плечо Энии. — Она говорит дело. Если хочешь, Сольвейг, можешь полагать себя животным, можешь — зверем. Но в этом деле я тебе не помощник. Мы — выше этого!
— Аха-ха! — смеялась Сольвейг, в голосе звучала истерика. — Правда? Правда-правда-правда? Скажи это Железному Волку! Или Йорвету! Аха-ха!
— «Ха-ха», — скривился Вайет. — Нет, что ты. Я совсем не против. Если хочешь сдирать с кого-то шкуру — сдирай, твое право. Но вот этого, — эльф кивнул в сторону недобитого рыцаря. Молодого, если приглядеться. — Мы допросим. А ежели проявит благоразумие, залечим раны…
— Что бы потом что? — харкнул кровью Одрик, шаря рукой по снегу в поисках меча, которого давным-давно рядом не было. — Взять в плен? Пытать? Дождаться весны, чтобы окунуть рожей в муравейник? Не дождетесь! Не дождетесь! Слышите? Я ничего… ничего… Никому… Не скажу!
— Скажешь, куда ты денешься, — улыбнулся, равняясь с Вайетом, Сольвейг и Энией, высокий, рыжеволосый скоя’таэль. — Ах да, оказывается, я тут не со всеми знаком, — продолжал улыбаться эльф, слегка кланяясь, — меня зовут Райэддэ и я не совсем понимаю, что мне делать с тем дхойне, который спрятался под телегой.
— Домой отпустить, — подал голос Петер, мокрый от пота и бледный. — Я что? Человек привычный. Ничего не помню, ничего не видел, нигде не был.
— Убейте его, — распорядилась Сольвейг. — Может даже ты хочешь его убить? А, Эния?
[NIC]Сольвейг[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/t/rg1EW.png[/AVA][STA]Белка[/STA]

+2

25

Эния поняла, что Сольвейг ей не верит, более того боится. В отряде ее матери, предсказанием медиума Энии доверяли, но так как они чаще всего были недобрыми, ее тоже боялись. Ничего нового.
Эния взглянула в лицо своей соплеменнице и грустно покачала головой, сделанные выводы о характере новой знакомой, ее не устраивали.
Само поведение Сольвейг предсказывало ей кончину, при этом довольно скорую. Даже если она не сгорит на огне Пылающей розы, она умрет от огня, просто от своего огня, который горел бешеным пламенем в синих глазах эльфийки.
Эния потоптавшись немного в снегу, рядом с Вайетом, который, по всей видимости, взял на себя роль ее опекать, вернулась обратно в телегу. Все-таки ей не хотелось долго стоять на холодной земле. Обуви на эльфе по-прежнему не было. Портянки Дуба были на удивление теплыми, но все, же это не сапоги. Это вообще не обувь.
-А можно мне его - она кивнула на Одрика – сапоги… Он же все равно долго не проживет, значит и обувь ему не нужна, правда? Ну или хоть кого-то из трупов.
Просто обувь Одрика показалась Энии куда более лучшего качества, чем сапоги остальных валяющихся на земле мертвых дхойне. Они были сделаны из хорошей кожи. Стоило только немного подогнать по размеру…
-Я знаю Йорвета, - спокойно сказала Эния и тяжело вздохнула, вспоминания красиво лицо эльфа и единственный зеленый глаз, а также его характер -  и знаю вот что, увидь он твое поведение сейчас он бы весь радужными пятнами пошел от стыда за свою сестры по расе. Он терпеть не может эмоции при деле, терпеть не может лишние истерики и просто не выносит, когда эльф ведет себя недостойно, так как ты.
А вот мне пришло в голову, что ты его не знаешь. Потому что мне хватило одной ночи с ним, чтобы многое пересмотреть - в следующую секунду, до Энии дошло, как именно прозвучали ее слова и что после этого можно было о ней подумать, и поспешно добавила, стараясь не краснеть - одной ночи разговоров.
Тут же появился новый рыжеволосый соратник, который вежливо представился и Эния в ответ улыбнулась.
-Эния Альварес, их случайная попутчица, возвращаюсь домой прямо из лап одного развеселого мужичка, который меня стащил от солдат Пылающей Розы, - выдав сразу, в два раза больше информации о том, как она здесь вообще оказалась своему куда более адекватному брату, нежели неуравновешшеной Сольвейг.
- Его убить? А он разве не ваш? В смысле он пленник? Я думала, ты его наняла…
С самого начала она не очень удивилась, что с ним был дхойне. Некоторые (правда редкие) люди поддерживали эльфов, а иногда и сотрудничали с ними. Но по мнение эльфки было как-то очень подло его теперь убивать и напоминало скорее поведение дхойне, которые любили вонзить кинжал в спину вместо звонкой монеты тому, кого нанимали. Причем тут даже не в расе дело. Они так поступали и с нелюдьми, и с себе подобными дхойне. Мерзкая раса...
И очень неприятно что некоторые соплеменники Энии похоже становились все больше списанными с тех, против того кого столь яростно боролись
"Вот интересно, если и в самом деле мы избавимся о дхойне, не получится ли так, что нам придется обратить оружии против своих же собратьев, потому что очень скоро мы поймем, что иные от людей нечем и не отличаются."
Через час должно было окончательно стемнеть. Солнце садилось, а значит, следовало торопиться.

Отредактировано Эния (2017-07-30 18:07:59)

+1

26

— Одной ночи с Йорветом? — вспыхнула Сольвейг. — Соплячка! Да что ты вообще знаешь о… о…
— О чем, Сольвейг? — грустно склонил голову набок Вайет. — О жизни? Может быть, о борьбе? Мы, эльфы, живем долго… Вот только не нужно думать, ma luned, девочка моя, будто бы опыт и мудрость приходят с возрастом. Не приходят, Сольвейг. Поверь. Поверь мне.
— Кхм, — слегка откашлялся рыжеволосый эльф. — Не уверен, что сейчас самое подходящее место для… светской беседы. Конечно, мой отряд не маленький, только это не значит — я правильно тебя понял, Эния, тут еще дхойне? — что где-то поблизости не притаился людской… такой же. Если не больше. Поэтому, дорогие мои братья и сестры, если вам угодно продолжить… светскую беседу… давайте продолжим ее в каком-нибудь более укромном и тихом месте. Хочешь его сапоги? — усмехнулся рыжеволосы Райэддэ. — Забирай, пожалуйста. А что до старика, его жизнь или смерть — не моя проблема.
— Как же так? Как же так? — поднимаясь на ноги, судорожно сглатывал липкую, тягучую слюну, попутно облизывая в кость пересохшие губы, запричитал гавенкар Петер. —  Я же вам помог! Я же вас спас!
— Спас? — оскалилась Сольвейг. — Да неужели! Окажись рыцари чуток порасторопнее, ты бы уже ползал на брюхе и целовал бы им ножки!
— Ну и… ну и что такого? — сам дивясь собственной откровенности, стянул шапку с макушки Петер. Волосы у него были седые. Почти белые. — Я жить хочу! Жить хочу! Как и… все. Ты это понять можешь, ты… су-сучка бешеная!
— Что-о-о-о? — глаза эльфки округлились. Невозможным, молниеносным движением, выхватывая из ножен на бедре кинжал, Сольвейг метнулась к Петеру…
Но ничего не сделала.
Потому что еще более стремительным движением была схвачена за локоть Вайетом.
— Остановись, Сольвейг, — тихо, даже ласково произнес эльф. — Остановись, Сольвейг. А ты, Петер, уходи. Беги! Живо!
И Петер побежал.
Не оглядываясь.
— Тьфу! — дрожа от омерзения, сплюнула в снег эльфка.
— Вот. Так лучше. Гораздо лучше, Сольвейг, — отпуская девушку и отходя на шаг, выдохнул Вайет.
Одрик пошевелился. Пошевелился едва заметно, но этого было достаточно, чтобы гнев вернулся.
Должно быть, она себя не контролировала…
Должно быть.
Потому что в следующий момент напрыгнула на распластанного по земле рыцаря, оседлала на кавалерийский манер и, пока тот не успел опомниться, ударила эфесом под нижнюю челюсть.
— Сбежать удумал, дхойне? Лежи смирно! — шипела сквозь стиснутые зубы белка, пальцами левой руки зажимая нос рыцаря. — А кто у нас хороший мальчик, м-м-м? Кто у нас хороший мальчик? Молчишь, а? Молчишь!
— М-м-м, — мычал Одрик, раскрывая рот.
— Ну молчи-молчи, — ухмыльнулась Сольвейг и резким взмахом кинжала кончик носа отрезала.
Что произошло, Одрик понял не сразу. А когда понял — смысла кричать уже не было.
— Сольвейг, — разочарованно покачал головой Вайет. — Ну зачем?
Кровь била фонтаном. Карминово-красная.
— Гадость какая, — поморщился Райэддэ. — Прямо-таки мерзость.
— Что, Эния, сапожки захотела? Рыцарские? А, может, ты, как Петер, а? Только не круглоухая? Признавайся, приласкали тебя рыцари? — сверкая безумными глазами, улыбалась Сольвейг, крутя в пальцах маленький, окровавленный кусочек плоти Одрика. — Они же могут быть добрыми… эти дхойне. Если ты ведешь себя, как… как… хорошая девочка.
[NIC]Сольвейг[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/t/rg1EW.png[/AVA][STA]Белка[/STA]

+2

27

Эния вертела головой из стороны в сторону, наблюдая за спором Сольвейг и Петера. Но ничего не предпринимала, не вставала, ни на чью сторону. Она не знала всей истории знакомства эльфов с этим дхойне, и считала что это не ее дело.
Девушка неожиданно почувствовала себя дико, просто смертельно усталой. Ей так все надоело. Хотелось домой и куда-нибудь подальше от совершенно безумной Сольвейг. Как она выжила-то до сих пор с таким характером? Таких убивали первыми, причем факты говорили о том, что убивали благодаря своим же, ставя обезумивших фанатиков в первые ряды, чтобы обезумевшие фантики ценой своей жизни безумной яростью изматывали ряды противника. А для какой-то другой цели подобные ей просто не годились. Это уже даже не молодость. А чистой воды безумие…
-Да, я видела небольшой отряд и, - она посмотрела на Одрика внимательно, пытаясь воскресить в памяти то, что она успела увидеть сквозь пургу, в течение пары десятков секунд, получалось плохо - я не могу сказать точно, но мне кажется, его там не было. Значит это был другой отряд.
Девушка вздохнула и решила объяснить или как-то оправдать свою неуверенность:
-Я ведь и не видела их толком. Как только лошади выбили дверь, я убежала в обратную сторону от своего пленитель и как можно дальше от рыцарей. Но они точно из «Пылающей Розы» - они сами нам это сказали.
В принципе Эния выложила на данный момент почти все, что знала об этом отряде. Так как пересказывать весь короткий разговор о том кто из них принцесса, а кто дракон, эльфка не видела смысла. Так же как и то и откуда она тут взялась и что случилось с ней в прошлом. То есть Эния, разумеется, понимала, что рано или поздно все равно рассказать обо всем придется. Но пока можно подождать.
Тем временем Сольвейг продолжала рвать и метать, решив сорвать злость на Одрика, понимая, что извечного их врага, рыцаря, который, конечно прикончил бы их, в отличие от Петера даже спокойный и вдумчивый Вайет защищать не будет. Он и не стал.
Однако, когда эльфка с истерикой, отрезала ему кончик носа, Эния даже рот раскрыла. Не от жестокости, а от идиотизма своей сестры по расе.
Во-первых он выльет столько крови, что просто покажет дхойне дорогу до них и доказательство того что здесь не малый отряд белок, во-вторых потому что допрашивать его будет теперь значительно сложнее, раз его еще до допроса начали резать – это как-то избавляет пленника от излишков откровенности.
Эния встретилась глазами с Вайетом, и у нее на лице было написано «откуда ты притащил-то ее». Сольвейг, видимо прочитала немое общения эльфки к собрату и накинулась на не. Терпение Энии, которая и так была измотана за последние дни, окончательно подошло к концу.
Она спрыгнула с телеги обратно в снег и оказалась лицом к лицу с Сольвейг, а после с силой врезала ей хорошую такую пощёчину.
- Thaess aep!- и отправилась снимать сапоги с окровавленного рыцаря,  - ты позоришь не только себя, но и вообще вес наш народ.
И нет, со мной они «позабавиться» не успели, зато тебя видимо попользовали и били. В первую очередь по голове.
Весьма печально, что это ходячее недоразумение прожило так долго. Скорее всего, ее даже в бой не брали, так как боялись, что она по дороге навлечет на отряд беду своими истериками. А если она была в боевом отряде, то Энии очень хотелось бы увидеть командира этого отряда, который не смог обучить эльфку элементарной тактике и самообладанию.

+1

28

Сольвейг открыла рот. Потом замерла. Потом прижала ладонь к щеке и… расплакалась. Расплакалась очень зло, но абсолютно по-женски. Расплакалась, как девочка, который внезапно сообщают, что принцы если и есть еще, то лет им где-то шестьсот, не меньше, и что от девочек им требуется — ну, в лучшем случае прямо держать спинку, махать ручкой и во всем вести себя как королевы.
— Д…дура, — только и успела сказать Сольвейг, пока Вайет не увел ее в сторону. — Глупая, маленькая девочка.
— Не обращай на нее внимания, — улыбнулся рыжеволосый эльф, с откровенным любопытством в глазах поглядывая на Энию. — Когда-то ее семья владела трактиром в Бругге. Честная, порядочная семья. Жили, как все, никого не трогали. А потом… в общем, Сольвейг пришлось несладко. Она ведь совсем молодая. Немногим старше тебя, Эния. Не злись на нее. Сильнее, чем она сама себя ненавидит, ее не возненавидит никто. И не смотри так… странно на Вайета. Он ее дед. По материнской линии. И все еще не теряет надежды перевоспитать свою буйную внучку. А вот то, что прямо у нас под носом шныряют рыцари, причем не одним отрядом, а, как минимум, двумя — плохая новость. Согласна? Тогда уходим. Вайет!
— Да? — обернулся Вайет, все еще гладя по спине всхлипывающую Сольвейг. — Помоги закинуть рыцарешку на коня.
— На коня?
— Не будь глупым, мальчик мой, ты думаешь, мы сюда явились пешим ходом? Двести метров на юг. Там тебя встретят мои караульные.
— Понял, — кивнул Вайет.
— А Вайет, — белозубо улыбался Райэддэ. — Приходится внуком мне. Семейные традиции!
Рыцарь стонал, зажимая обеими ладонями окровавленное лицо, пытался что-то говорить. Непонятно что, правда.
Наверное, сыпал проклятиями.
— Уходим, Эния, — продолжал улыбаться рыжеволосый. — Тут нам больше нечего делать. А тебе нечего бояться. Мы, мы все, — семья. И нет ничего дороже семейных ценностей.
[NIC]Сольвейг[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/t/rg1EW.png[/AVA][STA]Белка[/STA]

+1

29

Эния не обращая более внимания на Сольвейг, тем временем деловито разула рыцаря. Даже странно что у того крупного и сильного на вид детины, оказалась такая маленькая, почти женская ножка. Его сапоги подходили Энии, конечно не идеально, но были больше нужного размера на полтора. Эльфка даже задумалась, а стоит ли выменивать их «дома» на что-то более сносное - вряд ли она сможет найти вещь такого же хорошего качества как эта. А ему они уже точно не понадобятся.
То что белки не оставят в живых своего извечного врага (хотя конечно он до этого выложит им все от планов Пылающей розы до своего котенка который умер от ран и парши в тот год, когда сам мужчина отметил трехлетие)- черноволосая эльфка не сомневалась. Дело было тут не в кровожадности а в месте и почти каждому было за что мстить…
Сольвейг всхлипывала, явно она не скоро забудет Энии оскорбления. Но девушке было все равно. Она не видела эту девушку дальше с собой. Им не по пути.
Да и Эния решила, что лучше всего ей будет любой вообще теперь путь держать одной. Хотя бы не придется никого терять.
-Я не злюсь на нее, - она покачала головой, взглянув в глаза рыжеволосому собрату по расе, - я просто прекрасно понимаю ее. Да и любой из нас поймет. Но если она не умерит свой пыл - она сгорит в огне. Моя мать не умерила и сгорела. Я смогла - поэтому я жива…
Где-то вдалеке, видно соскучившись, завывали волки. По всей видимости, от рыцарей им свежего мяса не досталась, а коней голодным и хилым (а значит и злющим) им догнать было невозможно и подавно.
-А вот и волки… Я то уж было понадеялась, что хоть с ними больше не встретимся - вздохнула эльфка, - действительно, надо уходит. Она взглянула в небо. Скоро ночь - тогда у «серых братьев» будет значительное преимущество перед нами

+1

30

— Конечно, ты на нее не злишься, — коротко улыбнулся Райэддэ. — Я и не ожидал другого. В отличие от людей, мы лишены такой роскоши — обижаться на себе подобного. Нас слишком мало, и если мы начнем ненавидеть друг друга, вскоре не останется никого. Думаю, твоя мать, — глядя в глаза юной эльфки, продолжил рыжеволосый скоя’таэль, — несмотря на всю свою горячность, все-таки была очень умной женщиной. Во всяком случае ей удалось воспитать мудрую не по годам дочь. А что до Сольвейг, — эльф пожал плечами. — Она предпочла гореть ярко. Увы, кто ярко горит, как мы все знаем, сгорает куда быстрее других. Хотя, конечно, опасно не это. Опасно то, скольких, горя, она успеет погубить вместе с собой. Уходим, Эния. Уходим, — кивнул Райэддэ, протягивая узкую ладонь девушке.
Выли волки.
Вернулась метель.
Более делать здесь было нечего.

Когда следы эльфов укрыл снег, когда небо окончательно стемнело, на место битвы, которую правильнее было бы назвать бойней, подтянулись волки. Но трупы не тронули.
Попросту испугались.
Когда следы эльфов укрыл снег, когда небо окончательно стемнело, пришли в движение кроны деревьев — конечно, возможно это был самый обыкновенный ветер… А, может быть, и нет.
Потому что зашевелились и корни. Тяжелые, гибкие, черные, они, будто змеи, устремились под плащи, в рукава, в штанины убитых рыцарей… И было в них, в этих корнях, что-то пугающе необыкновенное. Жизнь. Жизнь, каковой, пожалуй, до сих пор места в этом мире не было.

А когда над горизонтом взошла луна, один из убитых рыцарей… впрочем, ничего существенного. Просто-напросто пошевелил мизинчиком.
Окажись рядом Петер Прус, он бы наверняка обрадовался, что так вовремя вышел на пенсию.
[NIC]Райэддэ[/NIC][STA]Мудрый господин[/STA][AVA]http://forumfiles.ru/files/0017/28/9b/66286.png[/AVA]

0


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Из мышеловки (Аэдирн, январь 1269)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC