Ведьмак: Глас рассудка

Объявление

НОВОСТИ

✔ Информация: на данный момент проект находится статусе заморозки. По всем вопросам обращаться в ЛС на профиль Каролис.

✔ Для любопытствующих: Если видишь на картине: кони, люди — все горит; Радовид башкой в сортире, обесчещен и небрит; а на заднем фоне Дийкстра утирает хладный пот — все в порядке, это просто наш сюжетный поворот.

✔ Cобытия в игре: Несмотря на усилия медиков и некоторых магов, направленные на поиск действенного средства от «Катрионы», эффективные способы излечения этой болезни пока не найдены. На окраинах крупных городов создаются чумные лазареты, в которые собирают заболевших людей и нелюдей, чтобы изолировать их от пока еще здоровых. Однако все, что могут сделать медики и их добровольные помощники – облегчать последние дни больных и вовремя выявлять новых пациентов. Читать дальше...
ИГРОКИ РАЗЫСКИВАЮТ:

Супердевы Цвет эльфской нации Патриоты Старый волчара

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Саги о героях » Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, высший вампир, цирюльник


Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, высший вампир, цирюльник

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой

http://sg.uploads.ru/t/nDiEI.jpg
Раса. Дата рождения, возраст.
Высший вампир. 12.04.838 г., 429 лет. Выглядит ~57
Деятельность, социальный статус.
Цирюльник

Портрет героя, в красках и деталях.
Рост: 185 см
Вес, телосложение: ~70 кг, телосложение худощавое
Цвет глаз: черный
Цвет волос: седой
Особые приметы: очень острые зубы (улыбается не размыкая губ) и очень острые ногти, впрочем, для человека его профессии вполне характерные.
Высокий, худощавый, предпочитающий в одежде темные тона, не отбрасывающий тени, не отражающийся в зеркалах седовласый господин. Заметно разит аптекой.

Деятельность, социальный статус.
Цирюльник, аптекарь, хирург.

Баллада о герое, в прозе.
Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, философ, ментор, монстр, эрудит, эстет родился 12 апреля 838 года в крохотной деревушке под названием Цепешка. Цепешка, расположенная к югу от в общем-то тоже не особо крупного города Диллинген, деревушкой была скромной, много скучной и малообеспеченной. Много скучной и малообеспеченной, вероятно, в связи с тем, что за статус доминирующей здесь фракции безуспешно, но истово на протяжении веков боролись три династии пивоваров, плюс-минус семь коз и редко когда свыше шести овец.
Вампиры, неизвестно отчего Цепешку облюбовавшие, в классовой борьбе не участвовали, неожиданно и даже как-то противоестественно по вопросам любого рода сегрегации выразив позицию наиболее нравственную, а именно «ни бэ, ни мэ».
Таким образом, детство Эмиеля Региса проходило в атмосфере скуки, скромности, а также абсолютного непонимания, что здесь творится и где вообще находится это «где».

Время шло. Регис взрослел, годам к шестнадцати обнаружив в себе прямо-таки колоссальный интерес к великим географическим открытиям. Вернее, к одному конкретному — к покорению доселе неизведанных уголочков Terra Incognita женских тел. Картины фантазия рисовала прекрасные. Действительность — не совсем. То ли по причине слишком раннего знакомства с любого рода сегрегацией, то ли потому, что уже тогда в недрах подсознания начинал тернистый путь к восхождению философ, ментор, эрудит, эстет, но... как выяснилось, на фоне откровенно бездарных попыток Эмиеля Региса в покорении Terra Incognita женских тел блекла и меркла даже извечная борьба за статус доминантной фракции воинственных обителей деревушки в предместьях Dillingen... Это было хуже, куда ужаснее характерного для Цепешки «ни бэ, ни мэ». В присутствии вампирок Регис заикался, дрожал, робел — словом, сильно рисковал помереть девственником. Но выход был. Чудодейственный, всегда доступный эликсир.
Регис запил. Диву даваясь, какими фантастическими чудесами коммуникации богат беспробудный кровоголизм. Мир заиграл красками! Сплошная поэзия! Что ни день — то праздник! Что ни ночь — то пир! Реальность, как это регулярно случается, выглядела куда прозаичнее: пьянки, блядки, кутежи. И чувство ужасающей катастрофичности происходящего. Увы.

Годы сменялись десятилетиями. Регис пил. Неизменно притягивал все новые и новые компании, казалось бы, абсолютно обыкновенно необыкновенный природный магнетизм. А потом он встретил ее. Воплощение грации, гармонии и женственности под сенью нетопыриных крыл. Думается, идеальный момент порвать с прошлым. Гнусному подобию жизни избрать настоящую жизнь... Потому что все у них было: и общие интересы, и общие взгляды, и даже такой обязательный для общего дома здоровенный, раскидистый фикус.
...и все было серьезно. Серьезно по-настоящему. Общие планы, общие обязательства. Кроме одного: долго, очень долго Регис обещал порвать с... привычками. И все равно продолжал пить.
Закономерно, предсказуемо, общие планы, общие обязательства, общая кадка и общий фикус разбились, потому что были обязаны, закономерно и предсказуемо, — о быт.
Она ушла, воплощенная грация под сенью нетопыриных крыл.
Мир потерял в красках, Регис продолжил пить.

Компании больше не требовались. Кровь, только кровь, какой угодно, самый паршивенький гемоглобин. Кровь с ее очаровательным свойством расцвечивать хотя бы на мгновение, повезет — на несколько — этот блеклый, конечно, грубый, конечно, примитивный, конечно, в высшей степени несправедливый мир.
Регис не учел главного: нет такой драмы, которую не способно превратить в трагедию своевременное появление кметов. И вил.
Катарсис подоспел негаданно: там, у венцов колодца, в деревне, название которой память не сохранила, потому что не могла сохранить. В Эмиеле Регисе от Эмиеля Региса к тому времени не осталось ничего — один сплошной, хрестоматийный, как по учебнику, кровоголизм.
Работали кметы с искоркой. Не покладая рук и не жалея сил.

Регенерация заняла полстолетия. Выбравшись из мест упокоения Эмиель Регис, отныне — философ, ментор, эрудит дал зарок во чтобы то ни стало не возвращаться к прошлому. Во чтобы то ни стало беречь жизнь. Любую жизнь. Потому что пятьдесят лет наедине с ошибками учат многому: хранить что дорого, бороться за то, что есть.
Последующие десятки и сотни лет Эмиель Регис, философ, абстинент, вампир потратил на образование, на самоопределение, на в общем-то даже по человеческим меркам самую обычную, от того не менее, а, пожалуй, и более ценную жизнь: работал, спал, ел, пил (преимущественно кефир). И только иногда, изредка вспоминал невозможно незабытый запах лаванды и цитрусовых.
И чувство катастрофичности происходящего, которое в общем-то следовало, однако никак, совершенно никак не получалось забыть.
А однажды мир вспыхнул. Война, кровь, трупы. Тысячи тысяч изувеченных тел.
Но и этот мир сулил многое. И многое подарил:
— Цель.
— Дружбу.
— Надежду.
— Искупление.
— Смерть.
P.S. Впрочем, в дарении смерти, к его же стыду, мир не преуспел.

Способности, навыки.
Склонный к философии, менторству и необузданному интеллектуализму высший вампир.

Важные примечания и описания.
На данный момент не до конца регенерировал. Выглядит нездорово бледно, выделяется капиллярная сеть на щеках и скулах. Также заметна сосудистая сетка на глазах.

Имущество или постоянные атрибуты.
Omnia mea mecum porto. Все свое ношу с собой.
Дом и аптека сгорели во время войны. Гардероб варьируется в зависимости от сезона года и текущего материального положения; неизменный атрибут — сумка с медикаментами и травами.

+5

2

Добро пожаловать!

Держите пропуск к приключеньям, да не забудьте прочесть тему об оформленьи и поискать спутников для увеселений. Успехов и подвигов!
p.s. в этой теме можете оставить еще другое сообщенье - для хронологии.

0


Вы здесь » Ведьмак: Глас рассудка » Саги о героях » Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, высший вампир, цирюльник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC