Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Из мышеловки (Аэдирн, январь 1269)


Из мышеловки (Аэдирн, январь 1269)

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://s9.uploads.ru/t/heuxE.jpg
Время: 4 января 1269 г.
Место: по пути в Венгерберг
Участники: Эния, сержант Рудольф Гарр по прозвищу Дуб, неписи.

Продолжение эпизода «Пятый угол» (Хагга, 1269)
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+1

2

С чувством легкости в голове необычайной могла соперничать разве что в кость задубевшая жопа.
Гнал долго. Почти сутки. А казалось, с момента последнего прощай траханному дуэту прошло никак не более часа. Ощущения были невероятные — ни боли, ни усталости — да в принципе ничего, кроме какой-то совсем уж фантастической эйфории, он не чувствовал. А ведь было времечко, когда сержант Рудольф Гарр мог позволить себе удолбаться таким фисштехом, пара грамм которого спокойно выменивалась на неплохой домишко где-нибудь у Дыфни, причем не пустующий, а, как минимум, с парой миловидных курв в придачу. Ну или, на худой конец, страшных, зато без сифилиса.
Гнал бы и дальше — конь начал хрипеть. Рыжая, коренастая лошадень — вроде бы на вид сильная и выносливая — оказалась куда менее проворной, нежели сухая, серая в яблоках кобыла Энии. Эту, кобылу в смысле, Дуб вел в поводу, предварительно не забыв покрепче связать руки пленницы, а чтобы пресечь саму мысль о побеге — заблаговременно снял с девки сапоги. Если уж и вздумает бежать, пусть сперва определит, как долго способна сверкать голыми пятками.
С самого утра валил снег. Мороз стоял жуткий. В какой-то момент сержант, человек в принципе не злой, сжалился — обмотал ноги девчонки собственными запасными портянками. Вполне свежими. Во всяком случае без явных признаков разложения.
Ехать оставалось недолго. А привал все равно требовался. Вот Дуб и решился. Решился в тот самый момент, когда заприметил между березами полузасыпанную снегом землянку. Может, старая избушка бортников; может, схрон контрабандистов; может — давно покинутое беличье убежище. Без разницы. Потому что рыжая, коренастая лошадень еще сутки дикого гона точно бы не выдержала.
— Сейчас я тебя сниму, — спешиваясь, холодным, полным скрытой угрозы голосом ветерана армии произнес сержант Дуб, гладя между глаз серую кобылу Энии. — Потом донесу до во-о-он той избенки. Там отдохнем, пожрем чего-нибудь. В сумках я нашел сыр и сухари — отличная, на мой взгляд, трапеза. А ты сделаешь мне одолжение — будешь вести себя, как хорошая, умная девочка. Потому что вздумаешь бежать — шею сверну. Не такая уж ты и важная птица. Мы друг друга поняли?
Мороз стоял жуткий. От дыхания короткая борода Дуба запеклась сосульками.
— Лучше бы поняли. Ты еще молодая и жить тебе наверняка хочется. Так что без глупостей, девка, без глупостей.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+3

3

Раньше Эния любила снег. Ей всегда казалось, что каждая снежинка имеет свой неповторимый узор, а умирая на горячей ладони слишком быстро, рассказывает сказку о принцессах и принцах из далеких миров, где не было жестокости и войны. Это было очень давно. В те годы, когда она сама была ребенком, когда у нее была любящая семья, положение и красивый дом.
Но это было в той, другой жизни. Еще до смерти отца…
Сейчас Эния ненавидела снег, землю, воздух, проклятую лошадь, непрерывную скачку и вообще все, что имело какое-то отношения, к тем неприятностям, в которые она умудрилась попасть…
Сейчас тело ломило от долгой езды в неудобном положении. Девушка была неплохой наездницей, но обычно ездила сама, сидя удобно в седле и ее руки при этом не были связаны грубым человеческим мужиком, а за ноги не щипал мороз.
«Дуб… Ему очень подходит это имечко… Здоровый как дерево, тупой как бревно и воняет от него так, как будто в этом бревне жили белки не одно поколение и разлагались тут же». Свои измышления Эния, естественно, не сказала. Она вообще за все время их крайне неприятного знакомства предпочитала молчать. Видимо поэтому до сих пор была не покалечена и не убита никем.
Эния, и в самом деле, до конца не понимала, почему она жива. Ну, на самом деле, зачем им нужна эльфийка, мечтающая их всех убить, в нагрузку  с «даром», от которого она регулярно теряла память и который не могла контролировать. А раз ее везли в город - значит, нужна  все-таки была…
Эльфийка не могла сообразить, сколько именно по времени они гнали - ей казалось вечность. Из-за мороза ее ноги были обмотаны портянками, видимо, до Дуба дошло, что умершая от обморожения эльфа, никакой ценности не представляет. Только вот девица все равно продрогла до костей. Мороз, снег которым она вся была припорошена, куцая одежонка, и худоба девушки явно не способствовали быстрому согреванию…
Мяса на худом теле эльфийки почти не было, к тому же она похудела еще сильнее за последние недели, и сейчас напоминала подростка, пережившего какой-нибудь «голодомор», от которого вымирала не одна человеческая деревня в неурожайные года...
Наконец, даже конь начал хрипеть от усталости и мужчина спешился. Эния холодно на него смотрела. Так смотрит змея на кролика, пока он говорил речь, из которой девушка четко поняла одно - он не шутит.
-Я буду очень хороший девочкой,- приторно сладким голоском проговорила Эния, - просто лапочкой.
Буду, молча надеться, что это схрон контрабандистов, которые перережут тебе горло, а я станцую на твоих кишках!
Эльфа окинула взглядом землянку. Заметить ее было не так-то легко, но привыкшая к походам и довольно тяжелым за свою недолгую жизнь девица четко разбиралась в таких вещах. Люди отсюда ушли и давно. Значит, вернуться могут также очень скоро…
«Вот здорово бы было, если бы и в самом деле это были бы разбойники и Дуб с ними связался бы. Ссоры, ругань, крики, драки, смертоубийства… А я бы под шумок скрылась бы с его припасами и на лошади».- Эния мечтательно заулыбалась, очень живо представляя эту замечательную картину. Но быстро перестала улыбаться, чтобы мужик не думал, что это улыбка предназначена ему. А то возомнит себе невесть что…
-А можно вопрос, если мне понадобиться до ветру, мне это как при тебе делать, или все-таки разрешишь уединиться?

+3

4

— Захочешь до ветру — донесу до ближайших кустиков и подержу на ручках, — ухмыльнулся сержант Дуб, по-прежнему серьезный до предела. — А дабы не смущать тонкую натуру хорошей девочки и просто лапочки, так и быть, прищурюсь. Закрывать глаза не гарантирую. Знаю я ваше племя.
Племя Энии сержант Рудольф Гарр действительно знал. За несколько лет пребывания в отряде Райлы, одной из непосредственных функций которого являлось противодействие любого рода вооруженным формированиям, насмотреться на эльфов Дуб успел на три жизни вперед — причем насмотреться во всей красе. А потому особой симпатии к остроухим не испытывал. Даже к девкам, что в свой черед для человека его возраста и профессии было малость несвойственно.
— Лучше не сопротивляйся, — на всякий случай добавил Дуб, крепко обхватывая девчонку под руки. — Бить, мучить, насиловать я тебя не планирую. Не потому, что я такой добрый, потому что нечего насиловать.
По сути это была правда. Дело даже не в юном возрасте девчонки, а по всей стати ей было никак не больше восемнадцати лет, дело в том, что, казалось, зажми ее покрепче — в лучшем случае переломится.
Мороз крепчал. Снег валил сплошной стеной. Лицо, как выяснилось, давным-давно онемело от холода.
Вампирья магия потихоньку выветривалась. Как это бывает после употребления совершенно любого наркотика, в том числе «магического», надвигалась она — тяжелая, почти неподъемная апатия.
«Курва», — подумал Дуб. Потому что вот это вот было совершенно, просто ахереть, как не вовремя.
Снег валил. Тишина стояла такая, что он без труда слышал девкино сердцебиение.
— Обхвати меня за шею. В твоих же интересах, чтобы я видел твои руки. Ну или, по крайней мере, чувствовал.
Рыжая кобыла пофыркивала, стригла ушами. Серая в яблоках напротив — замерла, прислушалась, как будто что-то почуяла.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+3

5

Услышав ответ на свое ироничное замечание, лицо Энии вытянулось. Она шутила, разумеется. Но такого рода перспектива, которую предложил ей Дуб, эльфийку не устраивала. Вот совсем не устраивала.
- Извращенец, - подумав, выдала Эния, так как наблюдать за подобным могли только извращенцы. Но у этого и по лицу видно, что окромя тупости и вони, извращения какие-то должны были у Дуба присутствовать, как у личности приземленной и дебиловатой…
«Если у него лицо как у дебила и умственно-отсталого, то и вкусы должны быть такие же».-Заключила темноволосая скоя'таэль.
В ее воображении отчетливо засела картинка Дуба в обнимку с уродливой проституткой и кружкой пива, в компании еще парочки таких же мужиков с оспинами на лице, щербатыми ртами и угрюмым выражением на дебильных мордах. Судя по всему, в какое-то такое место, он ее сейчас и волок. Эния туда не хотела. Просто деваться было некуда.
-Или нечем,- съязвила Эния в ответ на следующее высказывание грубого мужика, хотя сопротивляться не пыталась. На самом деле будет куда удобнее, если до землянки ее донесут.
Учитывая, всю ситуацию, эльфка прекрасно понимала, что никуда она не убежит. Во всяком случае, прямо сейчас. Завтра можно будет обдумать ситуацию получше.
К тоже же, положа руку на сердце, очень хотелось есть. Девушка не помнила когда последний раз, могла спокойно и нормально пообедать.
Неизвестно сколько бы еще припиралась эта парочка, но очередной порыв ледяного ветра пробрад обои до костей. Мужик решительно положил конец спору на холоде и морозе, отдав Энии новое приказание. Девушка послушно, стараясь делать так, чтобы ее тонкие руки, были максимально долго, в его поле зрении, обхватила его за шею.
Таким образом, Дуб мог бы донести Энию до землянки,  не развязывая и не рискуя своей головой. Хотя непонятно, как вообще эльфа могла в таком состоянии, да еще после приступов и без оружия, причинить ему хоть какой-то вред.
Девушка и не собиралась сейчас, даже пытаться устроить побег. Состояние самой эльфийки и погода в мире не позволяли.
Только мужик сделал пару шагов со своей ношей, как неожиданно раздался протяжный вой. Сначала он был отдаленный, одинокий, но потом все ближе, и его явно подхватывались другие серые собратья, в чьи охотничьи угодья они могли случайно попасть. Ничего хорошего это не сулило.
Синие глаза эльфийки встретились с карим взглядом Дуба. При этом его взгляд мрачный и обреченный не сулил ничего хорошего. Хотя бы, потому что он тоже слышал - там выла далеко не маленькая стая и уж точно не волк-одиночка.
-Ты ведь тоже сейчас это слышал?- На всякий случай, моля всех богов, чтобы он ответил отрицательно, поинтересовалась Эния.

+2

6

Обвинение в извращенстве было отнюдь не худшим из того, что сержант Дуб — по роду службы или, может статься, в силу природного обаяния — привык выслушивать. Таких, как он, не любили. Не любили еще и потому, что таким, как он — вольным ловцам удачи, — часто и помногу завидовали. Да и как, спрашивается, не завидовать? Совсем недавно он ведь был по-настоящему свободен. Свободен, как мог быть свободен лишь тот, кто долгие годы зубами и ногтями вырывал собственное место под солнцем, а, вырвав, так и не забыл, какова она на поверку — тяжесть самых обыкновенных, далеко не метафорических кандалов.
— Цыц, слышу, — цыкнул сержант Дуб, морщась.
Волчий вой слышали все. Лошади начинали нервничать. Зима в этом году выдалась ранняя, жрать в лесу было нечего — в том, что волки накинутся, сержант не сомневался. В кои-то веки — нисколько.
— Попробуем переждать, — коротко бросил Рудольф Гарр, осторожно двигаясь в сторону землянки.
Несмотря на явную древность, выглядела она вполне надежно — во всяком случае обладала стенами и, за исключением одной малюсенькой бойницы, была напрочь лишена окон.
Дверь вмерзла намертво, пришлось выбить ногой. Дуб выругался. Искренне хотелось верить: внутри обнаружиться хоть что-то, чем можно будет забаррикадировать вход.
Лошади, по счастью, не сопротивлялись — понурив головы, послушно переступили порог. Сделалось тесно.
— Сейчас я тебя отпущу, — сообщил Энии сержант, опуская девку на пол. — И раз уж мы с тобой так здорово ладим, будь добра, сиди тихо, как мышка.
Из оружия при Дубе были меч и небольшой арбалет, то есть — гораздо, гораздо лучше, чем ничего.
Волки выли. Злющие и, наверняка, голодные.

— Капитан, ты слышал?
— Слышал, — подтвердил капитан, не сводя с дороги блестевших сквозь прорези рогатого шлема ярко-голубых глаз.
Следы уходили в низину. Две лошади. Два всадника. Мужчина и женщина.
Снег валил. Было холодно. Волчий вой усиливался.
— И как поступим, капитан?
— Как поступим? Для начала мы будем ждать.
Трое всадников на высоких, поджарых конях молча смотрели вдаль.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+3

7

Эния тихонько пискнула, когда ее ноги, хотя и обтянутые портянками Дуба, все - таки коснулись снежного покрова земли. Но эльфийка ничего ему не сказала - он выламывал дверь, чтобы им хоть как-то обезопасить себя и лошадей, от волков.
Хотя девица не очень-то верила, что хлипкие стены их временного убежища, сильно помогут в борьбе с голодными и злющими хищниками, которые были уверены, что их место в пищевой цепи несколько выше, нежели угрюмый мужик и хрупкая эльфийка.
« Пусть они съедят его, а меня не тронут. Они же умные хищники и должны понимать, что у меня ничего нет кроме костей, а этот увалень вон какой здоровый. С него одного- стая может неделю сытой быть.
Хотя волки - это же дикие собаки. А собаки ведь как раз любят грызть кости… Очень плохая новость».
Тем временем Дуб, Эния, а затем и нервничающие из-за воя волков лошади оказались в землянке. Пол землянки был щедро устлан сеном - что не могло не радовать. Стало теплее от сена на полу и от дыхания людей и животных в маленьком помещении.
Эния огляделась - убранство помещения было скудным: какая-то глиняная посуда, в которой как будто сохранились остатки еды, небольшой столик, сделанный из пня, какое-то корыто, да небольшая вязанка бревен, которая видимо, покоилась до лучших времени. По всей видимости, до лета, чтобы в летнюю ночь посидеть под усыпанным звездами ночным небом у костра. Потому что иначе Эния просто не представляла как разводить огонь здесь. Ничего похожего даже на самый простой очаг, девушка, как ни пыталась обнаружить не могла.
Но – очаг, а точнее его отсутствие сейчас проблемой не было. Их одна, единственная общая и самая большая проблема была вообще за пределами землянки и называлась она «голодные волки».
- А мне ты оружие не дашь?- поинтересовалась синеглазая эльфийка, - Подумай сам, я прекрасно с ним обращаюсь, и я не буду его использовать против тебя.
В выборе компании ты или волки, я выберу твою компанию-это логично.
Эния надеялась что, перепугавшись волков, Гарр забудется и не подумает о том, что в выборе компании Эния сказала правду, но когда из выбора останется Дуб или лошади, Эния все, же выберет, проверенную временем, компанию лошадей. А сам мужик окажется лежать здесь же в землянке, но  с простреленным сердцем. Большей любви за путешествие Эния к нему явно испытывать не стала

+2

8

На девчонку смотрел сосредоточенно и долго.
Если не брать во внимание молодость, проведенную за разбоями, мелким и крупным воровством, человеком сам по себе сержант Дуб был все-таки честным. Сколько себя помнил, всегда категорически терпеть не мог ложь. В любой форме и в любом проявлении. Ибо, сколько себя помнил, еще ни разу не усомнился в истинности — чтобы быть искусным лжецом, острого ума мало, неплохо бы быть еще насквозь прогнившим человечишкой и конченным, прожженным мудаком. И слабосериной, к тому же.
Сержант Дуб выдохнул. Да, пожалуй, человеком он был не шибко хорошим, но, по счастью, не был ни слабосериной, ни тем паче — конченным мудаком. Таким образом, не обманывал и не самообманывался: стоит доверить девчонке хотя бы зубочистку — и очень скоро обнаружишь себя в луже крови, с пробитым горлом.
— Ничуть не сомневаюсь в твоих восхитительных талантах, о великая воительница! — тихо усмехнулся Дуб, поглаживая по шее ближайшую, серую в яблоках, лошадь — Ну а покуда я каких-то выдающихся талантов лишен, первым нападать не планирую. И тебе не рекомендую. Будем сидеть тихо — прорвемся, — добавил Дуб, протискиваясь в глубь комнаты, чтобы подтащить к двери связку бревен.
Волки выть перестали. Либо нашлась добыча поинтереснее, либо… Второй вариант Дубу откровенно не нравился — либо, готовясь к нападению, бесшумно, всей ватагой окружали дом.
— Ты хорошо знаешь эти края? — на всякий случай спросил сержант Дуб. — Деревни отсюда далеко?
Помощи им ждать, разумеется, было нéоткуда, но ведь и спросить не мешало ничто.
А потом он услышал это — полный боли звериный вой. Вой, одновременно вырвавшийся и нескольких звериных глоток.
— Вот же курва! — сплюнул на землю Дуб.
Сдается, самым опасным хищником в здешних краях был все-таки не волк.
Запахло жареным. Даже здесь, в крохотной, неуютной комнатке он почувствовал его — сладкий, ни с чем не сравнимый запах горелой плоти.
— Оу-у-у-у-у! — выли волки. — Оу-воу-воу…
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+2

9

Эния пожала плечами и деланно равнодушно хмыкнула. Мол, мое дело предложить,… Хотя она прекрасно понимала, что  Дуб должен быть тупее дерева, которым он назывался, чтобы на ее предложение согласиться.
Оба понимали, что мужик эльфийку не убьет и особого вреда ей причинять не собирается, но также оба понимали, что они не друзья и даже не сотоварищи по оружию. Просто пара неудачников, которым не посчастливилось оказаться вместе с несчастный час.
К тому же Эния прекрасно помнила обстоятельства их знакомства.
К тому же факт того что девушка принадлежала к эльфам, опять же не добавлял особо Дубу понимания и любви к таким как его спутница, ибо прекрасно знал что от «белок» можно ожидать…
-Ты так уверен в этом?- С сомнением протянула эльфийка, качнув темноволосой головой, не представляя, чтобы волки, вдруг, с чего-то решили, оставить такую вкусную и легкую добычу, в виде двух лошадей и их седоков, которой можно с пару дней пировать всей стаей.
Девушка отползла немного ближе к стене, стараясь сделать так, чтобы под ней было больше сена и чтобы она была ближе к лошадям. Потому что от них теплее.
Ну и еще, потому что лошади были ей все равно ближе ее человеческого недруга, который стоит им только отбиться от волков, опять потащит ее непонятно куда.
-Не очень хорошо, - девушка задумалась, припоминая, была ли она тут, а если да то когда именно и что об этих местах помнила и знала.- Именно в этих краях я была, но мы сейчас едем тем маршрутом, которым я никогда не путешествовала. Но, если моя память мне не изменяет, то до ближайшего людского поседения мили три, не меньше…
Эния прекрасно понимала, что своими словами она отсекала всякую надежду у мужика хотя бы на какую-то помощь. Ну, разве что хозяева избушки этой «не на курьих ножках» объявятся. И еще не факт что этим хозяевам их парочка обрадуется больше, чем волкам. Просто потому, что незваные гости мало в каком двору, особенно в последние годы, оказывались к месту…
Волки какое-то время молчали. Молчание это не добавляла эльфийка радости, так как она кое-что знала об этих «милых» животных. А знала она именно то, что они твари очень умные и способны к обдуманным и сплоченным действиям. А раз они молчат, то, скорее всего что-то затевают и явно их затея пойдет не в пользу засевших в ветхом домишке людям (если быть точнее одному человеку и одной эльфийки).
А потом волки завыли протяжно и с болью. Дуб грязно выругался и оба они почувствовали запах горелой плоти. Для Энии этот запах был ужасным.
Эния с мужиком переглянулись. В его взгляде прочитался не немой вопрос (или девушке только так показалось?), но эльфийка только покачала головой и развела руками. Ей в голову не приходило, что или кто это может быть.
- Люди?- С сомнением и очень тихо спросила девушка. - Думаешь, это могут быть люди?

+1

10

В том, что затея обернется какой-нибудь хренотенью с подвывертом, Дуб не сомневался с самого начала. Не сомневался даже тогда, когда очумелый от адреналина организм заставлял его гнать вперед, не разбирая дороги, и, по сути, ни о чем не думая. А зря. Потому что включи он мозги хотя бы на секунду, вспомнил бы — редко когда умное и логичное начинание приводит к умным и логичным последствиям. Дурная смерть в канаве со свернутой башкой — концовка куда более вероятная. И куда более частая.
— Абсолютно уверен, — сквозь стиснутые зубы прошипел сержант Дуб, напряженно вслушиваясь. Пытаясь понять, что происходит там, за хлипкими стенами их ненадежного — все-таки ох и ненадежного! — убежища.
— Ты не обижайся, красавица, вот только сдохнуть от когтей и зубов волчьей стаи мне гораздо приятнее, чем от руки такой, как ты… То бишь шибко во всем талантливой личности. А еще — соплячки, — криво ухмыльнулся Дуб, в то же время без всякого желания обидеть девчонку. Потому что на правду не обижаются.
Тем более с того самого момента, как нелегкая занесла их в эту чертову хибару, эльфка вела себя — на мгновение сержант задумался, искал подходящие слова — не как распоследняя малолетняя сволочушка. Какой-никакой, а прогресс.
Вон, даже информацией поделилась. Жаль, сомнительной ценности.
— Три мили — это хреново, — шмыгнул носом сержант Дуб.
Гарью воняло нестерпимо. Сладкий запах горелой плоти одновременно пугал, настораживал, но и пробуждал любопытство.
Первое, о чем подумал Дуб — маги. Может быть, из вольнонаемных патрульных Демовенда или даже Хенсельта. Вторая мысль была не такой приятной — тоже маги, но беличье.
А правда, как полагается правде, ждать себя не заставила.
Бум!
Бум!
И бум-бум-бум! В дверь ударили. Вполне себе вежливо. Били не так, чтобы выломать дверь (а держалась та на честном слове и, вероятно, на любви к Господу); били так, чтобы эффектно заявить о своем присутствии.
— Эй, там, внутри! — раздался мужской голос по ту сторону. — Можете выходить! Вам ничто не угрожает! Мы… Мф…
Человек с той стороны резко выдохнул — шумно, сдавленно, как будто получил тычок под ребра чем-то увесистым.
— Мы не причиним вам вреда, — продолжил все тот же голос, однако куда тише, не так самоуверенно. — Бояться вам нечего.
— Ага, как же, — скривился Дуб, переводя взгляд на Энию. — Так что ты там говорила? Если выбирать между волками и мной, выберешь меня? А что если выбирать придется между мной и другими дхойне, а? Что если придется выбирать между мной и другими… грязными людишками?
Говорил Дуб шутливо, впрочем, даже не пытаясь скрыть напряжение.
— Трудный выбор, понимаю. Но в плен я не сдамся. И тебе сдаться не дам.
В ладони сержанта сверкнуло что-то — узкое, стальное. Стилет. Красивый, очень острый.
Что это было — угроза или предложение, Гарр не пояснил, право решать оставил за Энией.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+2

11

Эльфийка напряженно пыталась сообразить, кого могло сюда занести. До ближайшего жилья действительно мили три (и это как минимум!), Дубу в этом она лгать даже не думала, поэтому случайные люди забрести сюда не могли.
Ближайшее поселение в любом случае, людское, поэтому чтобы нелегкая занесла сюда дозорный эльфийский отряд - тоже весьма и весьма маловероятно. По этой причине варианта было два - это люди, либо разбойники, либо контрабандисты. И скорее всего они заняли их место...
То есть для конкретно Энии особой разницы между ними и мужиком что с ней путешествовал, не было. Почему он решил, что разница есть Энии было невдомек, что девушка и озвучила почти сразу:
-Да выбора вообще-то нет. Ты его не оставляешь.
Но просто так скажу тебе, - девушка говорила тихо, так чтобы их не услышали людишки снаружи - мне нет совершенно никакой разницы, с кем мне оставаться с тобой или с той кампанией что снаружи. А ты считаешь, что разница есть?
Эния еще много что хотела ему сказать и высказать, да, похоже, возможностей не было. Ребятки за дверью уже устали ждать. Перебив волков, они, по всей видимости, сейчас раздумывали как раз над тем, как получить награду за победами над монстрами. А награда сидела в ненадежном укрытии.
-Эй, кто там есть? Отвечайте хоть что-то или мы ломаем дверь!
Так как Гарр, по всей видимости, решил молчать до последнего, а Эния совсем не видела свой конец здесь и с ним, вообще в ее планы перед собственной смертью (а жизнью эта темноволосая эльфийка уже давно не дорожила) входило отправить на тот свет пару человек, первым из которых был Креститель и излечиться от провалов в памяти, голос решила подать именно она.
-А за дверью кто? Может хоть, свои имена назовете, чтобы нам знать, кому дверку открывать? А то будет как в старой сказке, дверка откроется, а за ней волк….
Голос юной девушки, при том с явным акцентов тех кто имеет острые уши похоже удивил тех кто стоял за дверью. Во всяком случае, пару минут была мертвая тишина, а потом голоса за дверью стали совещаться и шушукаться, явно оценивая, что теперь делать и как.
Эния же тут же получила толчок локтем от Гарра, по лицу и жесткая которого можно было легко судить, что она душевнобольная, потеря мозг и соваться и на девяносто процентов подписала им смертный приговор. Правда он ничего теперь не говорил, по всей видимости, не желая, чтобы услышали и его.
Эния с непроницаемым выражением лица отползала как можно дальше от мужика и его стилета. На этот конкретный момент он был для нее опаснее.
-От волков мы вас и спасли, - послышался голос за дверью. Эния закатила свои синие глаза. Это, похоже, было очень и очень надолго. Бесило.
-Когда дракон, желая пообедать сам, спасает принцессу от волка. Это почему-то не делает его еще рыцарем и защитником ее чести и жизни…
По всей видимости, вся эта история начала бесить и тех, кто ожидал за дверью. Массивный удар в дверь.
Второго, даже самого легкого толчка,  хлипкая преграда между кампанией и Гарром с Энией, просто не выдержит…

Отредактировано Эния (2017-05-01 12:29:00)

+1

12

Стилета Дуб не опустил и не выпустил, но на девчонку глядел уже почти что с уважением. И верно. С какого это он перепугу решил, будто шило мыла краше? Для нее-то, небось, все дхойне шиты по одной мерке — грубые, неотесанные, волосатые ублюдки, которым только давай волю — тотчас же зажмут под кустом нежную остроухую красавицу, а иногда случается, что и красавца — что ж поделаешь, когда отличить эльфку от эльфа задача для среднестатистического кмета непосильная. Особливо с подпития, особливо впотьмах.
Да и дипломатом Дуб был, прямо сказать, таким, каким и полагается быть человеку с его прозвищем. То есть непрошибаемым. Причем в обе стороны.
Роль переговорщика Эния взяла на себя, сержант не возражал.
Время, занятое переговорами, провел с пользой — перво-наперво отыскал среди скарба латные перчатки — по счастью, пришлись впору. Во вторую очередь проверил количество арбалетных стрел, но таковых оказалось удручающе мало — всего-навсего шесть. Далеко на таком богатстве не уедешь. В третью — еще разок погладил по мордам что первую, что вторую лошадь, а потом…
А потом медленно, осторожно, без лишних шума и шороха развернул обеих лошадок задами к порогу, предварительно не забыв тронуть эльфку за плечо, чтобы подвинулась и проход, собственно, ни в коем случае не загораживала.
Люди по ту сторону двери нападать не торопились. Сдается, меж ними согласия тоже не было.
— Драконы? Принцессы? — слышалось по ту сторону. — Это ж какая сказка у нас получается! Стало быть, вы, милостивая сударыня, принцесса? Ну-с, тогда точно — ей-ей, Вечным Огнем клянусь! — никакой опасности вам, Ваше Высочество, не угрожает. Повезло так повезло. Мы, стало быть, братья Святого Ордена, Пылающей Розы то бишь. А заняты мы тут делом богоугодным — выслеживаем гавенкаров. Так что, сами выйдете или нам помочь?
Помогать не пришлось.
Стоило чужому голосу стихнуть, как Дуб предпринял то, что с самого начала всей этой дипломатии — не иначе господним проведением! — самолично придумал и самолично же запланировал. А именно: со всей дури мазанул по ляжкам обеих кобыл. Мазанул сильно, тяжелыми кулаками — тяжелыми вдвойне, спасибо, латным перчаточкам.
Кони заржали.
И отреагировали незамедлительно.
Две пары копыт с глухим треском ударили в хлипкую дверь. Дверь, разумеется, не выдержала. Сыпанула щепками. Вылетела.
И сбила с ног, как минимум, двоих — матюкались сбитые, по крайней мере, на два голоса.
— Лови! — не теряя момента, крикнул сержант, бросая Энии стилет — тот самый, блестящий и острый, который недавно держал в руках и который успел спрятать за поясом. — Пользуй с умом.
Лошади с громким ржанием ломанули в разные стороны.
Пахнуло холодом. Падал снег. Мелкий, колючий, серебряный.
— Бежим, девка! — распорядился сержант и рванул первым. — Держись меня! В твоих же интересах!
Метель выла похлеще волков.
Двое поваленных, но, к сожалению, не затоптанных, поднимались с колен, отплевывались.
Был, впрочем, и третий — всадник на высоком гнедом жеребце. Широкоплечий всадник, в сплошном шлеме, покрытом голубой эмалью. А еще с рогами — точь-в-точь лосиными.
— Эния! Эния! — кричал Дуб.
Метель слепила.
Рогатый всадник не двигался.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+2

13

Эния совершенно не заметила (к большому сожалению) что там именно мужлан делал, пока она пыталась заговаривать тем двоим зубы, и, тем самым, тянула время. Но эльфийка догадывалась что Дуб, который все-таки был не лыком шит и явно побывал не в одной заварушке, каждую секунду, которую девушка выторговывала у их нежеланных гостей, использует с толком. Поэтому не особенно удивилась той высокой активности, что бородатый наемник развил у нее за спиной.
Но вот ринувшиеся лошади, которые бросились напролом, сшибая дверь с громким ржанием, явились для темноволосой эльфки полной неожиданностью. Поэтому ее все же постиг секундный ступор на несколько мгновений. В такие моменты эти мгновения и могли стать решающими, но к счастью не стали. Переговорщики к такому финалу их довольно таки вежливой беседы оказались ну совершенно не готовы.
А в следующую секунду из ступора эльфийку вырвал сам Дуб, кидая в нее стилетов, правда, не с желанием отправить в лучший мир, а просто с желание дать девушке оружие. Эния поймала его почти машинально. Мельком глянув на оружие, поняла, что поможет оно ей мало. Это было все же немного не то, к чему привыкла эльфийка за несколько лет службы на армию эльфов. Однако – это все же лучше чем ничего. В крайнем случае, дорого продаст свою жизнь, отправив на тот свет парочку преследователей (и Дуба заодно, если поблизости будет) прежде чем самой отправиться к праотцам.
Поэтому крепко сжав в холодеющих руках свое единственное оружие, Эния рванула вслед за мужиком. Падающий снег попадал в рот и глаза, и почти сразу же затруднял дыхание, что было необходимо при быстром беге. А отсутствие нормальной обуви тоже не прибавляло девушке сил для быстроты.
Однако то ли умение подолгу бывать на ногах, то ли быстрота была ее природной активностью, но эльфийка довольно быстро не только догнала своего спутника, но и перегнала его.
Снег усиливался, а дополнительной неприятностью было то, что к нему прибавился сильный, шквалистый ветер. Похоже, их ждала настоящая снежная буря. Это было очень плохо.
Эльфийка поняла, что оторвалась от всех достаточно далеко. Вся проблема была в том, что теперь она не видела и не слышала никого, только стволы елей, что говорила о том, что она находилась где-то в лесу, а значит довольно далеко от их прежнего убежища. Меж тем прошло минут сорок, не меньше…

+1

14

До того, как война превратила его деревню в пепел, Петер Прус был плотником. Строил дома, да такие, что просто-напросто загляденье. А потом пришли нильфы, вслед за нильфами — армии Аэдирна и Каэдвена, как выяснилось, в благоустройстве быта местного населения заинтересованные еще меньше. Эти, в отличие от нильфгаардцев, которые в общем-то тоже, по образу и подобию любой армии, жгли, грабили и резали; жгли, грабили и резали вдвойне, втройне, не оставляя после себя камня на камне, превращая в кладбища целые деревни. Зачем? Черт их знает. Спросить было некого, а из тех, кто все-таки рискнул и спросил, большинство давным-давно гнили в земле.
Петеру повезло. Петер выжил. Выбирая из двух зол такое, которое еще ни разу не пыталось обложить его налогами, переметнулся к эльфам.
Вот и сегодня, несмотря на пургу, холод и почти что ночную темь, вышел в лес. Не в одиночестве. Козла телеги с ними делили еще двое, оба эльфы. Вернее эльф и эльфка — только-только оправившийся от ранения черноволосый Вайет и не отходившая от него ни на минуту желтоглазая Сольвейг.
Вскоре их должны были встретить. Должны были, а могли и «не». С каждым мгновением погода портилась. Не сбился ли он с маршрута, при всем своем отменном знании местности Петер был не уверен.
— Ц-ц-ц-ц, — приложила палец к губам Сольвейг, кутаясь в черный плащ на волчьем меху. Куда ни глянь — везде сплошной стеной, плотной, как кисель, валил снег. — Я что-то слышала.
— Я тоже, — облизнул губы Вайет, нащупывая пристегнутый к поясу колчан со стрелами.
Петер прищурился. Он не слышал ничего, но, кажется, остроухие не ошиблись. Краем глаза гавенкар заметил юркую, тонкую, снующую между стволами сосен тень. Не мужская, точно. Либо подросток, либо женщина.
— И что будем делать? — шмыгнул носом Петер.
Вайет пожал плечами. Сольвейг, не теряя времени, достала лук, прицелилась, выстрелила. Стрела, выбивая фонтан щеп, ударила в ствол, рядом с которым еще секунду назад мелькала та самая, то ли принадлежащая ребенку, то ли женщине тень.

— Ну и стоило оно таких усилий? — гудел сквозь забрало человек в рогатом шлеме.
Далеко Дуб не убежал. На полпути к спасению его отрезали.
Что-то ударило в спину, повалило рожей в снег.
Магия? Как есть магия.
— Девку спасать вздумал, что ли? Эльфку? А с виду такой приличный человек, — явно насмехался рогатый. — Ну что, обойдемся без выкрутасов? Поговорим по-свойски, по-мужски? Лучше говори, дружище, мы, видишь ли, очень нелюбим предателей. Рода человеческого. И пока не доказано обратное, ты — он как есть.
«Курва, — думал Дуб. — Курва. Курва. Курва».
Прав он был тогда, на поляне.
Мир ебнулся. Все ебнулись. И он первее всех.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+2

15

Похоже, впервые за все злоключения Энии повезло. Ей вообще наконец-то начало везти!
Это было счастьем, а то девушка уже готова была думать, что превратилась в законченную неудачницу, столько неприятностей выпало на ее измученные душу и тело, не давая даже передохнуть, за всего одни сутки. Но, вроде вот сейчас повезло, наконец…
Волки были уничтожены, преследователи оторвались, Дуб затерялся где-то вдали, по всей видимости, интересуя преследователей куда больше, чем худая девчонка с острыми ушами, снег валил, скрывая и намек на следы эльфийки, а сама Эния почувствовала, что ее везение на этом не закончилось.
Сложно сказать как, но девушка точно знала, что где-то рядом есть соплеменники, словно резко усилившаяся, под влиянием сильнейшего стресса, интуиция, давала ей неожиданную подсказку на спасение.
« Да что за погода-то сегодня? Даже если здесь есть кто-то, мне сдается, что скорее я превращусь в милый такой сугроб, с точащими из него ушами, нежели доберусь на своих, будь они даже в двух шагах отсюда».
Малодушная мысль была даже о том, что может, неплохо было бы, остаться с Дубом, сдаваясь на милость неизвестной банды, чем идти дальше одной неизвестно куда. Мест ведь здешних она не знала. Дубу об этом девушка не солгала.
Лес уже показал эльфийке свою немилость сначала снегопадом, которые все никак не желал кончиться, потом злющими и голодными волками, потом человеческой бандой головорезом, прикрывающихся названием «Пылающей Розы».
Но нет, надо идти и сражаться, до последней капли замерзавшей крови в худом изможденном теле. Этому учили девушку ее покойные родители, и, именно это, выбрала и она сама.
Вдруг Эния начала услыхала какие-то тихие голоса, знакомые слова и скрип чего-то похожего на колеса. В следующий момент в дерево воткнулась стрела, выбивая из головы Энии  последние сомнения о том, с кем она столкнулась - свои. Только эльф в такую погоду мог выстрелить так метко.
«Если, конечно, они не метили вообще в меня» - мелькнула в темноволосой голове предательская и неприятная мысль. Но ведь и такой вариант вполне имел место быть.
Нет, не могло такого быть. Ей везло. Энии снова начинало везти. Должно быть так…
-Моя  имя Эния, я скоя'таэль  - наконец-таки решилась выкрикнуть, пытаясь перекричать шум ветра и лесной шум девушка, желая показать, во-первых, расовую принадлежность, вторых то, что она одна, в третьих-то, что никакой опасности не представляет и даже напротив отчаянно нуждается в помощи.

+1

16

Стрела, выбивая фонтан щеп, ударила в ствол, рядом с которым еще секунду назад мелькала та самая, то ли принадлежащая ребенку, то ли женщине тень. Сольвейг прищурилась, нащупала в колчане вторую стрелу, бытность скоя’таэлем научила ее быть осторожной. И никому никогда не верить.
— Стой, Сольвейг! — распорядился Вайет, сбрасывая капюшон, прислушиваясь.
Петер Прус, как и полагается простому извозчику, не вмешивался — молча наматывал вожжи на кулаки, как делал всякий раз, когда сильно, даже очень сильно нервничал.
— Свои, не видишь что ли? — прищурил орехового цвета глаза Вайет.
— Правда? — выгнула брови Сольвейг. — И с каких пор, дружок ты мой, стал таким доверчивым?
— Доверчивость тут не при чем, — ровным тоном возразил эльф, пропуская мимо ушей колкий тон эльфки. — Не помню, как ты, а мне до сих пор ни разу не приходилось встречаться со шпиком, карателем, рыцарем или Синей Полоской, который или которые во всеуслышание заявляли бы, мол, «здрасте вам, я белка». Прислушайся, Сольвейг, — напирал Вайет. — Слышишь? Она ведь совсем ребенок.
— Идиот ты, Вайет, — показала жемчужно-белые, ровные-преровные зубы Сольвейг. — И твой идиотизм тебя однажды убьет.
— Знаю, — с легкой грустью в голосе согласился Вайет. — Но… она такая же, как мы, а своих я в беде не бросаю, — добавил скоя’таэль, полный решимости спрыгнуть с телеги.
— Сиди на месте, дурья твоя башка. Сама разведаю.

— Назови себя! — громко, командным тоном приказала Сольвейг, останавливаясь на таком расстоянии от соплеменницы, чтобы по необходимости пристрелить на месте.
— Кто ты такая? Откуда ты здесь? Говори немедленно!
Во время разговора лук Сольвейг не выпустила, целилась куда-то в лоб соплеменнице.
Снег валил. Было до чертиков холодно.

Петер Прус молчал, молча накручивал вожжи на кулаки, как делал всегда, когда нервничал.
С некоторых пор эти леса сделались не просто опасными, с некоторых пор эти леса сделались непроходимыми. Мало эльфов, мало Полосок, мало рыцарей, так ведь еще и дрянь повадилась… всякая.
А ведь война закончилась. Казалось бы, живи до радуйся…
Петер ухмыльнулся. Преужасно невесело.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/AMwFa.jpg[/AVA][STA]Сержант Дуб[/STA][SGN]Все ебнулись.[/SGN][NIC]Рудольф Гарр[/NIC]

+1

17

Холод не обещал ничего хорошего. Хоть ноги эльфийки и были в относительном тепле из-за того что Гарр обвязал их довольно теплыми (как знал что Энии придется еще побегать по снегу без него) портянками, но они ни насколько не обеспечивали серьезную защиту от снега.
Тело Энии покрывалось мурашками, и какая-то стрела уже совсем не могла ее напугать. За эти сутки случилось довольно много такого, что отправляло далеко назад любые страхи. Просто бояться было уже нечего.
«Как минимум трижды за сегодня моя жизнь подвергалась смертельной опасности. Иногда, кажется, что уже ничего случится, не может. И каждый раз я попадаю в ситуацию все хуже. Но мне же, вроде как, начало везти…»
Эния пригляделась.
Да это была такая же эльфийка как она. Но возрастом постарше и, судя по всему, весьма воинственного характера. Такая, как и сама Эния.
Полускрытые за стеной снега, который валил, укутывая встретившихся нелюдей, за спиной встреченной эльфийкой, были еще двое. Эния решила, что это тоже эльфы.
Вряд ли скоя'таэль, да еще такого воинственного нрава, взяла бы в себе попутчики людей, которые вечно делали гадости, таким как они и изничтожали их. Значит, она действительно, наконец-то, встретила соплеменников! Эдакий маленький отрядец…
- Эния Альварес, - громко и отчетливо произнесла девушка, искренне надеясь, что ее имя хоть немного, да известно этим эльфам,- лучница и партизан. Я была с мужчиной который пленил меня сотоварищи, но мы встретились с очередным отрядом головорезов. Они еще себя «Пылающей Розой» называют. И пока они там разбираются я улучила момент и сбежала…
Эния искренне надеялась, что сейчас их диалог не продлится очень долго. Хоть снег и выступил союзников в ее побеге, а рыцари еще какое-то время будут занимать добрыми играми с Гарром (подвешивать за ноги, отрезать пальцы, выжигать глаза, отбивать органы) рано или поздно они все таки вспомнят о сбежавшей эльфке. А если беседа затянется, то найти их не составит особого труда.
Тогда Ордену достанется даже не один эльф, а все четыре. Что хорошо для «Пылающей Розы», но крайне плохо для собравшейся здесь компании.
Девушка сделала несколько шагов навстречу, так чтобы ее можно было разглядеть собравшейся компании лучше. Черные волосы, припорошенное снегом в легком пальто худое тело, синие миндалевидные, глубокие как у всех эльфов глаза, бледное лица и выглядывающие из-за волос уши, которые четко указывали на ее принадлежность.
-Я была бы рада продолжить с вами беседу на расстоянии, но когда бандюги закончат с Гарром, я думаю они отправятся на поиски меня. И найдут.
Их сильно обрадуют, что тут будет даже не один эльф...
Эния искренне рассчитывала что разум не оставил ее собратьев не смотря на те беды которые обрушились на них последние… Да уже очень много лет!
Сама эльфийка не знала, за что боги так немилосердны к ней, что послали ее, родится на земле, в это неспокойное время, и лишится обоих родителей, не смотря на то что, по идее она могла быть счастливой девушкой, так как обладала и хорошим родом, и не бедной семьей. Но теперь сам ее вид вне закона.

+1

18

— Эния Альварес, — повторила вслед за соплеменницей Сольвейг. — И с твоих слов, получается, за тобой охотятся рыцари Пылающей Розы?
На мгновение эльфка смолкла, обернулась к Вайету. Вайет кивнул — мол, да, за разговором слежу, все слышу.
— Плохо, —  в следующее мгновение с ничего не выражающим, в буквальном смысле окаменевшим лицом сообщила Сольвейг. И лук опустила.
Орден Пылающей Розы пусть и был относительно молод — когда точно он был сформирован, Сольвейг не знала: может, год, может, три назад — однако за время своего весьма и даже чересчур продуктивного существования кровь успел попортить знатно.
Нет, в отличие от тех же «Синих Полосок», от живодерских отрядов короля Хенсельта и многих других, одиночек или бригад, решивших, будто бы охота на Старший Народ — причем неважно, были представители этого самого народа партизанами, борцами за свободу, или просто переходили дорогу — занятие не столько полезное для общества, сколько прибыльное для собственного кармана — рыцари никого не насиловали, в основном не пытали, в основном не мучили, просто убивали. Методично, скрупулезно, холодно и расчетливо. Вероятно, именно для этого они были созданы — убивать.
А вера — так, прикрытие. Вишенка на торте.
— Сколько их было? Тех, кто тебя пленил? — кивая Энии в сторону телеги, не замедлила с расспросами Сольвейг. — Когда оторвалась? Откуда именно бежала? А то, знаешь, не хотелось бы напороться на твоих дружков. Верно, Вайет? — оскалила зубы эльфка, когда обе поравнялись с телегой.
— Никак не хотелось бы, — согласно кивнул Вайет, протягивая руку младшей соплеменнице. — Замерзла, небось? Так-так, сейчас посмотрим, что у нас есть.
— А ничего у нас нету, — подал голос Петер Прус, бледный и решительный. — Гнать нам надо, не лясы точить.
— Тоже верно, — согласился Вайет. — Но ты не бойся, Эния Альварес, наши уже близко.
Где-то неподалеку вновь взвыли волки.
О том, что близко были не только свои, но и чужие, знать он, конечно, не мог.
[NIC]Сольвейг[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/t/rg1EW.png[/AVA][STA]Белка[/STA]

+1

19

Как поняла Эния, ее признали и даже приняли в этот небольшой отряд. Все же удача наконец-то вернулась на ее сторону!
Теперь стоило продолжать работать вместе с удачей, а то, как известно она дама капризная и переменчивая, может легко повернуться другой стороной колеса, явив не прекрасный лик юной девы, а снова показав страшный и опасный оскал грубого карлы с отрезанным носом…
Эния подошло к телеге, вслед за своей воинственной соплеменницей и та сразу начала задавать вопросы.
Эльфийка не против была бы на них ответить, но ей казалось что разговаривать сейчас не лучшая идея. На все вопросы Эния, куда с большим удовольствием отвечала бы в относительной безопасности, у костры в компании сородичей и соплеменников. А сейчас их могли бы догнать. К тому же снег, наконец, перестал валить и, хотя он скрыл ее следы, сейчас выглянуло солнышко и распогодилось. А эта неожиданная улыбка погоды могла пойти на помощь не только им, но и преследователем из Пылающей розы.
«Из оружия у меня только один стилет, столь любезно отданный мне Дубом, мир его душе, Головорезы из «Пылающей розы в живых его не оставили если (да что там «если», они «разумеется» его схватят) он без оружия очстался. Надеюсь, у моих новых спутников его все же побольше будет».
- Это очень долго рассказывать, правда, задумчиво проговорила эльфийка, - может позже? Могу сказать так, на данный момент я не могла уйти далеко, а значит – девушка явно пыталась в уме подсчитать количество встреченных ею рыцарей несколько раз, но потом все, же выдала - как минимум пять бойцов из Пылающей розы бродят где-то неподалеку, а пурга ведь закончилась…
Там с ними, еще, если живой, мой пленитель, человеческий капитан по прозвищу Дуб. Ребята из Ордена сами того не ведая мне помогли-помогли сбежать.
Молодой эльф в отличие от новой знакомой явно проникся к Энии симпатией. Сольвейг же, похоже, ей не очень доверяла, судя по количеству вопросов. Но сейчас черноволосая эльфийка была скорее согласна именно с Сольвейг и человеческим мужчиной (это явно был не ее сородич, но по какой-то причине эльфы ему доверяли, видимо он на них работал), поэтому, даже не пытаясь в ответ мило улыбаться, быстро и согласна кивнула-
-Да надо уходить, - в тот же миг где-то взывали волки - и, судя потому, что я слышала сейчас уходить быстро - со стаей этой я сегодня уже тоже умудрилась встретиться. Честно вам скажу это не самые приятный попутчики, а еще я оставила эту стаю в компании тех самых развеселых ребят из Ордена. Видимо они снова рядом и снова не ладят…

+1

20

— Вот только волков не хватало для полного счастья, — закатила глаза Сольвейг.
Петер Прус, перехватив задумчивый взгляд Вайета, сделал вид, что сказанное новоприбывшей эльфкой его нисколечко не интересует.
Разумеется, это была неправда.
С рыцарями Пылающей Розы водить знакомство — во всяком случае тесное и личное — ему до сих пор не доводилось. Кое-что слышать — да. Насколько Петер знал, в отличие от своих коллег, карательных бригад того же Хенсельта, Фольтеста или, что хуже, Демавенда, рыцари особо не злобствовали. По крайней мере, что касается баб и детей. До остального ему, откровенно говоря, дела не было. Подзаработать бы деньжонок, а дальше уж как боги пошлют.
На далекое будущее он, человек прагматичный, старался не загадывать. И был чертовски прав.
Выдыхая густые клубы пара, лошадь тронулась. Снег хрустел под копытами.
Жаль, он так и не успел починить сани.
«Заигрался я, — думал Петер Прус. — Все, это последний раз».

Об истинной цели сегодняшнего рейда лейтенант Одрик фон Кройпе не знал. Капитан их небольшого отряда — двенадцать человек — об истинных мотивах того или иного похода распространялся редко, справедливо полагая, что, чем меньше солдат знает, тем крепче спит. На сон Одрик фон Кройпе, сколько себя помнил, не жаловался, а потому, когда еще до рассвета поступил приказ разделиться, воспринял его со спокойным сердцем — едва ли сегодня могло произойти что-то такое, чего не происходило вчера, позавчера, неделю или месяц назад.
По большей части вся его жизнь в последние месяцы сводилась к тому, чтобы проснуться — как правило, задолго до первых лучей солнца, — потеплее одеться, проверить, удобно ли меч выходит из ножен, и гнать, гнать, гнать. Куда прикажут. И рубить, кого прикажут.
Третий месяц они выслеживали отряд белок. Какой-то, надо думать, особенный, потому что до того остервенелой охоты он припомнить не мог. Сколько бы не старался.
«Волшебные они там, что ли», — думал лейтенант фон Кройпе, вместе с отрядом в шесть бойцов вычесывая кусты по обочинам тракта.
С капитаном, как помнится, они расстались еще до рассвета, и вестей с тех пор не было.
Метель наконец ослабла — конское фырканье он услышал издалека.
— Приготовиться, — скомандовал Одрик. — Обождем, пока приблизятся.

— Стой, — распорядилась Сольвейг, пристально вглядываясь в самый обыкновенный, самый непримечательный куст орешника. — Приехали.
Девушка спешилась, отбросив на плечи капюшон, медленно зашагала по направлению к кусту.
Петер молчал. Происходящее нравилось ему с каждым мигом все меньше.
Инстинкты подводили его редко.
— Курва мать! — только и успел прохрипеть на выдохе Петер, когда первая стрела угодила лошади в бок. Конь, оседая на задние ноги, заржал.
— Не двигаться! — распорядился лейтенант фон Кройпе, выезжая из зарослей на просеку. — Вы окружены. И бежать не ваших интересах.
Сольвейг замерла.
[NIC]Сольвейг[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/t/rg1EW.png[/AVA][STA]Белка[/STA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Книжные полки » Из мышеловки (Аэдирн, январь 1269)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC